Have you found a typo?
Select it, press CTRL+Enter
and send us a message.
Thank you for your help!
Joseph de La Porte (1713–1779) / Жозеф де Ла Порт

Всемирный путешествователь. Т. 25

Description

Language of the original
French 
Full title
Всемирный путешествователь, или Познание Стараго и Новаго Света, то есть: Описание всех по сие время известных земель в четырех частях света, содержащее: каждыя страны краткую историю, положение, города, реки, горы, правление, законы, военную силу, доходы, веру ея жителей, нравы, обычаи, обряды, науки, художества, рукоделия, торговлю, одежду, обхождение, народныя увеселения, доможитие, произрастения, отменных животных, зверей, птиц и рыб, древности, знатныя здании, всякия особливости примечания достойныя, и пр. изданное Господином Аббатом де ла Порт, а на Российский язык переведенное с Французскаго. Том двадесять пятый. Издание третие.
Translator
Яков Иванович Булгаков  (1743–1809)
Place of publication
СПб.
Publisher
В Типографии Ивана Глазунова
Publication year
1815
Table of contents

Оглавление Писем содержащихся в сем двадесять пятом Томе:

[Писмо] 324. Церковная Область, С. 1–15;

[Писмо] 325. Продолжение, С. 16–38;

[Писмо] 326. Продолжение, С. 39–63;

[Писмо] 327. Конец, С. 64–78;

[Писмо] 328. Город Рим, С. 79–94;

[Писмо] 329. Продолжение, С. 95–117;

[Писмо] 330. Продолжение, С. 118–136;

[Писмо] 331. Продолжение, С. 137–152;

[Писмо] 332. Продолжение, С. 153–168;

[Писмо] 333. Продолжение, С. 169–189;

[Писмо] 334. Продолжение, С. 190–211;

[Писмо] 335. Продолжение, С. 212–230;

[Писмо] 336. Продолжение, С. 231–247;

[Писмо] 337. Продолжение, С. 248–264;

[Писмо] 338. Конец, С. 265–290;

[Реэстр Собственных имян и вещей примечания достойных, содержащихся в сем двадесять пятом Томе], С. 291–307.

Number of pages
VII, 307, 4 стр.
Catalog number
3464
Location
РНБ, 18.288.6.8-7; РНБ, 18.289.6.61-1-6, 16; РНБ, 138/1691-1-21, Вар. 2; РНБ, 138/1691а-8, 12, 15, 21; РГБ, Вар. 1, 2; БАН, Вар. 1. Т. 1-14, 16-17, 19, 21, 24-27; МГУ, Т. 1; НБ РС(Я), Т. 4; ЗНБ СГУ, Вар. 1. Т. 6, 10-13, 15, 17-18, 20, 27; ГАТО, Т.3-4; ГПИБ, Т. 1-4, 17; ГАКО, Т. 16, 21; КостОУНБ, Т. 1-7, 9-10, 16-17; ТОУНБ, Т. 4, 5, 16; ИМПИ, Т. 1-6, 9-10, 16-17; ВОУНБ, Т. 2, 9; ВСИАХМЗ, Т. 1-4; СОУБ, Т. 1-2, 4, т. 1-2 - утр.; ГМЗРК, Т. 1-2, 4-20, 22-27; ГАКО, Т. 4; НБ Тат; ЧОУНБ, Т. 1, 12; ТамбОУНБ, Вар. 1; СОУНБ, Т. 1-2, 6-7, 9-11, 15-17, 19, 21-22, 27; т. 21 - 2 экз.; экз. деф.; СОКМ, Т. 3-5, 23; НТМЗ, Т. 5-6, 16-17; НБУрФУ, Т. 17
Marginalia

Помета о переиздании тома: «Вновь напечатано со втораго издания, по одобрению прежде-бывшей Санктпетербургской Цензуры, данному Октября 16 дня 1798 года».

Bibliography

Dictionnaire universel des literatures par G. Vapereau. Paris, 1876. P. 1190; Справочный словарь о русских писателях и ученых, умерших в XVIII и XIX столетиях и список русских книг с 1725 по 1825 г.: в 3-х тт. / Сост. Г. Геннади; доп. Н. Собко. Т. II (Ж–М). Берлин, 1880. С. 99–100.

Notes

При переводе в основном тексте опущены темы писем, время и место их написания.

Author of the description
Ольга Кирикова

Text example

Original
Translation
P. 77

L. 337. Chaque maison a un Représentant, qui compose le Conseil Général qu’on n’assemble que pour les cas extraordinaires, mais dans lequel on choisit un Particulier, pour exercer l’autorité de la République. Tout s’y regle par scrutin ; et il est composé d’autant de Plébeïens que de Nobles.

С. 47

П. 326. Каждой дом имеет одного представляющаго, или повереннаго, которой представляет общий совет, созываемой только для чрезвычайных случаев, но в котором избирается один член для отправления власти республики. Все в нем производится балотированием, и состоит он из толикаже числа простолюдимов, как и дворян.

P. 78

L. 337. Il n’est pas jusqu’au Maître d’Ecole, qui ne soit l’objet de l’attention du Gouvernement. Il est choisi par le Conseil, et jouit d’une distinction particuliere.

С. 47

П. 326. Даже школьной мастер есть предмет попечения Правительства: он избирается советом и пользуется особою отличностию.

P. 118

L. 338. Quoique soumise au Pape, la Ville de Norcia forme une espece de République ; ses Habitans ont le privilege de choisir leurs Magistrats, et n’obéissent qu’aux Loix qu’ils font eux-mêmems. Une des principales, c’est que tout homme qui sait lire ou écrire, ne peut posséder aucune charge ; ils sont persuadés que les Lettres sont dangereuses dans un Etat.

С. 73

П. 327. Город Норция подчинен Папе, но составляет род республики. Жители имеют право выбирать своих властелинов, и повинуются только законам, кои сами выдают. Один из главных есть, что всякой человек, умеющий читать или писать, не может отправлять никакой должности. Они уверяют, что всякое учение вредно в Государстве.

P. 129

L. 339. On les nomma Peres, et leurs Descendans Patriciens, origine de la premiere Noblesse. Les dignités Civiles, Militaires et Religieuses leur appartenoient à l’exclusion des Plébeïens.

С. 80

П. 328. Названы они отцами, а их потомки Патрициями. Начало перваго дворянства, достоинства гражданския, военныя и духовныя, принадлежали им со изключением из оных простолюдимов.

P. 129

L. 339. On tira de chaque curie dix hommes de cheval, qui formerent l’Ordre des Chevaliers, et tinrent le milieu entre les Patriciens et le Peuple. Ce dernier, quoique composé, d’Esclaves et de Pâtres, voulut, comme les autres, participer au Gouvernement. Tout ce qui regardoit la [p. 130] guerre ou la paix, la création des Magistrats, l’élection même du Souverain, dépendoit de ses suffrages.

С. 80

П. 328. Из каждой курии взято десять конных человек, а сии составили Рыцарской стан, и содержали средину между Патрициями и народом. Последний, хотя составленной из невольников и пастухов, хотел наровне с другими иметь участие в правлении. Все касающееся до войны или мира, до учреждения властей, до выбора даже Государя, зависело от его Голосов.

P. 130

L. 339. Telle étoit la constitution fondamentale de cet Etat, qui n’étoit ni purement Monarchique, ni entierement Républicain. Le Roi, le Sénat et le Peuple vivoient, pour ainsi dire, dans une dépendance réciproque, d’où résultoit un équilibre d’autorité, qui, en modérant celle du Prince, assuroit le pouvoir du Sénat et la liberté du Peuple.

С. 81

П. 328.Таково было коренное основание сего Государства, которое впрочем не можно назвать ни совершенно монархическим, ни совсем республиканским. Король, Сенат и народ жили, так сказать, во взаимной зависимости; а из сего изтекало равновесие власти, которая, умеривая власть Государя, убезпечала могущество Сената и вольность народа.

P. 135

L. 339. Servius, Successeur de Tarquin, entreprend de faire passer toute l’autorité dans le Corps des Patriciens ; et dans ce dessein, il établit des distinctions entre les divers Ordres de l’Etat. Pour achever son ouvrage, il songe à abdiquer la Royauté, et à réduire le Gouvernement en pure Aristocratie <...>.

С. 84

П. 328. Сервий, наследник Тарквина, предпринимает отдать всю власть Патрицианам, и в таковом намерении заводить отличности между разными станами Государства. Желая к концу свое дело привести, помышляет сложить Королевскую власть, и правление превратить в совершенную Аристократию <…>.

P. 135

L. 339. A la fierté d’un Gouvernement arbitraire, a succédé une Administration douce et tranquille, qui ne connoît d’autres armes que la persuasion.

С. 86

П. 328. Гордость самовластного правления наместилась правлением тихим и спокойным, не имеющим инаго оружия, кроме увещания.

P. 148

L. 339. <...> la tête du premier des Brutus qui détruisit la royauté, [p. 149] mélancolie, pensée profonde, fermeté d’âme, sévérité, tels sont les traits de ce fameux Républicain, dont le nom est devenu la terreur des Rois <...>.

С. 93

П. 328. <…> голова перваго Брута, изкоренившаго Королевскую власть; задумчивость, глубокия мысли, твердость души, суровость, суть черты сего славнаго республиканца, коего имя учинилось страшилищем Королей.

P. 153

L. 340. L’état Républicain succede au Monarchique : on élit deux Magistrats annuels, auxquels on donne le nom de Consuls <...>.

С. 95

П. 329. Республиканское правление заступает место Монархическаго: избираются два годовыя властелина, коим дается имя Консулов <…>.

P. 156

L. 340. Le défaut de Loix nécessaires à la bonne constitution d’une République, occasionne sans cesse de nouveaux troubles.

С. 97

П. 329. Недостаток законов, нужных для добраго составления республики, причиняет безпрестанно новыя замешательства.

P. 182

L. 340. Toutes les vicissitudes dont un Etat est susceptible, le despotisme, la monarchie, la tyrannie, l’aristocratie, l’oligarchie, la démocratie, et l’ochlocratie, ou la domination de la populace, s’y remplacent rapidement, et nous présentent, chez un même Peuple, le spectacle de toutes les formes de gouvernement, et le cercle de toutes les révolutions politiques.

С. 115

П. 329. Все перемены, каким только Государство подвержено быть может, деспотизм, монархия, тирания, аристократия, олигархия, демократия и охлократия, или господствование черни, скоропостижно в ней следует попеременно и представляют нам в одном народе зрелище всех правлений и круг всех политических перемен.

P. 182

L. 340. Le Despotisme s’établit sans art et par le seul mouvement de la Nature ; du Despotisme vient la Monarchie lorsqu’on y ajoute l’art, et qu’on [p. 183] en corrige les défauts par le secours des Loix.

С. 115

П. 329. Деспотизм основывается без искуства и единым движением природы; из деспотизма рождается монархия, когда к нему присовокупляется искуство, и когда в нем пороки [с. 116] исправляются помощию законов.

P. 183

L. 340. Quand la Monarchie dégénere et devient Tyrannie, la destruction du Tyran donne naissance à l’Aristocratie, qui se change comme naturellement en Oligarchie, et delà en Démocratie lorsque le peuple s’irrite et se venge des injustices de ceux qui le gouvernement.

С. 116

П. 329. Когда монархия портится и превращается в тиранию, истребление тирана производит аристократию, которая переменяется, как бы естественно, в олигархию, а из сей в демократию, когда народ раздражается и мстится за несправедливости им правящих.

P. 183

L. 340. Enfin, de la Démocratie, lorsque ce même Peuple devient insolent et méprise les Loix, s’engendre le gouvernement de la multitude ou l’Ochlocratie.

С. 116

П. 329. Наконец из демократии, когда сей самой народ начинает быть своеволен и законы презирает, выходит правление толпы или охлократия.

P. 183

L. 340. Ce prince gouverna injustement, et ne voulut regner que par le terreur ; ce qui donna lieu à une revolution qui rendit le Gouvernement aristocratique. Le Peuple, sensible aux bienfaits de ceux qui l’avoient [p. 184] délivré du Tyran, se soumit à leur conduite ; mais bientôt les Plébïens se sentirent dans les chaînes de la servitude ; le moment de la mort de Tarquin fut précisément l’époque où les Nobles commencerent à les opprimer. Le Peuple n’eut plus de part à l’Administration ; et toute la puissance passée dans les mains du petit nombre, devint oligarchique.

С. 116

П. 329. Сей Государь правил неправедно, и хотел править единым только страхом; что произвело замешательство, учинившее правление аристократическое. Народ, чувствуя благодеяние освободивших его от тирана, подчинил себя их поведению; но вскоре плебеяне познали тягость оков рабства, и час смерти Тарквина была точная эпоха, когда дворяне начали их угнетать. Народ не имел больше участия в правлении: вся власть, вошед в руки малаго числа, учинилась олигархическою.

P. 184

L. 340. Les Loix agraires rétablissent l’égalité, et donnent naissance à la Démocratie. C’est l’état parfait de la République, qui dura autant que les Loix furent en vigueur <...>.

С. 116

П. 329. Полевые законы возстановляют равенство и производят демократию. Сия есть совершенное состояние республики, продолжавшейся так долго, пока законы были в силе <…>.

P. 184

L. 340. Le renversement des Loix fondamentales de la Démocratie changea le Gouvernement en Ochlocratie. Depuis ce moment, l’argent et la force déciderent de tout ; l’Etat fut livré tantôt à un Tyran, tantôt à un autre ; on ne vit plus que [p. 185] complots, que meurtres, que proscriptions, que guerres intestines, jusqu’à ce que toutes les têtes monstrueuses de cette Administration turbulente étant écrasées, une seule demeura et ramena l’Etat, après tant de révolutions, au point d’où il étoit parti, c’est-à-dire, à la Monarchie despotique.

С. 117

П. 329. Испровержение коренных законов демократии переменило правление в охлократию. С сего времени деньги и сила решили все; Государство было предано то одному тирану, то другому. Видны были только заговоры, убивства, изгнания, междоусобныя брани до тех пор, как все уродливыя головы сего безпокойнаго правления были разбиты, и осталась одна, которая, по толиких переменах, привела опять Империю на то место, откуда она вышла, то есть на деспотическую монархию.

P. 385

L. 347.  <...> le Pape est le plus absolu des Souverains de l’Europe ; point de Corps représentant la Nation ; point de Loix ni d’Ordonnances antérieures, qui puissent balancer son pouvoir <...>.

С. 246

П. 336. <…> Папа есть наисамодержавнейший из Европейских Государей. Нет здесь корпуса, представляющаго народ; нет законов, ни нужных указов, могущих перевесить его власть <…>.