Have you found a typo?
Select it, press CTRL+Enter
and send us a message.
Thank you for your help!
Joost Lips (1547–1606) / Юст Липсий

Увещания и приклады политическия

Description

Language of the original
Latin 
Full title
Увещания и приклады политическия, от различных историков Юстом Липсием на латинском языке собранные, а ныне тщанием и трудами иеромонаха Кохановского руским языком написанные лета от рождества Христова 1721 году [1712? – 1721 (1722?)]
Translator
Петр Кохановский (в монашестве – Симон)  
Dating
1712–1721
Table of contents

Рукопись имеет содержание («Реестр вещей, в сей книзе обретающихся»).  Содержание приводится по тексту этого раздела; заголовки дополнительных разделов и варианты заголовков в основном тексте списка приводятся в фигурных скобках; орфографические варианты не приводятся. В оригинале непорядковые числа приведены в буквенной записи.

 

{«+»}

{Предисловие к читателю}

{Похвала истории}

{Реестр  вещей, в сей книзе  обретающихся}

{Эпиграфы}

 

КНИГА 1 Увещания и приклады политические

Глава первая. О благочестии {Предисловие о благочестии} яко {яко благочестие} полезно и нужно есть обще всему государству, такожде особенне царю и подданным

Глава 2. О богочтении {[в тексте списка заголовка нет]}

Увещание 1.Яко {[нет]} Бога везде чтити {почитати} подобает: и между врагами, и у врагов

Увещание 2.Священнодействия не подобает и в бедствии оставляти, ниже пренебрегати

Увещание 3.Защищение святых вещей славу и силу дарует

Увещание 4.Епископов и священников почитати и слушати  подабает

Глава 3.О забобонах, яко близкие суть благочестиею и в суету, и {[нет]} в безделие, и в страх вводят

Увещание 1.В кручине и {и в} противных случаях часто человек в забобоны впадает

Увещание 2.Наипаче безделные, глупые и простые люди забобонам верят

Вопрос.Полезны ли суть забобоны в народе, не {и} может ли царь от {[нет]} них {оных} употребляти?

Глава 4.О безбожии, яко от гордыни и жестокости сердца раждается, часто же и от множества грехов

{О безбожии: безбожие от гордыни и жестокости раждается, часто и от множества грехов}

Глава 5.О смотрении Божии, которое размышляти и верити подобает

Увещание 1.Яко {[нет]} царства и царие от Бога подаются

Увещание 2.Царства и царие от Бога низлагаются

Увещание 3.Всякому случаю вины посредственные, но нечаенные  предходят

Увещание 4.Царства и царие Богом управляются

Увещание 5.Смотрение Божие наипаче пророчеством и знамением являема бывает

Вопрос.Достоит и подобает ли християнину о будущих испытовати и пророков или тайнозрителей о том вопрошати?

{Достоит ли и подобает ли християнину о будущих испытувати и пророков или иных тайнозрителей о том вопрошати?}

Глава 6.О совести, о которой подобает попечение имети и оной слушати

{О совести: о совести подобает попечение имети и оной слушати}

Глава 7.О благости и о постоянии, яко обоя царем прилична и потребна суть

Глава 8.О разуме и разсуждении, которое от искуства, от {[нет]} учения и от чтения различных историй возрастает

 

КНИГА 2. Увещания и приклады политические

Глава 1.О монархии, яко лучша есть паче иных образов владения

Увещание 1.Монархия древнейшая есть паче прочиих образов владения

Увещание 2.Множайшие {Множание} народы монархиею управляются

Увещание 3.Лучшая там {тамо} правда, где монархия

Увещание 4.Мир, тишина и согласие в монархии

Увещание 5.В монархии способ народного управления лучшый {лучши и безбедный}

Увещание 6.Самодержавное государство болие паче иных {всех иных} пребывает

Глава 2.Монаршую власть точию мужие могут содержати, жены же не тако

Образы неблагополучнаго женского государствования {царствования}

Образы благополучного женского владеяния

Глава 3.О избрании: что лучшее, избрание ли на царство или наследие?

Глава 4.О наследии, которое паче избрания подобает предпочитати {предпочитати, аще иногда и тщету приносит}

Увещание 1.Истинных наследников предпочитати подобает

Увещание 2.Сынов, старейших летами, в наследии предпочитати подобает, аще были {быша} иногда и противные образы

Увещание 3.О сыне юнейшем царском и о сыне старейшаго сына царского

{противные приклады}

Глава 5.О прелести и насилии, како {[нет]} прелестию и насилием часто наследие похищается 

Образы прелести {[в списке заголовка нет]}

Образы насилия

Глава 6.О пременении царей, како добрии царие удобь злыми  стают {бывают}

Глава 7.О вине монархии, еже {иже} есть общее добро

Глава 8.О прикладах царей, на которых взирающе, подданные к {[нет]} добродетелем или к злобам удобь прекланяются

Глава 9.О правде, которую царь и его служители должны имети

Глава 10.О правосудии, которое царь должен подданным хранити

Увещание 1.Правосудию подобает быти с грозою

Увещание 2.Без всякого пристрастия и на лице зрения суд подобает творити

Увещание 3.К познанию правды великаго разсуждения, иногда же и хитрости подобает употребити

Вопрос.Подобает ли самому царю суд судити?

Вопрос.Лутше ли пременяти или не пременятии министров и чин судей?

Глава 11.О законах, яко {[нет]} множество законов неполезно есть

Глава 12.О правосудии Божии, яко сам Бог вины человеческие судит {разсуждает}

Глава 13.О кротости и незлобии: сия такожде царем прилична и полезна суть

Глава 14.О вере, которую царем подобает хранити

{О вере: веру такожде подобает царем хранити}

Глава 15.О смиренной(!) мудрии {смиреномудрии}, которое царю прилично и полезно есть

Глава 16.О умеренном одеянии, яко царем прилично есть

{О умиренном одеянии, яко царем и великим князем прилично есть}

Глава 17.О мое стате(!), о славе и величестве царском, яко и в мерности может сохранитися

{О маестате, о славе и величестве царском, яко и в верности может сохранити и}

Глава 18.О чистоте, которую {которую царем} в супружестве и кроме супружества хранити подобает

Глава 19.О терпении, яко от гнева и отмщения подобают {подобает} удерживати себе, наипаче же против лаятелей

Глава 20.О великодушии: славы безсмертной царю искати и желати подобает

{О великодушии: славы и безсмертия царю искати и желати подобает}

{Финальная запись: «Слава Богу в Троици святой единому»}

Binding

Картонный переплет, обтянутый крашеной (серой) бумагой, с

Paper/watermark

Припереплетные листы: якорь (малой формы) | российский геральдический двуглавый орел - см. Клепиков 1959, № 875 – 1720–1722 гг. Тетрадь [1: 8; л. 1-8]: Amsterdam | - ; тетради [2-6, 8-14: 8+8+8+8+4+8+8+8+8+8+6+8; л. 17-52, 62-115]: Amsterdam / PGOWE | -  см. Есипова 2005, № 80 (1721 г., Верхотурье). Бумага использовалась в 1722–1723 гг. в делах гетманской канцелярии (см.: Рукописные фонды Центральной научной библиотеки им. В. И. Вернадского. Киев, 1989. С. 101); тетрадь [7: 8; л. 54-61]: Amsterdam | PGOWE; отдельные листы: [1], 53: (филигрань не читается); [2]: (Amsterdam / PGOWE).

Handwriting

Титульный лист и «Предисловие к читателю» (л. 1, 2): полуустав с элементами скорописи; л. 3-113: три различных скорописных почерка. Имитация полуустава в заголовках первого почерка соответствует почерку; л. 2. Тетради, списанные писцами второго (с л. 54) и третьего (с л. 108) почерков, открываются с новых структурных фрагментов (соответственно Увещание 3 Главы 4 Книги II и Главы 19 Книги II). Фрагменты всех трех почерков (л. 53 об., 107 об., 113) завершаются текстом со ступенчатым сужением последних строк. Последняя тетрадь первого и второго почерков имеет менее 8 листов (соответственно 5 и 6).

Всеми писцами использована линейка в 40 строк.

Location
NLR ManD
Marginalia

Большая часть примеров пронумерована на полях одним почерком (цифровая запись).

На полях напротив отдельных примеров записаны годы соответствующих событий (цифровая запись от Р. Х.)

На л. 25 на поле почерком писца записаны адреса библейских цитат.

На л. 54 перед строкой «Противные приклады» - карандашная запись «28».

Л. 113 об.: «В этой рукописи сто тринадцать (113) листов. Библиотекарь И. Бычков»

Задний припереплетный лист (об.) – карандашный чертеж на весь лист; возможно, проект лигатуры АО (ЯО? ЯӨ? ЛӨ?)

Bibliography

Отчет в управлении Императорскою Публичною библиотекою за 1817 год. СПб., 1818; Розов Н. Н. Горный инженер П. К. Фролов - собиратель русской рукописной книги //Книжное дело Петербурга - Петрограда-Ленинграда. Л., 1981; Фролов Н. В., Фролова Э. В. Вокруг Танеевых. Генеалогия их ближайших родственников и окружения. Ковров, 2008; Janssens M. De 'Monita et exempla politica' (1605) en Lipsius' humanistische programma // Iam illustravit omnia. Justus Lipsius als lievelingsauteur van het Plantijnse Huis. Antwerpen, 2006. S. 201-220.

History

Владельческие записи:

  1. «Сия книга Луки Танеева / 175 [745?]» (передний припереплетный лист).
    Лука Александрович Танеев – сын Александра Гавриловича Танеева (ум. до 1757), капитана л.-гв. Преображенского полка, затем бригадира, коменданта в Москве. В 1755 г., служа в л.-гв. Преображенском полку, произведен из сержантов в поручики, в 1758 г. уволен в этом чине по болезни.
  2. «Из собрания Петра Фролова. 1811 г.» (л. 1 [титульный])
    Фролов Петр Козьмич (1775–1839) – горный инженер, коллекционер, сенатор. В 1817 г. коллекция Фролова по указу Александра I приобретена за 20 тыс. руб. и передана в Императорскую публичную библиотеку.
Notes

Список отражает промежуточную редакцию перевода, сложившуюся после сквозной сверки текста ранних редакций с латинским оригиналом и включения титульного листа, предисловий, содержания и эпиграфов, но до окончательной стилистической правки без опоры на латинский оригинал и включения двух новелл (об Эркенбальде и Генрихе Люнебургском) из «нового Барониуша» в главу 9 второй книги. Протограф списка (автограф или авторизованная рукопись с правкой) не известен; к РНБ F.II.5 восходят все другие списки этой редакции (БАН 34.5.16; РГБ Ф. 247 (собр. Рогожского кладбища), № 741; РГБ Ф. 354 (Вологодское собрание). №233; ГИМ Усп. 84; ГИМ Вахр. 120).

Список записан на той же бумаге начала 1720-х гг. (Amsterdam/PGOWE), что и два других списка (РНБ F.II.48 – из собрания Д. М. Голицына; РНБ F.II.208), что позволяет предположить, что она входила в рукописный тираж перевода.

Латинский текст приводится по изданию, отражающему итоговую редакцию труда Липсия (Antverpiae: Ex officina Plantiniana, apud Ioannem Moretum, 1606)

Author of the description
Андрей Костин

Text example

Original
Translation
Р. 82

Cap. III.
De
electione
Quae commendare eam, quae abiicere possint. 

Viri igitur potius imperent, & soli. Sed quomodo? Electione, an Successione admoti? Electio antiquior videtur, & heroicis illis temporibus vix aliter factum; & Principatus pace aut bello, virtutis aut roboris praerogatiua assignati. Naturae enim eft, ait Seneca, deteriora potioribus summittere. Itaque Brasilienses quidam, cum ad Carolum IX. Galliae regem Rothomagum deducti venissent, valde mirabantur, Quomodo validi illi & proceri viri (Helvetios intelligebant) parerent parvo & tenello regi. Nimirum pro suo more, & sensu, iudicantes: [p. 83] satis laeve, quasi a sola corporis magnitudine praestantia esset.

Л. 46

Глава 3
О избрании
что лучшее, избрание ли на царство или наследие?

Показахом уже, яко самим точию мужем царская власть подобает и прилична есть, зде же хощем показати, которое государство безбеднейше и полезнейшее: то ли, в котором царь общим советом избирается, или тое, в котором наследствует; правда, яко избрание давнейшее есть, нежели наследие, от начала бо мира вси древнии народы не по наследию, но по избранию царей себе имели и всегда таковых избирали, котории телом, разумом, мужеством и храбростию прочиих всех превосходили. 

P. 83

Sunt etiam rationes, quae commendare Electionem videantur. Prima, quod optimi & aptissimi per eam capi; non item a Successione possint, in qua quoscumque genitos admitti. Item, quod iusta aetate capi, & idonea iam regere: aliter in Successione, ubi pueri saepe aut infantes ius sumunt. 

Л. 46

Суть же и вины некие, их же ради избрания паче наследия похваляется. Первая вина: яко избранием самыи лучшии и самыи достойнейши избираются, что в наследии [не] бывает, ибо каков либо наследник случится, таков и наследует, и невозможно тамо злаго или глупаго отринути, понеже наследник есть. Вторая вина: яко избранием избираются мужие возраста и лет совершенных, инако же бывает в наследии, идеже часто отроки и млеко ссущии младенцы власть монаршую приемлют.

P. 83

Deinde, quod regnum ita moderatius videatur, cum nec innutriti sint potentiae, & ex ea superbiae; & quod neque proprium habeant, ab aliis acceptum, ad alios transmittendum. Eo minus intendunt imperium, aut subditos opprimunt: in quem enim post-usum? Aperitur & virtutibus campus: ac multi ad eas adspirent, vel spe Principatus. Haec & talia Aristotelem moverint, ut Carthaginienses laudaret hoc nomine, & Spartiatis praeferret, qui stirpe reges legebant. Sunt & hodie, aut nuper fuerunt inter Christianos, electi reges: hodie quidem Poloniae, nuper Bohemiae, Daniaeque.

Л. 46

Третия: яко лучшее управление в том государстве бывает, где царие народятся и [ошибочно вм. «не родятся, а»] общим советом избираются; то же того ради, яко избраннии не могут тако гордитися и власти своея зле употребляти, якоже родимыи царие; и знающе, яко власть их есть временна и купно с животом их может пресещися, того ради не зело сверепеют и не велми подручных своих порабощают, не уничижают, ниже угнетают; и мнози, чающе сея власти доступити, доброе житие жителствуют и великие добродетели тщатся показовати. Сих ради вин и Аристотель карфагенов похваляет, спартанов же охуждает, яко по наследию царей имели бяху недавно; и ныне еще суть нецыи христианстии народы, котории не по наследию царей или королей себе имеют: недавно Ческое и Данское государство таковыи имело обычаи, полское же и ныне в том пребывает.

P. 83

Ista pro Electione, plura in eam possunt. Primo quod dicitur, veterem esse: fatemur, sed usus illis rudibus subiecit, hic & alibi, meliora. Additur, optimos sic posse eligi: & verum est, sed etiamne eligi? si rem & experimenta vides, saepe falsum. Rara electio, quae sine privato cuiusque affectu aut respectu fiat: nec rei publicae utilissimum, sed suae legunt. Quaerunt opportunos, ut omittam, pecuniam & corruptelas suffragia saepe trahere, & rem geri promissis donisque. 

Л. 46

Вся сия истинна суть, [л. 46 об.] обаче болшие и силнейшие вины обретаются, ихже ради царство по наследию предпочитается паче царьства по избранию. Зри убо: первая вина была, еяже ради избрание паче наследия похваляется, тоя, яко во избрании тии предпочитаются и избираются, котории суть паче иных достойнейшии; отвещаю: правда, что бывает то временем, но не всегда, ибо и во избрании часто худейшии паче лучших предпочитаеми бывают, понеже ни едино же избрание бывает, к нему же бы не примешанно было различных особ различное пристрастие, то же того ради, яко вси человецы паче своего особеннаго добра ищут, нежели общаго, убо во избрании вси тех послушают и воли их не противятся, котории суть силнейшии; и всегда тех избирают, котории суть в благополучии и богатствах; что же имам рещи, егда до богатства откуду нибудь прилучится хитрость, лицемерие? 

P. 83

Atque ea nec fortasse meliore aliquo saeculo excludas: sicut nullo, odium aut amorem. Nicetas Choniates in hac re prudenter iudicat, ubi res Alexii Imp. Graecanici narrat: qui fato vicinus, & sine liberis, de eligedo succesione cum suis agitabat. Scribit: Igitur alii atque alii varie nominabantur, sed omnes qui sibi opportuni aut utiles essent, nominabant. De eo autem eligendo, qui optime & ex usu publico imperaret, nulli cura aut cogitatio erat. Verissima dicit, & usu probata ac probanda. 

.Л. 46

Тогда часто и проклятого святым нарицают, то же не точию прежде нас бяше, но и ныне везде обретается. Пишет Никита Хоннятский [ошибочно вм. «Хониятский»], яко Алексей, царь греческий, сущи близ смерти, собрав всех своих болших министров, советников и губернаторов, советовал с ними, кто бы по смерти его достоин был прияти царство; егда же их по единому о том вопрошал, тогда ниже два на единаго могли согласитися, но всяк ради особеннаго и тайнаго своего интересу той того, а другий другаго наследника ему воспоминали и похваляли (ибо Алексий безчаден был), а о том, который бы могл добре царство управляти, ни едино же было попечение или помышление; что убо тогда бяше в Константинополе, то и ныне везде во избрании царей поводится, и видети то мошно от самого искуства.

P. 83

Iam quod tertio inquiunt, iustae aetatis, & maturae imperio, sic eligi: ita habet, & commodum est. Sed enim illud adhaeret incommodi, quod regnum interea vacat, nec possessorem habet. Quod siquis considerat, maius malum est, & plura saepe daturum, quam imbecilla in imperio aetas. Sane ubi interregnum eft, iustitia & leges [84] silent, licentia & vis valent: atque id saepe hebdomadas, menses, annos manet. Quae interea confusio, aut scelera sunt? quae ambitio & prensatio? per quas fraudes, & artes? Germaniam vide, ubi Imperator demortuus: boni omnes in praesenti & futuro sunt metu. 

 

 

Л. 46 об.

А что глаголют, яко во избрании избираеми бывают мужие совершеннаго возраста и совершеннаго разума, то есть благо и полезно, обаче благость тую великое зло, и ползу великая тщета предваряет: идеже бо аще и на малое время оскудеет царь, тамо нужда есть государству велию беду претерпети, дондеже изберется новый царь; часто же не чрез един ниже чрез два месяца, но чрез несколко лет [л. 47] продолжается избрание, и чрез все тое между царства время правда и законы молчат, неправда же, насилие, кровопролитие и иная злая роги возносят; тогда бо благии человецы от злых утесняеми и озлобляемыи бывают, а лукавым и безсовестным ни един же страх, ни едино же наказание; тогда бо кто силнейший, той и лучшший; в наследии же не тако, ибо наследник аще и млад будет, всегда тех при себе имеет, котории до возроста его должна суть всякие царственные дела добре управляти, правду и кривду между народом разсуждати; возри на немецкую землю и разсуждай, что тамо обыче бывати: егда не станет императора, тогда бо тамо вси добрии в великом пребывают гонении и трепете.

Р. 84

Ipsa Roma nunc, in sacrorum Pontifice, haec mala est cum sentit. Quid deinde in eligentium dissensu? dissidia, & bella. Quae nec inter paucos electores semper effugias: appello ad illos Imperii Septemuirales. Appello ad ipsam iterum Romam: & cum noxa religionis, & paene dicam probro, audiimus legimusque, plures uno tempore Pontifices, a tali causa, se gessisse. Nota mihi istud, & incertum illud fluctuansque in successione: magna ratio & efficax est, ad totam Electionem repudiandam. Iam quartum erat, moderatius ita fore regnum. Non abnuam: sed addam, solutius etiam, & minore cura administrandum. Ut quid enim rei nec diu meae, nec postea meorum, nimis acriter intendam? Frui satis est. Obnoxii etiam vivunt , five iis qui elegerunt, & quibus hoc velut beneficium debent; sive omnibus, qui in occasione minuere possunt potestate, aut privare. Poloniam adi: haec fiunt. Itaque & Iustitiam minus coli, necessum est: & Principem indulgere, aut oculos claudere, in potentium noxis. Dixi etiam, minus curae, aut custodiae esse regnum: an non ita est? Germaniae Imperatores video, ex facili aut opida, aut prouincias totas, vel liberis agnatisque suis, vel & exteris, avulsas a corpore contribuisse: saepe per gratiam, aliquando & pecuniam aut mercedem. Non sic fiet in proprio & hereditario regno. Neque Principes solum secordes: sed ministri eorum tunc tales. Nam & ipsi futurorum securi, praesentibus inhiant, lucellum in omni occasione captant, subitis avidi, & ut inter incerta festinantes. Iam quintum illud, Virtutes sic excitari: vix colorem habet. Valde scilicet, quia unus aliquando, nec merito sed casu, bonus eligitur, boni esse elaborent. Si ad eventa imus, quocumque in regno; Electiones mixtas videbis, & saepe deterioribus pronas. Vel Roma in Principibus suis, vel Germania, dicat. 

Л. 47

Рим такожде всегда великия дознает беды во время между папежства; что же имам рещи, егда время окоянного того избрания приидет, кто может исповести брани и убийства, ковы, факции, несогласия, отравы и прочая безчисленная злая, имиже тогда вся синагога папежская, яко море, волнуется; несть ни единаго вида прелести, егоже бы кардиналы и вси многомошные советники тогда не употребляли; то же всяк творит ради особеннаго и тайного своего интересу; имамы достоверных свидетелей, яко часто случается в Риме во едино время многим папам быти; то же все бывает ради тайного интересу избирателей, ибо ни един тамо саветник на общее добро взирает, но вси на особенные свои интересы. Аще же воспомянем и древнейшая лета, егда по изгнании королей сколко сот лет, даже до Юлия Кесаря, римское государство избранием различнаго началства управляемо было, увидим тамо безчисленные мятежи и непрестанные между усобные брани; тогда бо не точию сенатор или некий тривун, но и просты воин могл велие смущение на пагубу всего государства сотворити. А что глаголют нецыи, яко избранный царь тщателнейшее попечение о государстве имеет, нежели наследствующий, и то явная ложь; како бо может лучшее попечение имети той, иже и сам временем есть и не ведает, кто по нем [л. 47 об.] имать царствати; такожде тщится потакати и благодарствовати, котории его на тое достоинство произвели, опасаючися, дабы власти его не умалили или весма не превратили; наследник же чюждь есть таковаго страха. Зри убо, яко от тех самих вин паче похваляется наследие, нежели избрание; но почто от Рима или от немецкаго царства образы предлагаем; не требе нам далеко ходити, имамы ближайший образ в королевстве полском; знаем добре и видим, что в нем делается во время между коралевства; коликие брани, раздоры (и, как они говорят, звионзки), сметения, кровопролитие и нестроения; не точию же во время между королевства, но и во время избрания коль многое обыче бывати несогласие и кровопролитие; егда же уже избран будет король, ниже тогда престают мятежи, зависть и рвение, всякий бо от них: не точию знатны шляхтич, но и какий нибудь безделный шляхцуца  везде незапертым языком верещит: он здеся круль, а я ютро [в финальной редакции: «он ныне король, а я утро»]; и того ради бедный король яко неволник понуждается работати различным их страстем и часто, аще что противное законом и явной правде видит, смешает [ошибочно вм. «смежает»] очи и аки бы не видя молчит. Рех, яко меншее о государстве имеют попечение избраннии царие, нежели наследники, что самым искуством видим в немецком государстве, идеже императории не точию веси или грады, но и целые провинции удобь отторгнувше от государства, даруют детем своим с племянником, сродником или кому хощут; часто туне, иногда же и на мзде; не тако же бывает в наследии, но вся противна, ибо всякий царь, который есть по наследию, не точию пределов своих не умаляет, но и всеми силами тщится оное разширяти. 

[Примечание: Здесь весь отрывок переведен очень вольно, с дополнениями переводчика, но сам по себе очень показателен]. 

Р. 84

Ultimum, Aristotelem approbare: & hodieque alibi esse. De Aristotele, non mirum: Graecus & liber, regna amat proxima libertati. De usu [р. 85] hodierno aut nupero, leve est: nam praeponderant exempla alia, & pro uno Electionis, centena sunt Successionis. Quae vis hic igitur? Quod si illud dicatur, etiam nunc melius regi aut crescere regna ab Electione: magnum fit, sed non dicetur, & oculi ac sensus refutabunt. Ego vero amplius dico, ubicumque bonum & laudabile regnum fuit , in Perside , in Macedonia, in AEgypto, in Sinensibus , in Hebraeis ipsis, Successionem valuisse: etiam in Romanis, quoties Principum liberi aut genitura , aut (quod laxius) adoptione essent. Iterumque amplius dico, nec fuisse ulla Comitialia regna, nec fore diuturna. Exoritur semper aliquis, animo & consilio inter Principes maior, qui creditum uni sibi regnum, suis stabilit gratia, arte, praemio: & vis interdum adhibetur. Dania & Bohemia ostendunt, alia magna regio fortasse ostendet. Sed in fine non me teneo, quin Nicetae etiam verba, & ego eius sensibus, subscribam. Exclamat: O quanto deterius est multorum suffragium & electio, quam unius! Tu inclytum Romanum imperium, & gentibus adoranda maiestas, quos tyrannos pertulisti? quales amatores te petierunt? quibus substrata, tui copiam fecisti? quales corona, & diademate, & puniceo vestitu exornasti? Graviora utique tulifti , quam Penelope procorum illa frequentia obsessa. Res ita habet. Romanum imperium statim a Claudio, qui primus a milite electus eft, & fidem eorum praemio pigneravit, in vilissima capita & pessima hac Eleclione venit: Electione, an palam Emptione? Nam & hoc scimus velut sub hasta, vaenale pependisse: & non aliud magis clarum certumque exitium rei Romanae fuisse. Sed exempla quaedam Electionis videamus, bonae aut malae mixtim.

Л. 47 об.

Аще же речеши: чесо убо ради Аристотель лучше похваляет избрание, нежели наследие? Не чудися тому: ибо [л. 48] грек был и свободу любил, и того ради избрание паче наследия предъпочитал, имел же к тому некия вины и образы предпочитания; а ныне, аще бы тои же Аристотель жил, похвалял бы паче наследие, нежели избрание, ибо ныне много болшие суть вины и множайшие образы, их же ради наследие паче избрания предпочитати подобает, и против единыя вины и единаго образа избрания мощно обрести сто вин и сто образов наследия. Аще же кто речет, яко и ныне лучше управляются и возрастают тая государства, идеже царь бывает по избранию, то явная ложь есть; то всякий не точию слышит, но и очима видети может; обратим убо очи наши на Персиду, на Македонию, на Египет, на Синейскую и на жидовскую земли; увидим, яко и прежде не иныя ради вины тако процветаху и разширяхуся, точию того ради, яко на[следием] управляеми бяху; такожде и римское государство всегда лучшим благополучием процветало, егда в нем царие по наследию, а не по избранию царствовали; а где по избранию царие бывали, тамо ни едино же царство было долголетно, ибо всегда обретался в государствах един некий от началнейших князей, разумом и советом иных превосходящий, который, избранием прием власть царскую, не точию сам оную крепко в руках своих держал, но еще за живота своего всякими образы тщался на ней утвердити детей своих или других наследников, и тако избрание удобь прелагается в наследие; имамы во образ сея вещи Данию, и Богемию, и прочая государства, идеже прежде избранием поставлялся, ныне же наследием бывает король; не подобает же зде умолчати словес Никиты Хониятского, историка греческаго, который о избрании тако глаголет: О, коль худейшее есть многих хотение и избрание, нежели единаго; ты, преславное царство римское и всех народов едина похвала, колико мучителей претерпело еси, колико неистовых рачителей [л. 48 об.] устремляхуся безстудно на тя; колико насилников насилием угнетаху тя; каких венцем, диадимою и порфирою украшало еси; воистинну, много тяжайшую беду претерпело еси, нежели Пенелиопа от безстудных женихов своих. Истинну глаголет Никита: ибо от избрания на царство Клявдия (который был от простаго солдата) часто избираеми бяху на царство велми худыи человецы; аще же истинну речем, засвидетелствуем, что сень точию и имя избрания было вещи, юже самою купование и продояние власти царския силу имело, и таковаго ради избрания область царства римскаго погибе; но кроме вышереченных образов хощу зде и иные предложитии.