Have you found a typo?
Select it, press CTRL+Enter
and send us a message.
Thank you for your help!
René Aubert de Vertot (1655–1735) / Рене Обер де Верто

История о бывших переменах в Римской республике. Т. 3

Description

Language of the original
French 
Full title
История о бывших переменах в Римской республике. Т. 3
Translator
Ипполит Федорович Богданович  (1743–1803)
Place of publication
Saint Petersburg
Publisher
При Имп. Акад. наук
Publication year
1775
Translator's preface

Нет 

Table of contents

Histoire des révolutions arrivées dans le gouvernement de la Republique Romaine. L. X-XIV (p. 1- 425)

 

Memoire Envoyé d’Angleterre par Mylord Stanope, Secretaire d’Etat (p. 426-428)

 

 

Reponse au Memoire envoyé d’Angleterre à Paris (p. 429-463)

 

 

Table alphabetique Des Matieres contenues en ce troisiéme Volume (p. [464-480])

 

 

-

История о бывших переменах в правлении Римской республики. Кн. X-XIV. (с. 1-536)

 

 

Предложение от Англинскаго Посланника Милорда Станола, Штатскаго Секретаря (л. 1-3)

 

Ответ на предложение Англинскаго Посланника в Париже (л. 3-5 об.)

 

 

Указание вещей по алфавиту, содержащихся в сем третьем томе (с. 537-558)

 

Погрешности в перьвом [-третьем] томе (с. 559-560)

 

 

 

Number of pages
[1] л., 558 с., [38] л.; 8º
Catalog number
946
Location
NLR; LPM; VSU ZSL; SSU RL; KosRL; LRAS; LMosSU; SMrRK; MGL SPU; LRAA; NLL KFU
Notes

Используется издание оригинального текста 1727 года, содержащее в каждом томе пространный указатель имен, отсутствующий в первом издании 1719 г., но имеющийся в русском переводе; 

Роспись содержания русского издания – по экз. СПбГУ (F II 9195), где порядок текстов, в целом, соответствует оригинальному изданию. В экз. РНБ 138/253-3 «Предложение от Англинскаго Посланника» и «Ответ на Предложение» помещены в начале тома

Author of the description
Михаил Сергеев

Text example

Original
Translation
P. 27

La République Romaine observoit differentes formes de gouvernement à l’égard des differens peuples qui lui étoient soumis. Les Citoyens Romains <…> élisoient leurs Capitaines & leurs Magistrats. Ils décidoient eux-mêmes de la guerre & de la paix; & le droit de suffrage les rendoit participants de la souveraineté de l’Etat. Les peuples du Latium ou du Pays Latin, s’étoient donnez [p. 28] à la République, ou avoient été subjuguez par la force des armes. <…> quoiqu’ils fissent en quelque maniere partie de la République, & qu’ils en supportassent les charges, ils n’étoient point admis aux dignitez, & ils n’avoient pas même le droit de suffrage.

С. 32

Римская Республика вмещала в себе разные образы правления, относительно к разным Народам ей подверженным. Граждане римские <…> [с. 33] сами себе избирали Полководцев и Правителей. Сами собою решили о войне и о мире; к тому право голоса делало их участниками в государственном Началовластии. Народы Латиума, или земли Латинской, частью отдались сами Республике, частью же покорены были силою оружия. <…> хотя они почитались некоторым образом членами Республики, и хотя соучаствовали в ея тягостях, однако не были приобщены к Чиноначальным Достоинствам [с. 34], ниже имели право голоса.

P. 29

Du reste, chaque peuple du Latium étoit gouverné par un de ses citoyens élû à la pluralité des voix, qui sous le titre de Préteur leur administroit la Justice: & ce Préteur après être sorti de charge, étoit censé Citoyen Romain. Cette fonction lui servoit de titre de Noblesse, & ce privilege distinguoit ce canton des autres Pays qu’on appelloit les Provinces de la République <...>. 

С. 34

А в протчем каждый Народ Латинской был под правлением одного из своих Граждан, который избирался между ими по большинству голосов, и под титулом Претора давал им суд и расправу. По выходе же [с. 35] из своего звания сей Претор почитался Римским Гражданином. Причисление его к Римскому Гражданству служило ему доказательством дворянскаго Благорождения. Таковое преимущество отличало сию округу от других земель называвшихся Республическими Провинциям <...>.

P. 29

Il y avoit long-temps <…> que ces peuples voisins de Rome demandoient la qualité de Citoyens Romains. Ils représentoient qu’ils payoient des tributs considerables; que dans la guerre leur pays seul fournissoit une fois plus de troupes que Rome & son territoire; que la République devoit en partie à leur valeur ce haut degré de puissance où elle étoit parvenue, & qu’il étoit juste qu’ils eussent part aux honneurs d’un Etat dont [p. 30] ils avoient étendu l’empire par leurs armes.

С. 35

Уже из давна <…> сии Народы соседственные с Римом, требовали себе наименования Граждан Римских. Они представляли что они платят великие подати; что в войне Область их ставит в двое боле войска, нежели собирается в Риме и его окрестностях; что Республика долженствует частью их мужеству сию высокую степень власти на которой она находится; и что по справедливости они должны иметь участие в преимуществах [с. 36] Государства, коего Владычество они разпространили своим оружием.

P. 58

<...> les Latins & les Italiens étant de même nation que les Romains, que [p. 59] parlant le même langage, vivant sous des Loix à peu près semblables, & exposant tous les jours leur vie pour soutenir la gloire & les interêts de la République, il étoit juste de ne former qu’un corps & qu’une seule République des differens peuples de l’Italie.

С. 71

[из речи Цинны] <...> Латиняне и Италийцы составляют единый Народ с Римлянами, говорят тем же языком, живут почти под равными Законами, и ежедневно подвергают жизнь свою для славы и пользы Республики; что по самой справедливости должно чтоб разные Италийские Народы составляли едино только Общество и едину Республику <...>.

P. 85

Il [Marius] fit raser la maison de son ennemi, confisquer ses biens: & pendant que Sylla ajoutoit de grandes Provinces, & des Royaumes entiers à la domination des Romains, il n’eut point de honte de le faire déclarer ennemi de la Republique. Le Senat qui sçavoit ajuster sa Jurisprudence & ses Arrêts à la volonté de ceux qui dominoient n’eut point de peine à le trouver criminel.

C. 105

Он [Марий] приказал разорить до основания дом своего неприятеля, описать все его имении; и между тем как Силла присовокуплял великие Провинции и целые Государствы к Римской Области, он не устыдился объявить его всенародно врагом Республики. Сенат, умея соглашать свое правосудие и [с. 106] свои Определении с волею господствующих Властей, безспорно признал его злодеем.

P. 216

<…> [Ciceron] représenta à cette auguste Compagnie combien les propositions du Tribun devoient être suspectes & odieuses à tous ceux qui aimoient sincerement la liberté & le repos de la République. Comme il avoit affaire à un Corps infiniment [p. 217] jaloux de son autorité, il leur fit sentir combien la création des Decemvirs avec un pouvoir si absolu dans toute l’étenduë de l’Empire, & pour un temps aussi considerable que celui de cinq ans, étoit préjudiciable à l’autorité du Senat: qu’il s’alloit élever une nouvelle Magistrature qui aneantiroit les anciennes <...>.

C. 271

<…> [Цицерон] представил сему почтенному Обществу [т.е. Сенату], сколь вредны и противны Трибунския предложении, всякому кто любит чистосердечно вольность и спокойство Республики. И как он ведал, что Сенаторы безконечно любили свое властительство, он дал им возчувствовать, сколь опасно было для Сената установление Децемвиров, и наипаче с полною властью во всем пространстве Римской Области, еще же на толь долгое время как предписано в Законе; что из того произойдет новое Началовластительство, к уничтожению Начальств состоящих доселе <...>.

P. 260

<...> dans un tems où Rome n’avoit presque plus d’un Etat Républicain que le seul nom. Les Grands seuls regnoient avec un empire absolu. Toute l’autorité du gouvernement étoit renfermée dans quelque maisons particulieres qui se remettoient le Consulat de main en main.

C. 326

<...> в то время как Римская Республическая Область имела, так сказать, едино только имя Республики. Одни Вельможи правили тогда ею с полным властительством. Вся власть Правления заключалась в некоторых знатных Домах, кои передавали между собою Консульство один к другому.

P. 261

D’autres achetoient à prix d’argent les suffrages du peuple pour s’élever aux premieres dignitez, ou pour substituer leurs créatures dans leurs places.

C. 327

Другие же покупали за деньги голоса Народные, для возведения себя в перьвые Достоинствы, или для произведения на свои места взысканных ими угождателей.

P. 261

Les gens de bien comme Caton, Ciceron, Catulus & plusieurs autres, tous zélez Républicains, regardoient cette puissance excessive de quelques citoyens, leurs richesses immenses, & l’attachement particulier des armées pour leurs Generaux, comme la ruine de la liberté. Ils ne pouvoient souffrir que sous [p. 262] prétexte de servir leur patrie, ces Grands se perpetuassent dans des Charges dont l’autorité suprême les exposoit à la tentation de se rendre les maîtres.

C. 328

Добродетельные люди, как Цицерон, Катон, Катул и многие другие ревностные Республикане, почитали сие чрезмерное великомощество некоторых Граждан, их неизчетныя богатствы, и особую привязанность войск к своим Полководцам, гибелью вольности. Они не могли сносить чтоб под видом принесения услуг своему Отечеству, сии Вельможи навсегда оставались в должностях, с которыми соединенная Высочайшая власть приводила их к безпрестанному покушению соделаться вечными Властителями.

P. 321

Le Senat à son retour lui décerna des honneurs extraordinaires, & une autorité sans bornes, qui ne laissoit plus à la Republique qu’une ombre de liberté. On le nomma Consul pour dix ans, & Dictateur perpetuel. On lui donna le nom d’Empereur, le titre auguste de Pere de la Patrie. On déclara sa personne sacrée & inviolable. C’étoit réünir & perpetuer en sa personne la puissance & les priviléges annuels de toutes les dignitez de l’Etat.

C. 404

Сенат, по его [Цесаря] возвращении, воздал ему отменные почести, и вручил ему неограниченную власть, которая оставляла в Республике едину только тень вольности. Он назван Консулом на десять лет, и Диктатором на всю жизнь. При том [с. 405] дан ему был титул Императора, то есть почтенной титул Отца Отечества. Особа его объявлена была священною и ненарушимою. А тем соединены и навсегда утверждены в его Особе, ежегодные Начальствы и преимуществы всех Властей Государственных.

P. 423

Auguste <…> résolut <…> de retenir toujours la souveraine puissance; mais sans prendre le titre de Roy si odieux dans une Republique. Il rejetta par la même raison celui de Dictateur perpetuel qui avoit coûté la vie à son grand oncle, & il se contenta de la qualité ordinaire d’Empereur, que les [p. 424] soldats pendant le tems de la Republique donnoient aux Generaux victorieux, & qu’il ne prit que pour accoûtumer les Romains sous un nom connu, à une autorité nouvelle & jusqu’alors inconnuë. Il conserva en même tems toutes les charges & les dignitez de l’Etat. <…> quoique dans le fond ces differentes dignitez dépendissent d’une puissance superieure qui les faisoit agir suivant ses vûës & ses interêts. <…> [p. 425] Ce Prince par une conduite si habile, accoûtuma insensiblement des hommes libres à la servitude, & rendit une Monarchie nouvelle, supportable à d’anciens Republicains.

С. 533

Август <…> вознамерился удержать на всегда Самодержавную власть, но не принимая имени Царя, нетерпимаго в Республике. Он отверг для сей же причины и имя всегдашняго Диктатора, которое было причиною смерти его деда, а удовольствовался обыкновенным названием Императора, которое [с. 534] воины во времена Республики давали победоносным Полководцам, и которое он взял в том виде чтоб приучить Римлян, под известным именем, к новому и неизвестному до толе Властительству. Он оставил при том все Чины и Достоинствы Государственные. <…> хотя в сущности сии разныя Достоинствы зависели от единаго вышняго Властительства, которое действовало ими по своим видам и пользе. <…> [с. 535] Сей Государь, толь искусным [с. 536] правлением, приучил непринужденно вольных людей к рабству, и соделал новую Монархию, сносную бывшим Республиканам.

P. 461

Rome qui d’abord n’avoit connu que deux sortes de Citoïens, se trouva alors divisée en trois ordres differens, qu’Ausone a compris dans ce vers. Martia Roma triplex, equitatu, plebe, Senatu[p. 462] Les Chevaliers originairement faisoient partie du Peuple, mais c’en étoit la partie la plus considerable. Comme les Senateurs étoient tirez du Corps des Patriciens, & par leur dignité se trouvoient les premiers de cet Ordre. Mais après que toutes les dignitez de la République furent devenuës communes entre tous les Citoïens, le bien seul en fit insensiblement toute la difference; on détermina quel bien devoit avoir un Citoïen pour être compris dans le rolle des Chevaliers, ou étant Chevalier pour pouvoir être élû Senateur. Senatorum gradum, dit Seneque, Census ascendere facit. Les Patriciens furent compris dans ce Reglement comme les autres Citoïens, & quelque merite qu’ils eussent d’ailleurs, c’étoit les biens de la fortune qui décidoient de leur rang.

Л. 5. 4

Рим, который в начале имел только два рода Граждан, разделился тогда на три разныя степени, кои Авзоний описал кратко в следующем стихе: Martia Roma triplex, Equitatu, Plebe, SenatuРыцари в начале составляли часть Народа, но сия часть почиталась знатнейшею: подобно как Сенаторы, избранные из общества Патрикиев, почитались по своему Чину первыми в Патрической степени. Но когда все Республические Достоинствы соделались общими [л5. 4 об] между всеми Гражданами, то едино богатство не чувствительным образом делало в том все разности. Определено было точное количество стяжания, какое надлежало иметь Гражданину чтоб войти в список Рыцарей; или какое надлежало иметь Рыцарю чтоб он мог быть избран в Сенаторы. Senatorum gradum, говорит Сенека, census ascendere facit. Патрикии были включены в сей устав так как и другие Граждане; и хотя бы они имели в протчем наилучшия достоинствы, едино только [л5. 5] богатство решило их удостоение.