Have you found a typo?
Select it, press CTRL+Enter
and send us a message.
Thank you for your help!
William Coxe (1748–1828) / Уильям Кокс

Опыт нынешняго естественнаго, гражданскаго и политическаго состояния Швейцарии... Ч. 2

Description

Language of the original
English 
Full title
Опыт нынешняго естественнаго, гражданскаго и политическаго состояния Швейцарии, или Письма Вильгельма Кокса, магистра свободных наук, члена Королевской Камбриджской академии и капеллана герцога Малборугскаго, писанныя к дворянину Вильгельму Мельмоту.: Аглинское сочинение. Ч. 2
Translator
Василий Семенович Раевский  (1776–1825)
Place of publication
Moscow
Publisher
Унив. тип., у В. Окорокова
Publication year
1791
Table of contents

[Посвящение] (To the Countess of Pembroke and Montgomery, Baroness Herbert, &c. &c. &c.) (p. iii-iv)

 

Advertisement (p. v)

 

The Contents (p. vi-viii)

 

Letters, &c. Letter I (- XLIII)

 

 

 

 

 

Appendix No. I. The following table exhibits at one view the present order of the thirteen cantons, and the aera of their reception into the Helvetic confederacy (p. 529-530)

 

 

Appendix No. II. Extract from Saxo Grammaticus. (p. 531-532)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Опыт нынешняго естественнаго, гражданскаго и политическаго состояния Швейцарии. Письмо XXI-XLIV (с. 3-281)

 

Прибавление 1. Следующая таблица показывает ясно нынешний порядок тринатцати кантонов, и время вступления их в Швейцарское соединение (с. 282-283)

 

Прибавление 2. Выписано из Саксо – Грамматика (с. 284-286)

Number of pages
286, [4] с.
Catalog number
3025
Location
RSL; LRAS; NLR; LMosSU; SPHL
Notes

Оригинальный текст цитируется по наиболее раннему изданию – 1779 г. После этого сочинение Кокса неоднократно переиздавалось; сопоставление с изданием 1789 г. (Travels in Switzerland... London, 1789), наиболее поздним из тех, которые могли бы использоваться русским переводчиком, выявило множество заметных текстуальных расхождений (в приведенных в таблице местах) и показало, что русское издание в основном ближе к ранней версии текста.

Разница в количестве глав (писем) в оригинальном издании и русском переводе (43 и 44, соответственно) объясняется тем, что письмо XXX «Древности в Авенше» пронумеровано в тексте как XXXI (т. 2, с. 116), хотя следует за письмом XXIX, а в оглавлении получило двойную нумерацию: «XXX и XXXI».

Author of the description
Михаил Сергеев

Text example

Original
Translation
P. 329.

Under the general name of Swisserland, as understood by foreigners, the principality of Neuchatel and Vallengin, together with the Grisons, the Vallais, and the republic of Geneva, are all comprised: but, strictly speaking, these are only allies of the Swiss, and do not form any part of that district, which is called Swisserland by the natives. The principality of Neuchatel and Vallengin are in alliance with the four neighbouring cantons, Berne, Lucerne, Fribourg, and [p. 330] Soleure: but besides this general confederacy, the town of Neuchatel has a particular connection with the canton of Berne; the inhabitants of the former being considered as com-burghers or fellow-citizens with those of the last-mentioned canton. The whole principality contains near forty thousand inhabitants; of which there are three thousand in the capital: it is there the governor resides, and the general administration of public affairs is carried on.

C. 69

Чужестранцы под общим названием Швейцарии смешивают княжество Нейшатель и Валангин, также Гризон, Вале и республику Женеву; но по правде сказать, сии места суть только [с. 70] союзники сего народа и не составляют никакой части того ведомства, которое природные жители называют сим именем. Княжество Нейшатель и Валангин союзно с четырьмя соседними кантонами, с Бернским, Люцернским, Фрибургским и Солотурнским: однако кроме сего союзничества, город Нейшатель заключил особливой трактат с Бернским кантоном, так что жители перваго почиталися мещанами последняго. Во всем княжестве находится близ сорока тысяч жителей, из коих три тысячи в столице; в сем городе и Губернатор пребывает, так как и все судьи, которым главное управление вверено.

P. 344

The constitution of Neuchatel is a limited monarchy. The machine of this government is indeed actuated by such nice springs, and its wheels are so exceedingly complicated, that it is very difficult for a stranger to distinguish, with any degree of accuracy, the prerogatives of the sovereign, and the franchises of the people: particularly as some even of their most important privileges, depend upon mutual acquiescence and immemorial custom, and not upon any written laws.

С. 83

Нейшательское правление есть ограниченное Монархическое. Машина сего правления движется столь нежными пружинами, и различныя ея колеса так устроены, что весьма трудно чужестранцу точно различить преимущества верховной власти с народными правами; по тому более, что некоторыя из самых знатных их преимуществ зависят от взаимнаго согласия и обыкновений никаким законом неписанных.

P. 348

That the sovereign shall take the accustomed oath upon his accession; and promise to maintain all the rights, liberties, franchises, and customs, written or unwritten.

С. 87

Король при своем вступлении в должность Нейшательскаго Государя должен дать обыкновенную клятву и обязаться соблюдать все права, вольности, [с. 88] свободы, употребления и обычаи писанныя и неписанныя.

P. 350

The prince confers nobility, and nominates to the principal offices of state, both civil and military <...> During the absence of the prince, he is represented by a governor of his own appointing; who enjoys considerable honours indeed, but his authority is very limited. He convokes the three estates; [p. 351] presides in that assembly; and has the casting vote in case of an equality of voices: he has the power also, in criminal cases, of pardoning, or of mitigating the sentence. In his absence his place is supplied by the senior counsellor of state.

С. 89

Государь снесшися с дворянством производит на знатныя гражданския и воинския места государства <...> В отсутствии Короля представляет лицо его определенной им Губернатор, и хотя он в великом находится уважении, однако власть его весьма ограничена. Он созывает собрание трех чинов, где сам бывает [с. 90] председателем, и когда голоса равны, то его голос решит: он имеет также власть уничтожать или послаблять решение. В отсутствие его первой Статской Советник его представляет.

P. 352

These three estates are not, as several authors have supposed, the representatives of the people; nor do they possess the legislative authority. They are, properly speaking, the supreme court of judicature, which receives all appeals, and decides finally all causes, even those relating to the sovereignty of the country <...>.

С. 91

Сии три [Нейшательские] штата не суть, так как многие авторы думают, поверенные народа и начальники законодательной власти. Они, так сказать, составляют верховной суд, в которой относятся все дела, и решатся никуда не относясь далее; самыя те, которыя касаются до самодержавства земли <...>.

P. 353

The council of state is invested with the ordinary administration of government; has the superintendence of the general police; and is entrusted with the execution of the laws. The members are nominated by the sovereign; and are not limited to any particular number. The prince has no power but in conjunction with this council; in which he is always considered as personally presiding: and the power of the president is only to convoke the assembly, to propose the subject of their consideration, to collect the votes, and to decide when the voices are equal.

С. 91

Штатской совет должен смотреть над управлением дел, над [с. 92] всеобщим благоустройством и наблюдением законов. Члены его определяются от Государя: число не ограничено. Власть Государя исполняют Министры сего совета, в котором они всегда числятся председателями, и Президент не имеет никакой другой власти, как только созвать собрание, предложить причину онаго, собрать голоса и объявить, равны ли или нет.

Р. 356

From all this detail it should seem, that the legislative authority resides conjunctively in the prince, the council of state, and the town; that the people of Vallengin have a kind of negative voice; and that the three estates propose and promulgate the laws.

С. 95

Из сего описания видно, что законодательная власть находится вместе у Государя, и Штатскаго и Городоваго совета; что Валангинской народ имеет род отрицательнаго голоса, и что собрание трех чинов сперва предлагает, а по том и утверждает законы.

P. 367

This disdainful and ignominious treatment was ill brooked by a free people, unaccustomed to crouch before the insolence of power; and the warmth of their just indignation was still more inflamed by the artful policy of Louis XI. who, jealous of the duke of Burgundy’s power, now entered into a defensive alliance with the eight cantons, in conjunction with the republics of Fribourg and Soleure, in order to counteract the dangerous designs of that ambitious prince.

С. 107

Таковой недостойной и безчестной прием казался несносным вольному народу, мало привыкшему унижаться и страшиться тщеславия Принца, гордящагося своею властию, и справедливое негодование сего народа [с. 108] умножаемо было еще хитрою политикою Лудовика XI, которой завидуя власти Герцога Бургонскаго, заключил оборонительной союз с осьмью кантонами вместе с республиками Фрейбурга и Золотурна, чтобы противиться пагубным намерениям сего честолюбиваго Государя.

P. 385

The government of Fribourg is entirely aristocratical, the sovereign and legislative authority being vested in the great council, consisting of 200; the members of which are chosen by that council, and from a few patrician families. The little council of 24, in which resides the executive power; and the secret council, consisting of 60 members; are sub-divisions of the great council.

С. 128

Правление в Фрибурге есть совершенно аристократическое; верховная и законодальная власть находится в руках великаго совета, состоящаго из двух сот особ; члены его выбираются сим также советом из небольшаго числа знатных древн[и]х фамилий. Малой совет, состоящий из дватцати четырех особ, в котором присутствует исполнительная власть, и тайной совет из шестидесяти членов суть разделения великаго совета.

P. 396

The code of public law, if I may so express it, between the combined republics of Swisserland, is founded upon the treaty of Sempach in 1393; upon that of Stantz; and upon the treaty of peace concluded at Arau, between the protestant and catholic cantons. It appears from these several treaties, which include or enlarge those which preceded, that the Helvetic union is a perpetual defensive alliance [p. 397] between the thirteen independent contracting powers, to protect each other by their united forces against all foreign enemies whatsoever.

С. 141

Общественная книга законов (я думаю, не можно ее назвать иначе) находясь между соединенными Швейцарскими республиками, основана на Семпашском трактате в 1393 году, на Штанцком и на трактате заключеннаго мира в Арау, между кантонами Протестантскими и [с. 142] Католическими. Из сих различных трактатов явствует, что Швейцарской союз есть союз оборонительной, вечной между тритцатью независимыми союзными державами, которыя взаимно обязаны защищать одне других всеми своими соединенными силами против всякаго чужестраннаго неприятеля.

P. 399

To this is added a reciprocal guarantee of the forms of government established in the respective commonwealths: for by the convention of Stantz it was agreed, in order to prevent internal factions and revolts in any of the allied cantons, that, in case of rebellion, [p. 400] the magistracy of such canton should be assisted by the forces of the others. Accordingly, the history of Swisserland affords many instances of protection and assistance reciprocally given between the confederates, in defence and support of the constitution of particular cantons.

С. 144

К тому еще присоединено взаимное поручительство форм правления учрежденных в союзных республиках; ибо в договоре Штанцком [с. 145] положено, для предупреждения заговоров и внутренних междоусобий в союзных кантонах, чтоб в случае бунта правительству того кантона вспомоществовали войском другия: таким образом Швейцарская История многими наполнена примерами покровительства и вспоможения, которыя союзники взаимно делают друг другу, для защищения и охранения различных своих постановлений.

P. 403

The states thus comprised under the general denomination of associates and confederates, enjoy, by virtue of this union, a total independence on all foreign dominion; and partake of all the privileges and immunities granted to the [p. 404] Swiss in other countries. And notwithstanding some of these states are allied only with some particular cantons; yet in case any of them should be attacked, those cantons with whom they are in alliance would not only supply them with succours, but would also require the joint assistance of the other cantons: so that by these means, should any one member of the whole body be attacked, all the others would come to its defence <...>.

С. 149

Республики, таким образом понимаемыя под всеобщим наименованием дружественных или союзных, пользуются в силу его соединения совершенною независимостию от всякой державы, и так же участвуют в тех преимуществах, которыя даны Швейцарам иностранными Государями; и хотя бы некоторые соединены были только с частию сих кантонов, однако в таком случае, когда они будут находиться в опасности, не довольно того, что они сами пойдут на помощь, но еще должны требовать оной и от других [с. 150] кантонов, так что естьли один из членов Швейцарскаго корпуса будет на войне, то и другие все придут к нему на помощь.

P. 411

According to the historians of Berne, this town was built by Berchtold V, duke of Zaeringen; and was, from its foundation, an imperial city. Upon the death of the duke in 1218, the emperor Frederic II. conferred upon the inhabitants considerable privileges, and drew up also a code of legislation, which forms the basis of their present civil laws. The liberty which this town enjoyed, attracted great numbers of inhabitants from the adjacent country, who found here a sure asylum from the oppression of the nobles.

С. 157

Город сей [Берн] по мнению всех Историков того уезда основан Берхтольдом V, Герцогом Церингенским, и был с тех пор Имперским городом. По смерти Герцога случившейся в 1218 году Император Фридерик II дал знатныя преимущества его жителям, издал также книгу законов, служащих еще и ныне основанием гражданских законов. Свобода, которою пользовался сей город, привлекла великое число жителей из соседних земель, нашедших там безопасное убежище против мучения дворянства.

P. 420

The administration is carried on, throughout the several departments of government, with a wonderful precision; and every ordinance is executed with as much dispatch as in monarchical state. The aristocratical form is frequently, of all modes of government, the most oppressive to the people; as, instead of one despot, they are liable to suffer under the tyranny of many. But this objection will not hold with respect to Berne, or any other of the aristocratical states of Swisserland: they are, each of them, administered with great wisdom and moderation <...>.

С. 167

Управление производится там [в Берне] в различных департаментах общества с удивительною точностию; и каждое приказание исполняют с таким повиновением, какого желательно бы было в [с. 168] Монархическом правлении. Аристократическое правление часто бывает всех пагубнее и притеснительнее для народа, которой вместо того, чтоб быть под владением одного деспота, притесняем бывает от многих. Сие выражение не имеет места в Берне, ни в другом каком нибудь аристократическом городе, где все правления довольно благоразумны и умеренны <...>.

P. 449

The republic of Geneva is, however, at present, the most tolerating of all the reformed states of Swisserland; being the only government in this country, which permits the Lutheran religion to be publicly exercised.

С. 198

Женевская республика терпит однако все религии более, нежели все Реформатские Швейцарские города; одно здешнее правительство во всей земле позволяет публично отправлять [с. 199] священнослужение Лютеранское.

P. 451

The town of Geneva and its territory, were formerly united to the German empire, under the successors of Charlemain: but as the power of the emperors, feeble even in Germany, was still weaker in the frontier provinces; the bishops of Geneva, like several other great vassals of the empire, gradually acquired very considerable authority over the city and its domains; which the emperors had no other means of counterbalancing, than by encreasing the liberties of the people. During these times of confusion, constant disputes subsisted between the bishops and the counts of the Genevois; for, the latter, although at their first institution merely officers of the emperor, and considered as vassals of the bishops; yet they claimed and asserted a right to the exclusive administration of justice. The citizens took advantage of these quarrels; and, by siding occasionally with each party, obtained an extension of their privileges from both.

С. 200

Город Женева и земля сего общества составляли прежде часть Немецкой Империи в царствование наследников Карла Великаго: но как сила Императоров будучи не велика в центре государства, была еще слабее в пограничных провинциях, то Женевские Епископы по примеру многих других знаменитых Вассалов Империи нечувствительно присвоили довольную власть над городом и его вотчинами; Императоры не находили другаго средства к остановлению их успехов, как умножить вольность и права народа. В сие время безначальства и мятежа Женевские Епископы имели безпрестанные споры с Графами сего города; сии последние хотя с начала перваго их определения были простые Офицеры у Императора, и Вассалы Епископские, однако не убоялись итти против их и защищать мнимое их право на отправление изключительное [с. 201] правосудия. Граждане умели воспользоваться сими спорами, и вступаясь то за ту, то за другую сторону, доставили себе от обеих сторон знаменитыя преимущества.

P. 452

 <...> towards the commencement of the sixteenth century, Charles III, duke of Savoy, (although the form of the government was entirely republican) obtained an almost absolute authority over the citizens: and he exercised it in the most unjust and arbitrary manner. Hence arose perpetual struggles between the duke and the citizens; the latter continually opposing, either by open violence, or secret measures, his tyrannical usurpation: thus [p. 453] two parties were formed; the zealots for liberty were called eidgenossen, or confederates; while the partisans of the duke were branded with the appellation of mammelucs, or slaves.

The treaty of alliance which the town entered into with Berne and Fribourg, in 1526, may be considered as the true aera of its liberty and independence: for, not long after, the duke was despoiled of his authority; the bishop driven from the city; a republican form of government firmly established; and the reformation introduced.

С. 201

<...> в начале XVI [с. 202] века Карл III Герцог Савойской (хотя вид правления был совершенно республиканской) присвоил себе почти неограниченную власть, которую он оказывал беззаконнейшим и своенравным образом. А сие причиною было безпрестанных споров между Герцогом и гражданами, которые не переставали никогда, открытым ли то образом, или тайными мерами противиться тиранским его поступкам: таким образом произошли две стороны; тех, которые ревностно старались за вольность, назвали E[y]dgenoßen, или союзниками, а Герцоговы партизаны обозначены были именем Маммелуков или рабов.

Союз заключенный сим городом с Берном и Фрибургом в 1526 году может почесться истинною эпохою его свободы и независимости; ибо спустя немного времени Герцог принужден был сложить с себя власть, а Епископа выгнали из города; форма Республиканскаго правления утвердилась, и Реформация была введена.