император

.term-highlight[href='/ru/term/imperatorom'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatorom-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatorov'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatorov-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatory'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatory-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperator'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperator-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatora'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatora-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatoru'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatoru-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatorov-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatorov-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatorom-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatorom-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatora-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatora-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperator-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperator-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatorami'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatorami-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatoram'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatoram-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatorah'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatorah-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatory-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatory-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperatoru-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperatoru-1-']
Оригинал
Перевод
P. 83

Iam quod tertio inquiunt, iustae aetatis, & maturae imperio, sic eligi: ita habet, & commodum est. Sed enim illud adhaeret incommodi, quod regnum interea vacat, nec possessorem habet. Quod siquis considerat, maius malum est, & plura saepe daturum, quam imbecilla in imperio aetas. Sane ubi interregnum eft, iustitia & leges [84] silent, licentia & vis valent: atque id saepe hebdomadas, menses, annos manet. Quae interea confusio, aut scelera sunt? quae ambitio & prensatio? per quas fraudes, & artes? Germaniam vide, ubi Imperator demortuus: boni omnes in praesenti & futuro sunt metu. 

 

 

Л. 46 об.

А что глаголют, яко во избрании избираеми бывают мужие совершеннаго возраста и совершеннаго разума, то есть благо и полезно, обаче благость тую великое зло, и ползу великая тщета предваряет: идеже бо аще и на малое время оскудеет царь, тамо нужда есть государству велию беду претерпети, дондеже изберется новый царь; часто же не чрез един ниже чрез два месяца, но чрез несколко лет [л. 47] продолжается избрание, и чрез все тое между царства время правда и законы молчат, неправда же, насилие, кровопролитие и иная злая роги возносят; тогда бо благии человецы от злых утесняеми и озлобляемыи бывают, а лукавым и безсовестным ни един же страх, ни едино же наказание; тогда бо кто силнейший, той и лучшший; в наследии же не тако, ибо наследник аще и млад будет, всегда тех при себе имеет, котории до возроста его должна суть всякие царственные дела добре управляти, правду и кривду между народом разсуждати; возри на немецкую землю и разсуждай, что тамо обыче бывати: егда не станет императора, тогда бо тамо вси добрии в великом пребывают гонении и трепете.

S. 44

F. Wie mancherley sind die Grundgesetze oder Constitutionen des deutschen Staats?

A. Zweierley, geschriebene und ungeschriebene.

F. Was bemerket ihr bei den geschriebenen Gesetzen?

A. Daß sie ungültig sind, so bald entweder der Keiser, oder die Stände nicht ausdrücklich darein willigen.

С. 45

В. Какия узаконения в Германии?

О. Двоякие, написанные и ненаписанныею

В. Что примечать надлежит при неписанных узаконениях?

О. Что они недействительны, когда император, или чины отменить оное вознамерятся.

S. 94

F. Wie nennet man sonnst noch das deutsche Keiserthum?

A. Das römische Reich.

F. Warum?

A. Weil das Oberhaupt desselben die Stelle der alten römischen Keiser in Occident vertritt.

С. 95

В. Как называется еще Немецкая империя?

О. Римская империя.

В. Для чего?

О. Для того что глава оной заступил место древних римских императоров на западе.

S. 96

 F. Was saget man von dem russischen Keiserthumer?

A. Er ist in diesem Jahrhunderte mit diesem Namen beleget worden, nachdem die Monarchen desselben von andern europäischen Regenten für Keiser und Keiserinen sind erkannt worden. 

В. Что о Российской империи примечать должно?

О. Что она в сем веке сие имя получила, и от сего времени монархи оной от прочих европейских владетелей императорами и императрицами признаються.

S. 102

 F. Was ist ein freie und Reichs-Stadt?

A. Eine Stadt, die mehr oder weniger Gebiete hat, und sich selbst regieret; ob sie gleich gewissermaßen unter dem Keiser und der Reiche steht. 

С. 103

В. Что есть вольной Имперской город?

О. Которой, имея более или менее уездов, правит сам собою; хотя и состоит оной в воле императора и государства.

S. 42

Dieses Bisthum ist vollkommen unabhängig und erkennet keinen andern Oberherrn als seinen Bischoff.
Die Bischöffe von Ermeland tragen den Titel als Fürsten des Heiligen Römischen Reichs vermöge eines Frei-Briefes Kaisers Karls IV. Sie üben über ihre Unterthanen alle Rechte der Oberherrschaft aus; sie haben das Vorrecht unter ihrem Wappen Münzen zu schlagen und Adels Briefen auszufertigen; und endlich verwalten sie die obere und untere Gerichtsbarkeit über die Edelleute ihres Stiftes. 

С. 46

Сие Епископство ни от кого не зависит, и не признает другой власти над собою, кроме своего Епископа.
Епископы Эрмеландские пишутся Князьями Священныя Римския Империи, по данной им грамоте от Императора Карла четвертаго. Они над подданными своими имеют все права верховной власти; могут делать под гербом своим деньги, и давать грамоты на шляхетство; а наконец чинят суд и расправу между шляхтичами своей епархии.

P. 316

Son Conseil étoit composé des Pensionnaires de l’Empereur Léopold <…>. 

С. 142

Совет его состоял из таких особ, кои получали жалованье от императора Леопольда <…>. 

P. 326

L’Empereur, après avoir plaint son beau-frere d’être né sans talens pour le Trône, répondit qu’il plaignoit encore plus la République <…>. 

P. 152

Император изъявил соболезнование свое о том, что зять его рожден без таких  качеств, которые нужны к правлению, сожалел паче еще о республике <…>. 

P. 8

Un concours de différentes causes avoit préparé de loin cette longue révolution, & facilité le succès des nations qui envahirent l’Empire. La république romaine avoit conquis le monde par la sagesse de ses maximes de gouvernement & par la sévérité de sa discipline militaire. Sous le regne des empereurs, les anciennes maximes furent négligées ou méprisées, & la discipline se relâcha par degrés. Les armées romaines, dans le quatrieme & le cinquieme siecles, n’avoient presque plus aucune ressemblance avec ces invincibles légions, qui enchaînoient par-tout la victoire sur leurs pas. Ces hommes libres, à qui [p. 9] l’amour seul de la gloire ou de la patrie mettoit auparavant les armes à la main, étoient remplacés par des sujets & des barbares qu’on enrôloit par force ou pour de l’argent.

С. 12

Многия различныя причины приготовляли издалека сию великую перемену, и способствовали успехам тех народов, которые завладели империею. Римское общенародие покорило свет своими мудрыми узаконениями правления и строгостию воинскаго порядка. При владении Императоров древния узаконения были пренебрегаемы или презираемы, а военный порядок постепенно приходил в ослабление. Римския войска в четвертом и в пятом веках почти никакого не имели подобия с теми непобедимыми полками, которые влекли за собою повсюду победу. Те вольные люди, которым одна любовь ко славе или к отечеству влагала прежде в руки оружие, заменяемы были подданными и варварами, которых набирали или силою, или за деньги.

P. 321

Le Senat à son retour lui décerna des honneurs extraordinaires, & une autorité sans bornes, qui ne laissoit plus à la Republique qu’une ombre de liberté. On le nomma Consul pour dix ans, & Dictateur perpetuel. On lui donna le nom d’Empereur, le titre auguste de Pere de la Patrie. On déclara sa personne sacrée & inviolable. C’étoit réünir & perpetuer en sa personne la puissance & les priviléges annuels de toutes les dignitez de l’Etat.

C. 404

Сенат, по его [Цесаря] возвращении, воздал ему отменные почести, и вручил ему неограниченную власть, которая оставляла в Республике едину только тень вольности. Он назван Консулом на десять лет, и Диктатором на всю жизнь. При том [с. 405] дан ему был титул Императора, то есть почтенной титул Отца Отечества. Особа его объявлена была священною и ненарушимою. А тем соединены и навсегда утверждены в его Особе, ежегодные Начальствы и преимуществы всех Властей Государственных.

P. 423

Auguste <…> résolut <…> de retenir toujours la souveraine puissance; mais sans prendre le titre de Roy si odieux dans une Republique. Il rejetta par la même raison celui de Dictateur perpetuel qui avoit coûté la vie à son grand oncle, & il se contenta de la qualité ordinaire d’Empereur, que les [p. 424] soldats pendant le tems de la Republique donnoient aux Generaux victorieux, & qu’il ne prit que pour accoûtumer les Romains sous un nom connu, à une autorité nouvelle & jusqu’alors inconnuë. Il conserva en même tems toutes les charges & les dignitez de l’Etat. <…> quoique dans le fond ces differentes dignitez dépendissent d’une puissance superieure qui les faisoit agir suivant ses vûës & ses interêts. <…> [p. 425] Ce Prince par une conduite si habile, accoûtuma insensiblement des hommes libres à la servitude, & rendit une Monarchie nouvelle, supportable à d’anciens Republicains.

С. 533

Август <…> вознамерился удержать на всегда Самодержавную власть, но не принимая имени Царя, нетерпимаго в Республике. Он отверг для сей же причины и имя всегдашняго Диктатора, которое было причиною смерти его деда, а удовольствовался обыкновенным названием Императора, которое [с. 534] воины во времена Республики давали победоносным Полководцам, и которое он взял в том виде чтоб приучить Римлян, под известным именем, к новому и неизвестному до толе Властительству. Он оставил при том все Чины и Достоинствы Государственные. <…> хотя в сущности сии разныя Достоинствы зависели от единаго вышняго Властительства, которое действовало ими по своим видам и пользе. <…> [с. 535] Сей Государь, толь искусным [с. 536] правлением, приучил непринужденно вольных людей к рабству, и соделал новую Монархию, сносную бывшим Республиканам.

S. 843

53. Was die Regierungs-Art von Teutschland betrifft, so ist es nicht ein solches Reich, wo ein König ist, der des gantzen Reichs Kräffte brauchen kann, und nach dessen blossem Befehl sich alle und jede, so im gantzen Reich sich befinden, sich anschicken müssen. Es ist auch alldar die Königliche Gewalt nicht auf solche Masse umschräncket, wie in einigen Reichen in Europa, wo der König gewisse Actus der höchsten Gewalt ohne der Stände Bewilligung nicht exerciren kann. Sondern es hat seine eigene Beschaffenheit mit der Regierung in Teutschland, dergleichen in keinem Reich in der Christenheit zu finden ist, ausser daß vor alten Zeiten Franckreich fast ein gleiches [S. 844] Ansehen gehabt. Denn es hat zwar Teutschland ein Haupt, so den Titel eines Römischen Kaysers führet; welcher Titel in seiner ersten Bedeutung nichts anders als die Souverainität über die Stadt Rom, und die Protection über die Römische Kirche und deren Patrimonium importiret <…>. Darneben aber haben die so genannte Stände von Teutschland, welche zum Theil grosse und mächtige Landschafften besitzen, über ihre Land und Leut so vieles von der Souverainität, daß, ob sie wol dem Kayser und Reich mit Lebens-Pflicht zugethan sind, man sie dannoch nicht als eigentliche-genannte Unterthanen, oder vornehme Bürger in einer Republick ansehen kann. Denn sie besitzen die hohe Lands-Obrigkeit, wie sie es nennen; Krafft derer sie die höchste Jurisdiction über ihrer Unterthanen Leib und Leben exerciren, <…> unter sich, und mit auswärtigen Staaten Bündnüsse machen; doch, daß sie nicht wider den Kayser und das Reich gerichtet seyen; <…> Ob nun wohl diese Hoheit der Stände machet, daß der Kayser im Reich, so ferne es von seinen [S. 845] Erbländern unterschieden, mit nichten en souverain regieren kan; so befindet sich doch, daß, je mehr Macht und Ansehen ein Kaiser für sich selbst gehabt, je mehr haben sich die Stände nach seinem Willen anschicken müssen. Inmassen man dann auch findet, daß die Hoheit der Stände, ohne waß von der Churfürsten Amt in der Güldenen Bulle ausdrücklich disponiret ist, mehr auf das Herkommen und den alten Gebrauch, als auf ausdrückliche Constitutiones sich gegründet; diß durch den Westphälischen Frieden selbige Hoheit und Gerechtsame klar, ausdrücklich, und absonderlich confirmirt worden.

С. 277

53. Что касается до правления в Немецкой земле, то оная не такое государство, которым бы управлял Король, так чтоб силы всего государства по своей воле обращать мог, и по его бы единственному повелению все находящиеся в государстве поступали. При том королевская власть там не так ограничена, как в некоторых Европейских государствах, где Король некоторыя определения своею властию без соизволения чинов исправлять не может. В Немецкой земле правительство совсем особливаго состояния, какого в других государствах в Христианстве найти не можно, кроме того, что в древния времена во Франции подобное правление было. В Немецкой земле есть глава, имеющая титул Римскаго Императора. Сей титул в первом своем знаменовании заключал в себе самовладетельство над городом Римом и защищение Римской церкви и ея владений <…>. Сверх сего так называемые Немецкие чины, которые отчасти великими и сильными землями обладают, над своими землями и народом имеют столь [с. 278] великое самодержавство, что хотя они Цесарю и Империи жизнью подчинены, однако не можно их собственно почесть за подданых или знатнейших мещан в Республике. Ибо они имеют высочайшую власть в своей земле и высочайшее право над своими подданными и над их жизнью, <…> между собою и с иностранными государствами союзы заключают, но так, чтобы оные ни против Цесаря, ни против Империи не клонились <…>. Хотя сия высокая власть чинов причиною, что Цесарь в Империи, поелику он отличен от своих наследных земель, не может самовластно правительствовать, однако можно видеть, что чем больше Цесарь сам собою силы имеет, тем больше чины по его воле поступать должны. Ибо можно усмотреть, что великая власть чинов кроме того, что о Курфирстском достоинстве в золотой Булле именно объявлено, больше на предках и древнем употреблении, нежели на действительных узаконениях была основана, пока [с. 279] напоследок Вестфальским миром оная власть и право ясно, именно и особливо не подтверждена.

S. 254

Sie hat ihre völlige Freiheit und Unabhängigkeit nun schon seit unterschiedenen Jahrhunderten behauptet, <...> Gesetze und Ordnungen in geist- und weltlichen Sachen gemacht <...>. Für einen solchen freien Staat ist sie im westphälischen Frieden von 1648 selbst vom Kaiser und Reiche erkannt worden.

С. 51

Она чрез многие уже веки твердо и непоколебимо защищает свою вольность и независимость, <...> сделала законы и учреждения в духовних и светских делах <...> 1748 года признана она на Вестфальском мире от императора и всей империи вольною республикою <...>.

P. 351

Pollio libro VII. de legibus Romanorum refert, legem fuisse sanctissimam, et inde a Consulum initio pro consuetudine in urbe introductam, ut Dictatores, Censores et Imperatores semel, ut minimum, singulis hebdomadis curiam ingressi, de reipublicae statu rationem redderent. Quae lex utinam nostro servaretur aevo! Nemo enim aequabilem omnibus justiciam administrare magis nititur, quam qui futurum cogitat, ut a se ratio muneris reposcatur.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 73

Поллион в седьмой книге о законах Римских повествует, что имелось свято хранимое и даже от начала Консульскаго во обычай введенное узаконение, в следствие котораго Диктаторы, Ценсоры, и Императоры по крайней мере одиножды на неделю, вошед в Сенат, должны были давать отчет о Государственном состоянии. Не худо, ежели бы и в нашем веке тот закон был наблюдаем! Ибо никто не старается больше равновесное всем оказывать правосудие, как тот, который помышляет, что со временем востребуют у него о должности ответа.

P. 214

L'empereur moscovite, enfin victorieux des Suédois sur mer et sur terre, et ayant aidé à les ehasser de la Pologne, y dominait à son tour: il s'était rendu médiateur entre la république et Auguste <...>.

Histoire de Charles XII, roi de Suède (1731)
François-Marie Arouet dit Voltaire
Л. 132. об.

В протчем российской император, над шведами на море и сухом пути победитель, способствовал к выгнанию их из Польши, сам вместо их тамо владычествовал, зделался посредником между республикою, и Августом <...>.

P. 58

The canton of Glaris was formerly subject to the abbess of the convent of Seckinguen in Suabia: the people however enjoyed very considerable privileges, and a democratical form of government, under the administration of a mayor, appointed by the abbess, but chosen among the inhabitants. Towards the latter end of the thirteenth century, the emperor Rodolph I. obtained the exclusive administration of [p. 59] justice; and not long afterwards his son Albert, having purchased the mayoralty, which had insensibly become hereditary, re-united in his person the whole civil and judicial authority. Accordingly that prince, and his immediate descendents the dukes of Austria, oppressed the people, and ruled over them with an absolute sway. In 1350, Schweitz, assisted by Zuric, Lucerne, Uri, and Underwalden, expelled the Austrians from the country of Glaris, re-established the democracy, and restored liberty to the people.

С. 64

Гларийской кантон принадлежал некогда Аббатиссе Секингенскаго Швабскаго монастыря, и народ имел в то время знатныя привилегии. Правление его было демократическое, под дирекциею одного начальника, определяемаго Аббатиссою, но выбираемаго [с. 65] жителями сея земли. Пред концем XIII века Император Рудольф I принял на себя должность отправлять правосудие в сем кантоне; не много спустя после того времени сын его Алберт, приобретши над ним начальство, которое нечувствительно по том учинилось наследным, присоединил себе как гражданскую, так и уголовную власть: почему сей Государь и его наследники, непосредственно за ним следующие, Австрийские Герцоги, притесняли народ и управляли оным самовластно. В 1350 году Швейц, будучи вспомоществуем Цурихом, Люцерном, Ури и Ундервалденом, выгнал Австрийцов из Гларийских земель, возстановил демократическое правление и жителям оных возвратил свободу.

P. 411

According to the historians of Berne, this town was built by Berchtold V, duke of Zaeringen; and was, from its foundation, an imperial city. Upon the death of the duke in 1218, the emperor Frederic II. conferred upon the inhabitants considerable privileges, and drew up also a code of legislation, which forms the basis of their present civil laws. The liberty which this town enjoyed, attracted great numbers of inhabitants from the adjacent country, who found here a sure asylum from the oppression of the nobles.

С. 157

Город сей [Берн] по мнению всех Историков того уезда основан Берхтольдом V, Герцогом Церингенским, и был с тех пор Имперским городом. По смерти Герцога случившейся в 1218 году Император Фридерик II дал знатныя преимущества его жителям, издал также книгу законов, служащих еще и ныне основанием гражданских законов. Свобода, которою пользовался сей город, привлекла великое число жителей из соседних земель, нашедших там безопасное убежище против мучения дворянства.

P. 451

The town of Geneva and its territory, were formerly united to the German empire, under the successors of Charlemain: but as the power of the emperors, feeble even in Germany, was still weaker in the frontier provinces; the bishops of Geneva, like several other great vassals of the empire, gradually acquired very considerable authority over the city and its domains; which the emperors had no other means of counterbalancing, than by encreasing the liberties of the people. During these times of confusion, constant disputes subsisted between the bishops and the counts of the Genevois; for, the latter, although at their first institution merely officers of the emperor, and considered as vassals of the bishops; yet they claimed and asserted a right to the exclusive administration of justice. The citizens took advantage of these quarrels; and, by siding occasionally with each party, obtained an extension of their privileges from both.

С. 200

Город Женева и земля сего общества составляли прежде часть Немецкой Империи в царствование наследников Карла Великаго: но как сила Императоров будучи не велика в центре государства, была еще слабее в пограничных провинциях, то Женевские Епископы по примеру многих других знаменитых Вассалов Империи нечувствительно присвоили довольную власть над городом и его вотчинами; Императоры не находили другаго средства к остановлению их успехов, как умножить вольность и права народа. В сие время безначальства и мятежа Женевские Епископы имели безпрестанные споры с Графами сего города; сии последние хотя с начала перваго их определения были простые Офицеры у Императора, и Вассалы Епископские, однако не убоялись итти против их и защищать мнимое их право на отправление изключительное [с. 201] правосудия. Граждане умели воспользоваться сими спорами, и вступаясь то за ту, то за другую сторону, доставили себе от обеих сторон знаменитыя преимущества.

P. 147

L. LVIII. C’est aussi la religion de l’empereur, des princes et des personnes les plus distinguées. Ces principes sont dérivés de la religion naturelle, établie à la Chine, longtems avant la naissance de ce philosophe <...>.

С. 105

П. 58.  Император исповедует сию же веру, равно как князья и все чиновные. Она основана на естественном законе, коего держались в Китае еще до рождения описуемаго мною философа <…>.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!