общее благо

.term-highlight[href='/ru/term/blagu-obschemu'], .term-highlight[href^='/ru/term/blagu-obschemu-'], .term-highlight[href='/ru/term/obschemu-blagu'], .term-highlight[href^='/ru/term/obschemu-blagu-'], .term-highlight[href='/ru/term/obschago-blaga'], .term-highlight[href^='/ru/term/obschago-blaga-'], .term-highlight[href='/ru/term/blage-obschem'], .term-highlight[href^='/ru/term/blage-obschem-'], .term-highlight[href='/ru/term/obschih-blag'], .term-highlight[href^='/ru/term/obschih-blag-'], .term-highlight[href='/ru/term/obschee-blago'], .term-highlight[href^='/ru/term/obschee-blago-'], .term-highlight[href='/ru/term/blago-obschee'], .term-highlight[href^='/ru/term/blago-obschee-']
Оригинал
Перевод
Т. 15. P. 423

SOUVERAINS, s. m. pl. (Droit naturel & politiq.) Ce sont ceux à qui la volonté des peuples a conféré le pouvoir nécessaire pour gouverner la société.
L’homme, dans l’état de nature, ne connoît point de souverain ; chaque individu est égal à un autre, & jouit de la plus parfaite indépendance  <…>.
Les hommes ne se sont mis en société, que pour être plus heureux ; la société ne s’est choisi des souverains que pour veiller plus efficacement à son bonheur & à sa conservation.  <…>
Les peuples n’ont point toujours donné la même étendue de pouvoir aux souverains qu’ils ont choisis. L’expérience de tous les tems apprend, que plus le pouvoir des hommes est grand, plus leurs passions les portent à en abuser : cette considération a déterminé quelques nations à mettre des limites à la puissance de ceux qu’elles chargeoient de les gouverner. Ces limitations de la souveraineté ont varié, suivant les circonstances <…> Il faut cependant que la limitation du pouvoir ait elle-même des bornes. Pour que le souverain travaille au bien de l’état, il faut qu’il puisse agir & prendre les mesures nécessaires à cet objet ; ce seroit donc un vice dans un gouvernement, qu’un pouvoir trop limité dans le souverain : il est aisé de s’appercevoir de ce vice dans les gouvernemens suédois & polonois.
D’autres peuples n’ont point stipulé par des actes exprès & authentiques les limites qu’ils fixoient à leurs souverains ; ils se sont contentés de leur imposer la nécessité de suivre les lois fondamentales de l’état, leur confiant d’ailleurs la puissance législative, ainsi que celle d’exécuter. C’est-là ce qu’on appelle souveraineté absolue. Cependant la droite raison fait voir qu’elle a toujours des limites naturelles ; un souverain, quelque absolu qu’il soit, n’est point en droit de toucher aux lois constitutives d’un état, non-plus qu’à sa religion ; il ne peut point altérer la forme du gouvernement, ni changer l’ordre de la succession, à-moins d’une autorisation formelle de sa nation. D’ailleurs il est toujours soumis aux lois de la justice & à celles de la raison, dont aucune force humaine ne peut le dispenser.
Lorsqu’un souverain absolu s’arroge le droit de changer à sa volonté les lois fondamentales de son pays ; lorsqu’il prétend un pouvoir arbitraire sur la personne & les possessions de son peuple, il devient un despote. Nul peuple n’a pu ni voulu accorder un pouvoir de cette nature à ses souverains ; s’il l’avoit fait, la nature & la raison le mettent toujours en droit de réclamer contre la violence. Voyez l’article Pouvoir. La tyrannie n’est autre chose que l’exercice du despotisme.

С.85

САМОДЕРЖЦЫ (право естеств. и полит.) суть те, которым воля народов поручила власть нужную для управления обществом.
Человек в естественном состоянии не ведает Самодержца : каждый частный человек равен другому и пользуется всесовершеннейшею независимостью. 
[с.87] Люди собрались в общество чтоб быть благополучнейшими ; общество избрало себе Самодержцев, чтобы чрез них больше и действительнее утвердити благоденствие свое и сохранить себя в целости. <…>
[с. 88] Народы не всегда давали равную власть Самодержцам, которых они избирали. Опыт всех времен доказывает что, чем больше страсти приводят их к употреблению оныя во зло. В разсуждении сего некоторые народы положили пределы власти [с. 89] тех, коим отдали себя в управление. Сии ограничивания переменялися по обстоятельствам <…>.  В прочем нужно что бы самое ограничение власти имело пределы : а дабы Самодержец имел попечение о [с. 90] благе общем, надобно чтоб он мог действовать и принимать меры нужныя для сего предлога. И так власть Самодержца весьма ограниченная, будет порок во правлении : легко можно приметить таковой порок во правлении Шведском и Польском.
Другие народы договорами нарочно учиненными и неоспоримыми не предохранили пределов полагаемых ими своим Самодержцам : но только предписали им необходимо следовать законам в основание положенным в государстве, поверяя им в прочем власть законодательную так равно как и исполнительную. Таковое самодержавство называется самодержавством совершенным. Однако здравый разсудок показывает, что оное всегда имеет естественные пределы : Самодержец, сколь ни совершенна власть его, не имеет права касаться законам составляющим государство, ниже вере ; не может переменять образа правления, [с. 91] ни порядка наследства без точнаго уполномочивания народнаго, и всегда подвержен он законам правосудия и благоразумия, от которых ни какая человеческая сила свободить его не может.
Когда Самодержец совершенный старается присвоити право переменять по своей воле законы за основание принятые в его государстве ; когда требует  власти произвольныя над животом и имением народа своего, тогда делается он Деспотом. Ни какий народ не мог и не желал дать таковыя власти своим Самодержцам : если же он то учинил, естество и благоразумие всегда подает ему право противится насилию. Тиранство есть ни что иное, как произведение в действо Деспотисма т.е. безпредельныя власти.

О государственном правлении (1770)
Антуан-Гаспар Буше д'Аржи, Луи де Жокур
P. 339

Ainsi, il n’est pas impossible qu’une république bien gouvernée fasse une guerre injuste. Il ne l’est pas non plus que le conseil d’une démocratie passe de mauvais decrets & condamne les innocens : mais cela n’arrivera jamais, que le peuple ne soit séduit par des intérêts particuliers, qu’avec du crédit & de l’éloquence quelques hommes adroits sauront substituer aux siens. <…> Examinez avec soin ce qui se passe dans une délibération quelconque, & vous verrez que la volonté générale est toûjours pour le bien commun <…>.

С.15

Следовательно хотя невозможное дело, что бы республика хорошо управляемая начала несправедливую войну, совет народоначалия издал бы ложные приговоры и невинных осудил; но все сие случится, сколь скоро народ прельщен будет частными пользами, которыя хитрые люди доверенностию и красноречием своим обратят в общия его пользы. <…>. При тщательном разсматривании всего происходившаго при каком либо народном совете найдется что общая воля клонится всегда к общему благу <…>.

S. 195, §164

Die bürgerlichen Tugenden aber bestehen eben in Handlungen, welche mit denen Gesetzen übereinstimmen; und Gesetze, welche nicht beobachtet werden, können nicht die geringste Wirkung auf das gemeinschaftliche Beste haben. Folglich ist es gar nicht möglich, daß ohne bürgerliche Tugenden ein gemeinschaftliches Beste, und überhaupt eine Bürgerliche Verfassung statt finden kann.

С. 353, §165

Гражданския же добродетели не в ином чем заключаются, как в соответствующих законам делах; и все те узаконения, которыя не наблюдаются, не могут ни какого на приращение общаго блага произвести действия. Следовательно нельзя тому и статься, чтобы без гражданских добродетелей возможно было общему благу и вообще гражданскому устроению существовать. 

S. 198, §167

<…> so ist das gemeinschaftliche Beste nicht allein der Grund, worauf alle bürgerliche Tugenden beruhen; sondern auch der Maaßstab, wornach allein deren Größe und Verdienst beurtheilet werden kann. 

С. 359, §168

<…> надобно общее благо почитать не токмо основанием всех гражданских добродетелей, но и размером, по коему о величии их и достоинств судить можно.

S. 4, §4

<…> daß der sittliche Zustand der Unterthanen, sowohl auf die Wohlfarth der einzeln Familien, als das gemeinschaftliche Beste, das bestmöglichste Verhältniß haben müsse <…>.

С. 5, §4

Нравственное состояние подданных должно всячески относиться как ко благополучию частных семей, так и к общему благу <…>.

P. 57

§ХVIII. Ochlocratie

De plus, une République dégénere en Ochlocratie, quand le Peuple & la Noblesse refusent d’obéir aux loix, & cessent de garder l’ordre, les formalités & les termes établis pour l’élection & la déposition des Magistrats. Tel fut le mauvais Gouvernement de Rome sous les Decemvirs, lorsque les Grands pretendoient envahir l’autorité suprême par la force, & non plus l’obtenir par la liberté des suffrages. La Démocratie souffre aussi cette altération, lorsque la dissention se met entre le Peuple & la Noblesse, soit que la Noblesse dédaigne de concourir avec le Peuple, au bien commun, ou que le Peuple se détache de la Noblesse ; comme il arriva lorsque le Peuple Romain se sépara des Nobles, & se retira sur le mont Aventin.

L’homme d’état, par Nicolo Donato. T. 1 (1767)
Nicolò Donà (Donato), Jean-Baptiste-René Robinet
Л. 24 об.

Охлократия или многовластие

Республика перераждается в Охлократию, когда народ и дворянство отрекаются от повиновения законам и престают наблюдать порядок, обряды и сроки назначенныя для избирания и отрешения судей. Такое худое правление было в Риме при децемвирах, когда вельможи хотели силою получать главное начальство, а не воле голосов. Демократия также претерпевает сию перемену. Когда вкореняется раздор между народом и дворянством, либо по причине пренебрежения дворянства споспешествовать купно с народом общему благу, либо по причине отделения народа от дворянства, как то случилось в то время когда Римской народ оставив знатных, удалился на Авентинскую гору.

Статской человек (1786)
Николо Дона (Донато), Жан-Батист-Рене Робине
P. 337

ÉCONOMIE ou ŒCONOMIE, (Morale & Politique.) ce mot vient de οἶκος, maison, & de νόμος, loi, & ne signifie originairement que le sage & légitime gouvernement de la maison, pour le bien commun de toute la famille. Le sens de ce terme a été dans la suite étendu au gouvernement de la grande famille, qui est l’état. Pour distinguer ces deux acceptions, on l’appelle dans ce dernier cas, économie générale, ou politique ; & dans l’autre, économie domestique, ou particuliere.

С. 1

Слово Экономия не значит, по происхождению своему, инаго, как мудрое и законное управление дома, ко благу общему целаго семейства служащее. Смысл слова сего распространен по том и на великое семейство, то есть на государство. Для различения сих двух знаменований в последнем сем смысле называют Экономиею всеобщею, или политическою; а в другом Экономиею домашнею, или частною.

P. 189

§ 317. Pactum, commune bonum conjunctis viribus promovendi gratia, initum societas; ipsaque salus, quae ad omnes pertinet, utilitas communis nominatur.

Elementa philosophiae recentioris (1777)
Friedrich Christian Baumeister
С. 291

§ 127. Договор, для приумножения общаго блага по согласию многих людей учиненный, называется общество (Societas); и самое благосостояние, до всех принадлежащее, почитается общею пользою (Utilitas communis).

Нравоучительная философия (1788)
Фридрих Христиан Баумейстер
P. 190

III. Salus societatis est eiusdem finis.

IV. Salus societatis consistit in non impedita promotione boni communis, coniunctis viribus obtinendi.

Elementa philosophiae recentioris (1777)
Friedrich Christian Baumeister
С. 292

III. Конец общества состоит в благосостоянии онаго.

IV. А благосостояние общества содержится в безпрепятственном разпространении общаго блага, сопряженными силами получаемаго.

Нравоучительная философия (1788)
Фридрих Христиан Баумейстер
P. 76

Charles, pour s’affranchir de la dépendance où le tenoit l’économie du parlement, & pour étendre son autorité au-delà des bornes qu’il s’étoit lui-même prescrites, oubliant l’intérêt de l’Angleterre <…>.

C. 165

Карл дабы избавиться зависимости Парламента и распространить власть свою за предписанные им самим пределы, забыл общее благо государства <…>.

P. 115

Un rentier que l'Etat paye pour ne rien faire, ne différe gueres à mes yeux, d'un brigand qui vit aux dépens des passans. Riche ou pauvre, puissant ou foible, tout Citoyen oisif est un fripon.

Toujours des exagérations, ou des notions indéterminées. La distribution inégale des biens, qui entre également dans le plan de la Providence & dans celui de la Société, fait qu'on peut contribuer au bien public par l'usage légitime de ses richesses, tout comme par l'emploi & l'exercice de ses facultés corporelles. Le travail manuel peut avoir des utilités particulieres pour le riche; mais il n'est jamais une obligation essentielle, un devoir indispensable à son égard. Celui qui s'occupe de la culture de son esprit, qui éleve sa famille, qui entretient l'ordre dans sa Maison, qui soulage les pauvres, ne touchât-il jamais aucun outil, n'est point un Citoyen oisif, beaucoup moins un fripon.

Anti-Émile (1763)
Jean-Henri Samuel Formey
С. 115

Сборщик, которому ни за что платит государство, в глазах моих не [с. 116] различается почти от разбойника, на щот прохожих живущаго. - - Богатый или бедный, сильный или слабый, всякой праздный гражданин есть обманщик.

Всегда увеличивания, или неопределенныя понятия. Неравное разделение благ, в план как Провидения входящее, так и общества, делает, что можно законным употреблением богатств своих общему благу способствовать, точно так, как работою и упражнением телесных своих способностей. Ручная работа может иметь особенныя для богатаго, выгоды; но никогда не бывает существенною обязанностию, необходимою в разсуждении его должностию. Тот, кто просвещением разума своего занимается, кто семейство свое воспитывает, кто порядок в доме своем содержит, кто бедным помогает, хотя бы никогда не принимался ни за какое орудие, не есть праздный гражданин, тем менее обманщик.

Анти-Эмиль (1797)
Жан Анри Самюэль Формей
P. 11

6. Tout Gouvernement est en droit de proscrire, c'est à dire, de prohiber les doctrines qu'il juge contraires au bien public.

Anti-Émile (1763)
Jean-Henri Samuel Formey
С. XXIV

6. Всякое правительство в праве шельмовать, то есть запрещать учение, которое противным почитает она благу общему.

Анти-Эмиль (1797)
Жан Анри Самюэль Формей
P. 207

Tous les Rois devroient descendre du Thrône à sa voix. Si nous étions Rois, nour ne serions plus bienfaisans, si nous étions Rois & bienfaisans, nous ferions sans le savoir mille maux réels pour un bien apparent que nous croirions faire. Si nous étions Rois & sages, le premier bien que nous voudrions faire à nous-mêmes & aux autres seroit d'abdiquer la Royauté, & de redevenir ce que nous sommes. Le moyen après cela d'honorer les Rois, puisqu'il n'y en a aucun qui ne garde sa Couronne en dépit du bon sens & du bien public.

Anti-Émile (1763)
Jean-Henri Samuel Formey
С. 230

По его голосу, долженствовали бы все Цари сойти с трона. Естьли бы мы были Царями, то бы не благотворнее были мы, естьли бы Царями и благотворными были мы, то бы тысячу вещественных зол по неведению сделали мы за одно мнимое добро, которое бы сделать думали мы. Естьли бы Царями и мудрыми [c. 231] были мы, то первое благо, которое захотели бы мы себе самим и другим сделать, было бы, отказаться от царства, и сделаться тем, чем ныне мы. И так причина чтить Царей есть, понеже ни одного нет из них, который бы не хранил короны своей на зло здраваго смысла и общаго блага.

Анти-Эмиль (1797)
Жан Анри Самюэль Формей
P. 166

C’est cet ordre qui nous maintient [p. 167] dans une exacte subordination, sans détruire notre égalité naturelle : tout nous engage à l’observer ; <...> notre propre intérêt, le bien général de la Societé où nous sommes obligés de vivre.

C. 177

Сей-то чин удерживает нас в совершенном повиновении без нарушения естественнаго равенства. Все принуждает нас сохранять его как-то: <…> наша собственная польза и общее благо отечества, которое мы соблюдать обязаны.

P. 378

L. CXXI. Le Mexique. Le Vice-Roi est à la tête de la premiere, et y préside lorsqu’il lui plaît. Son autorité n’est cependant pas si absolue, que le conseil n’ait le pouvoir de s’opposer à tout ce qui blesse les loix et le bien public <...>.

С. 234

П. 108. Мексика. В первой президентом вицерой присутствующий, когда ему захочется; власть его однако не столь безпредельна, чтобы совет не мог возпротивиться тому, что нарушает законы и общее благо <…>.

X.

Definitio.

Iam ut ad rem ipsam accedamus definiti potest Ratio status quod sit reip.[ublicae]  utilitas.

Huic nostrae definitioni geminum videtur omnino quod suppeditat nobis Scipio Amiratus lib. 12 disc. 1 potestque instar definitionis esse, status ratio inquit, sive eas Remp.[ublicam] sive ipsam repraesentantes principes spectet, publici boni procurandi aut male avertendi ratio est. Quod alias vulgo dicitur, quot capita tot sententiae, id optimo jure dicere possumus de ijs, qui rationis status definitionem tradere conatisunt. Quippe, prout quisque hanc vocem diversimode non solem sumit, sed in eadem nobiscum acceptione, alius aliam & diversam definitionem extruit, sed irrito plerumque conatu. Primas obtinet, qui v[i]res suas in definitione tradenda tentavit, Ludovicus Septalius & Medicus & Politicus perspicacissimus, qui rationem status definit, quod sit habitus intellectus practici, quem prudentiam appellamus, cujus beneficio homines deliberant de rationibus, et modis introducendi et conservandi eam dominij formam, in qua sunt constituti. … 

Clapmarius frustra etiam est cum latissima sua definitione, quam habet lib. 4 de Arc. Rerump[ublicarum]. c. 2. ubi ita definit jus dominat ionis (ita enim exprimit rationem status) quod sit supremum quoddam jus, sive privilegium, bono publico introductum, contra jus commune seu ordinarium, sed tamen à lege divina non alienum, atque jus veluti legitimate tyrannidis.

Dissertatio de ratione status (1651)
Hermann Conring, Heinrich Viktor von Voss
Л. 9 об.-11

Глава 10.

Приближившеся теперь к делу мощно опряделится рации статуса что есть она пол[ь]за речи посполитой.

В нашем сим определении воистино двоякое дело видится, которое пособствует н[а]м Сципио Амират в книге двенадестой в розговоре первом, и может быть вместо определения глаголет: рацим статуса или оная надлежат будет к речи посполитой или к кн[я]зям, которые оную настаятелно приказуют она рация или причина есть к промыслу общаго блага, или ко отдалению зла. Что и како обще речется скол[ь]ко голов тол[ь]ко и мнений сие велми добрых правом может глаголет о таких которые старалися выдат[ь] определение рации статуса. Сиреч[ь] им же образом кто нибуди

речение сие не токмо розличным способом берет но в оном же с нами взятии другой другое и разное определение созидает, но наипаче старанием суетным. Верх держит которой в выдании определение сылы своей испытовал Лудовик Септалиус и доктор и политик прозорливейший, которой определяет рацию статуса, что она есть способность действител[ь]наго разума, которого нарицаем ростропностию, чрез которой благодеяние людие поучаются о росмотрениях и о способах как им ввесть и содержать ов (sic!) вид владения, в котором они составлении, но недоволно в деле.

Так же и Клапмариус суетны с велми широким своим определением, которое имеет в четвертой книге о тайнах речи посполитой второй главе где так окончевает, право  владение (ибо так он выражает рацию статуса) что есть ноивыжшая некоторая власть или привелегную за общую ползу введет против общой власти, или звычайно однакож их о б[о]жие закона не чужд и есть власть буди то законнаго тиранства.

О рации стата (I четверть XVIII в.)
Герман Конринг, Генрих Виктор фон Фосс
P. 469

XV. Theorema. 
Tyrannus strenuus & virtute praeditus, ut tyrannidis opes firmet, alere factiones inter subditos, & boni publici amantes tollere debet.

Л. 368

ДI [14- sic!] Разсуждение. 
Мучитель скорый и силный, да утвердит свое свирепство, любити лукавство между подданными, а общих благ любителей искореняти.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!