монархия

.term-highlight[href='/ru/term/monarhii'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhii-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhieu'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhieu-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhii-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhii-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhii-2'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhii-2-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiu'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiu-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiya'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiya-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiya-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiya-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiu-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiu-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiyah'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiyah-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiyam'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiyam-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiyah-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiyah-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhieu-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhieu-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/manarhii'], .term-highlight[href^='/ru/term/manarhii-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhi-i'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhi-i-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiya-2'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiya-2-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhii-3'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhii-3-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiyami'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiyami-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhia'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhia-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhii-4'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhii-4-']
Оригинал
Перевод
P. 315

Suadet porrò ambitio nimia Populi libertatem opprimere, subigere Nobilitatem, potentiorum vires infringere, & ad auctoritatem Regiam reducere omnia: existimat enim tum securiorem se fore, cùm fuerit absoluta, & subditos magis in servitutem redegerit ; grandis error, quo adulatio animos occupat Principum , eosque gravibus periculis objicit. Modestia est, quæ conservat Imperia, dum nimirum Princeps suam dominandi cupiditate ita corrigit, ut dignitatis suae potestatem. Nobilitatis amplitudinem, & populi libertatem intra rationis liimites coërceat: neque enim diu stare poterit Monarchia, cui de Aristocratia et Democratia aliquid admixtum non fuerit. Potestas absoluta tyrannis est; qui illam quærit, exitium suum quærit. Huc denique Principi sunt omnia reducend, ut us , qus sub imperio sunt, non tyrannum, sed Patrem familias, aut Regem agere videatur, & rem non quasi Dominus, sed quasi Procurator et Prefectum admumistrare, ac moderate vivere, nec quand nimium est, sectari *.

[*Arist[oteles]. Pol. l.5. c.11]
 

Л. 116

Понуждает к тому излишнее властолюбие отъяти свободу людем, покорити стареишине, велможам сломити силы, и вся к единовластителству устроевати. Разумеет бо властолюбец, яко безбеднейший будет, егда сам вся одержит, и людей болшою работою отяготит. Но се великое заблуждение, вне же ласкателие с[е]рдца княжие вводят, и купно их в великия беды ввергают. Обаче кротость сохраняет Ц[а]рствия, егда Ц[а]рь тако своя похоти управляет, яко и достоинства своего власть и честь велмож своих, и свободу народа в добром разума определении содержит. Не может бо долго пребывати Монархия, аще что от Аристократии и Демократии премешеннаго себе не имеет. Совершенное и самоволное единовластителство есть мучителство, его же аще кто ищет, ищет погибели своея. Вся убо якоже Аристотель тако устроевати подобает, да Ц[а]ря людие не мучителем, но Господарем нарицают; и да вся творит не яко Г[оспо]д[а]рствующий, но яко домовит и иконом, да живет в мерности, и всего еже излишнее есть да хранится. 

Р. 67

Caput primum.
De Principatu.
Eum praeferendum aliis imperiis videre

Quae adhuc dixi, etsi ad Principem aptavi, communia cum aliis sunt, & in omni imperio adhibenda. Hunc formare magis, & propius dirigere incipiam: si tamen prius breviter adstruxero eum, & laudaro. Nam ambigere multos, & dusseri varie de optima imperii forma olim & nunc, scitum est: at nos istum praeferimus, & caussas distincte, & velut per titulos libabo. 

Л. 42

Глава 1
О монархии, яко лучша есть паче иных образов владения

Вся та, о них же доселе глаголах, аще и паче иных прилична суть царем, обаче обща суть и прочиим, зде уже особне о едином царьствовании и о тех, яже единым точию царем суть прилична, хощу глаголати; мнози различно о образех царьствования писали, и различная о сем мнения подавали, обаче мы монархию или единовластие паче иных образов царьствования и владения похваляем, и вины похваления подробну зде предлагаем.

Р. 67

Mon. I. Antiquissimum hunc esse.

 

Homines autem primi, & origini suae id est Deo proximi, malis artibus fraudibusque nondum corrupti, censendi sunt optima elegisse: elegerunt Principatum. In familiis, quod primum imperium, unus fuit. Plures deinde familiae cognationibus iunctae, unum habuerunt; & ex istis societates, conventus, oppida; unum; donec magna imperia nata, & oppressio coepit, ab ambitione exorta; & sic quoque fere unus. Seneca verissime [p. 68] [[Epist. XCI]]: <...>. 

 

 

Л. 42

Увещание 1

Монархия древнейшая есть паче прочиих образов владения

 

Первии человецы, котории создателю своему были ближайшие, и котории прелестию и различною злобою не толико еще были повреждени, тии избрали и похвалили монархию; якоже бо всякий дом есть маленкое государство, тако всякое государство есть [л. 42 об.] великий дом, абие по создании мира всякий дом собственнаго себе господина и владыку имел, егда же многие домы союзом сродства в любовь и в единомыслие совокупилися, тогда общим советом такожде единаго над собою властелина избрали того, егоже видели праведна, благочестива и благоразумна; <...>. 

P. 102

Principatus igitur optimus, & cum Solone,  εύδαιμον πτολίεθρον ενός κήρυκος ακούον Felix urbs, quae iussa unius Principis audit. sed quis ille Princeps esse debet, unius & melioris, an & alterius sexus? Utrimque argumenta & exempla sunt: sed magis pro nobis.

Л. 61

Рекох уже, яко монархия, сиречь единоначалство, лучше и полезнейше есть, нежели демокрация (сиречь много началствие), ибо и Солион мудрец Греческий сице глаголет: блажен град, иже повеления единаго царя слушает. Ныне же нужда есть рещи, которого полу зде монарх похваляетца, мужеска ли или женска; истинне реку, яко обоего полу имамы образы, обаче везде мужие точию благополучни, жены же немошни, понеже в мужех всегда болшая добродетель обретается, нежели в женах; в женах же всегда болшая злоба, нежели в мужех. 

S. 197

Ein sehr geschickter und grundgelehrter Mann leidet offt ohn sein Verschulden Schiffbruch an seiner Ehr und Haabseligkeit und kommt ihm seine Klugheit gar wenig oder nichtszustatten; Dahingegen mancher Ungeschickt- und Unverständiger über Verdienst durch den Wind des Glücks wundersam getrieben und zu hohen Ehren erhaben wird, und heist es mit ihnen wohl recht nach dem Spanischen Sprichwort: Quien està en ventura, hasta la hormigale ayuda, wer glücklich ist, dem dienet alles zu seinem besten, und più val’ una uncia disorte, ch’una libra disaper, eine Unße des Glücks mehr gelte als ein Pfund des Versandes und Klugheit, und assai ben balla, à chi fortuna suona suona, tanzet der leicht gut gnug, der das Glück zum Spielmann hat: Hinc, teste Trajano Boccalini in suo Lapide Lydio Politico, meritò multi viri eximii in Parnasso Monarchiam Hispanicam derident, quod omnia facta sua tam exasta norma, solidisque con filiis dirigat, ut nihil quicquam Fortunae & fasto permittat. Es bezeuget in seiner Epistel, der fürtreffliche François de la Mothe le Vayer, daß der Pabst Urbanus VIII. zu eines Franßösischen Gesandten Secretario einsmahls gesagt haben solte; Ch’à dominare non bisognava altrimente tanto ingenio, perche il mondo si governa in certa maniera da se stesso, daß zu regieren eben so grosser Verstand nicht erfordert würde, angesehen die Welt aufgewisse Maß sich selber guvernire.

Л. 50 об.

<...> зело искусный и ученый человек терпит часто без вины своей ущерб чести имения и немного помогает ему разум ево, против того ж иный неискусный и неразумный паче заслуги ветром счастия понуждаем и высокой чести возвышается, и тако истинно гишпанская пословица, кто счаслив есть все служит к ползе его и более унция счастия стоит нежели фунт разума и учения, и оный танцует лехко, кому счастие играет и посему {свидетелствующу Трояну Баколину в его кн[и]ге Камень опытный политически} многи мужи изрядныя в Парнасе монархии ишпанской смеются, что они все свои дела толь правилно и крепкими советы управляют, что ничто фартуне или счастию не оставляют також де свидетелствует эпистолия Францишка Де ла Мотолева эрачта папа Урбан осмый французскаго посла секретарю сказал, что владетелствовати не требует великаго разума, ибо де свет некоторым образом сам себе губернует <...>.

Политический счастия ковач (1728-1732)
Христиан Георг фон Бессель
S. 24

Was heisset eine Monarchie? Da ein Herr über einen Staat allein regieret. 

С. 22

Что называется монархия? Такое государство: где самодержавный монарх один владеет. 

S. 26

Er war der letzte König, der das Reich gantz besessen hat, denn nach seinem Tode ist das Reich geteilet worden.

С. 24

Сарданапал был последний царь, и один всею монархиею владел; а по смерти его царство разделилось.

S. 41

Was gabs dann endlich vor innerliche Unruhen? Eine Republic war wider die andere, und bei dieser Gelegenheit, brachte Philippus, König in Macedonien, sie alle unter den Fuß, und legte den Grund zu der Monarchie

C. 38

Какия у греков внутрения смятения и междусобныя войны были? Одна республика против другой восстала: а македонской царь Филипп, отец Aлександра Великаго, всех их завоевав под свою власть привел, и тем начало греческой монархии учинил.

S. 2

1. In die Historie vom Volke Gottes.
2. In die Assyrische Monarchie.
3. In die Persische Monarchie.
4. In die Griechische Monarchie, und
5. In die Römische Monarchie.

С. 2

1. ИСТОРИЯ РОДА ЕВРЕЙСКАГО. А потом четыре монархии: 
2. АССИРИЙСКАЯ
3. ПЕРСИДСКАЯ
4. ГРЕЧЕСКАЯ
5. РИМСКАЯ МОНАРХИЯ.

S. 47

Die militärische Regierungsform behauptet: ein Prinz muss dienen, das ist, er muß ein guter Soldat werden. Ein nützlicher Satz in einem monarchischen Staate. Der Müßiggang der Prinzen ist [S. 48] eine Quelle innerlicher Unruhen.

C. 44

Военное правление полагает за закон, что Принц должен быть во военной службе, то есть добрым солдатом. Правда что сие правило полезно, да только в великой Монархии, где леность Принцов, производит в государстве великое множество, безпокойства и излишества. 

Государь и министр (1766)
Фридрих Карл фон Мозер-Фильзек
S. 27

Es würde ein gutes Werk seyn, alle Stände der Monarchie, auf was Art es nur wäre, zu beschäftigen ; allein sie nützlich beschäftigen, würde das Hauptwerck des Staatskunst seyn. Plato zielte in seiner Republik auf diesen grossen [S. 28] Endzweck.

Der handelnde Adel (1756)
Gabriel-François Coyer
C. 31

Весьма бы то полезно было, естьлиб дать упражнение каждому состоянию в монархии, каким бы то образом ни было; но дать полезное упражнение, есть главное политическое дело. Платон в своей республике касался до сего великаго предприятия.

T. 14. P. 347

ROME, (Géog. anc.)
A peine cette ville naissante fut-elle élevée au-dessus de ses fondemens, que ses habitans se presserent de donner quelque forme au gouvernement ; leur principal objet fut de concilier la liberté avec l’empire, & pour y parvenir, ils établirent une espece de monarchie mixte, & partagerent la souveraine puissance entre le chef ou le prince de la nation, un sénat qui lui devoit servir de conseil, & l’assemblée du peuple. Romulus, le fondateur de Rome, en fut élu le premier roi ; il fut reconnu en même tems pour le chef de la religion, le souverain magistrat de la ville, & le général né de l’état.

С. 80

ГЕОГРАФИЯ РИМ (древняя география)
Едва только насаждающейся сей город возвелся из своих оснований, как его обитатели спешили дать ему некоторый образ правления. Главной их предмет состоял в том, чтоб соединить вольность с начальством, и дабы того достигнуть, установили они роль смешенной Монархии, и разделили правительствующую власть между Начальником или Государем народаСенатом, которой должен был ему служить советом и собранием народа. Ромул, основатель Рима, был избран первым его Царем, и в самое то время объявлен Начальником закона, Самодержавным Судьею города и природным Полководцем государства.

S. 3

3. In welchem Jahr aber dergleichen Gesellschafften zuerst entstanden und welche für die älteste zu rechnen, kann man so eigentlich nicht sagen. Denn obschon insgemein das Assyrische Reich für die erste Monarchie angegeben wird, so folget doch daraus nicht, daß selbiges auch eben die erste Bürgerliche Gesellschaft unter [s. 4] den Menschen gewesen <…>.
biß sie [die ersten Staaten] nach der Hand die Stücke der höchsten Bürgerlichen Gewalt in ihrer Vollkommenheit hervor gewiesen, und die zur Erhaltung eines Staats dienliche Mittel, Ordnungen und Gesetze ausgefunden haben <…>.

C. 4

3. С которого времени начались общества, и которое из оных за древнейшее почитать должно, того объявить точно не возможно. Ибо хотя и почитается Ассирийское царство за перьвую монархию, однако из того не следует, чтоб оно было и самое первое гражданское общество в человеческом роде <…>.

Напоследок разделенныя части высочайшей гражданской власти приведены в совершенство изобретенными средствами, порядками и законами, служащими к соблюдению общества <…>.

P. 294

§ 726. Forma reipublicae est determinatus modus administrandi imperium, eaque dicitur regularis, si imperium in republica non divisum in minus plena imperia & in casu opposito dicitur irregularis.

§ 727. In forma regulari, vel imperium penes totam membrorum reipublicae multitudinem est, tumque dicitur respublica Democratia, vel penes nonnullos, tumque dicitur Aristocratia, vel penes unum, tumque dicitur Monarchia. Formarum irregularium vero variae dantur species, quae oriuntur tam ex ipsa divisione singulorum iurium maiestaticorum, quam ex separatione directorii exercitii imperii ab ipso imperio.

C. 261

§ 726. Форма республики (forma reipublicae) есть определенной способ управлять правлением, и называется правильною (regularis), ежели правление в республике не разделено на неполныя правления; в противном же случае называется неправильною (irregularis).

§ 727. В разсуждении правильной формы, или правление состоит во власти всего множества членов республики, и тогда такая республика называется Демократиею (Democratia), [с. 262] или во власти некоторых, и тогда именуется Аристократиею (Aristocratia), или во власти одного, и тогда называется Монархиею, или единоначальством (Monarchia). В разсуждении ж неправильных форм, различные находятся виды, которые произходят как из самаго разделения всех прав государственных, так и из отделения разпоряжательнаго управления от самаго правления.

P. 295

§ 730. Quicquid valet de democratia, quatenus in ea multa individua simul sumta imperium habent, valet etiam de aristocratia.

§ 731. In monarchia tam quam aristocratia imperium vel limitatum, vel [p. 296] illimitatum esse potest, non vero in democratia, in qua semper imperium est illimitatum.

C. 262

§ 730. Что сказано о демократии, поелику в оной многия неразделимыя, вместе взятыя, [с. 263] имеют правление, тоже служит и об аристократии.

§ 731. Как в Монархии, так и в Аристократии может правление быть или ограниченное или неограниченное, а не в Демократии, в которой правление всегда бывает неограниченное.

P. 296

§ 732. Membra reipublicae sunt in genere duplicis generis, vel superior, vel subditus. Superior vero dicitur is qui imperium civile habet, & subditus is qui imperio civili subiectus.

§ 733. In monarchia unus est superior, qui Monarcha, Princeps seu Rex appellatur & reliqui omnes sunt subditi; in aristocratica <sic!> plures simul sumti sunt superior & tam hi, qua singuli, sunt subditi, quam omnia reliqua reipublicae membra; in democratia vero omnia membra reipublicae simul sumta sunt superior, singula membra vero sunt subditi.

C. 263

§ 732. Члены республики вообще суть двоякого рода, или верьховный повелитель (superior), или подданный (subditus). Верьховным повелителем называется тот, кто имеет правление гражданское, подданным же тот,  кто правлению гражданскому подвержен.

§ 733. В Монархии один есть верьховный повелитель, которой называется МОНАРХОМ (Monarcha) ГОСУДАРЕМ, или ЦАРЕМ (Princeps seu Rex), а прочие все суть подданные. В Аристократии многие люди, вместе взятые, суть верьховный повелитель, и как сии поразнь взятые, суть подданные, так и все прочие республики члены. В Демократии же все члены республики, вместе взятые, суть верьховный повелитель, все ж члены поразнь суть подданные.

P. 53

L’Etat Républicain succéda au Monarchique; le Sénat & la Noblesse [p. 54] profiterent des débris de la Royauté; ils s’en approprierent tous les droits; Rome devint en partie un Etat Aristocratique, c’est-à-dire que la Noblesse s’empara de la plus grande partie de l’autorité souveraine. Au lieu d’un Prince perpétuel, on élut pour gouverner l’Etat, deux Magistrats annuels tirez du Corps du Sénat, ausquels on donna le titre modeste de Consuls, pour leur faire connoître qu’ils étoient moins les Souverains de la République, que ses Conseillers, & qu’ils ne devoient avoir pour objet que sa conservation & sa gloire.

С. 62

Монархия стала быть Республикою. Сенат и вельможи от того воспользовались присвоением себе власти и всех прав царственных. Рим отчасти сделался Аристократическим государством: то есть, что тогда большая часть Самодержавной власти [с.63] принадлежала Вельможам. Вместо безсменнаго Государя, избраны были к правлению, из общества Сената, два ежегодных Правителя, которым дано умеренное название, Консулы; дабы они почитали себя боле Советниками, нежели Властелинами Республики, и имели бы всегдашним предметом ея сохранение и славу.

P. 107.

Concernant en particulier, non seulement le droit légitime, mais même la nécessité indispensable de former des alliances, tant offensives que défensives, contre une Puissance supérieure, justement redoutable aux autre, et tendant manifestement à la Monarchie Universelle.

С. 88.

Особливо касающиеся не токмо до законных прав, но также до неизбежной нужды заключать союзы, как наступательные, противу превышающей власти со справедливостию страшной другим, и явно клонящейся ко всемирной Монархии.

Наставления для совести государя (1773)
Франсуа де Салиньяк де Ла Мот- Фенелон
P. 423

Auguste <…> résolut <…> de retenir toujours la souveraine puissance; mais sans prendre le titre de Roy si odieux dans une Republique. Il rejetta par la même raison celui de Dictateur perpetuel qui avoit coûté la vie à son grand oncle, & il se contenta de la qualité ordinaire d’Empereur, que les [p. 424] soldats pendant le tems de la Republique donnoient aux Generaux victorieux, & qu’il ne prit que pour accoûtumer les Romains sous un nom connu, à une autorité nouvelle & jusqu’alors inconnuë. Il conserva en même tems toutes les charges & les dignitez de l’Etat. <…> quoique dans le fond ces differentes dignitez dépendissent d’une puissance superieure qui les faisoit agir suivant ses vûës & ses interêts. <…> [p. 425] Ce Prince par une conduite si habile, accoûtuma insensiblement des hommes libres à la servitude, & rendit une Monarchie nouvelle, supportable à d’anciens Republicains.

С. 533

Август <…> вознамерился удержать на всегда Самодержавную власть, но не принимая имени Царя, нетерпимаго в Республике. Он отверг для сей же причины и имя всегдашняго Диктатора, которое было причиною смерти его деда, а удовольствовался обыкновенным названием Императора, которое [с. 534] воины во времена Республики давали победоносным Полководцам, и которое он взял в том виде чтоб приучить Римлян, под известным именем, к новому и неизвестному до толе Властительству. Он оставил при том все Чины и Достоинствы Государственные. <…> хотя в сущности сии разныя Достоинствы зависели от единаго вышняго Властительства, которое действовало ими по своим видам и пользе. <…> [с. 535] Сей Государь, толь искусным [с. 536] правлением, приучил непринужденно вольных людей к рабству, и соделал новую Монархию, сносную бывшим Республиканам.

S. 22 (8)

In Aristokratien zwar, ward die Gesetzgebung an den einsichtsvolleren Theil des Volkes übertragen; aber Familienabsichteil wurden immer in den öffentlichen Beratschlagungen mitgebracht, und machten Spaltungen, oder lenkten die allgemeinen Geschaffte nach dem Privatnussen bin. Daher andere in der hausväterlichen Regierung ein Urbild suchten, wornach sie, aus Zutrauen zu der Weisheit eines Einzigen, zu seiner Gerechtigkeit und Liebe, alles an Einen übertrugen, der ihr Vater, ihr Gesetzgeber und Rath, ihr Haupt senn sollte, der, mit der notwendigen Einsicht begabt, seinen von dem allgemeinen abgesonderten Vortheile sennte. Dieses sind Monarchien

С. 14

В Аристократиях законодательство хотя и препоручено было проницательнейшей части народа; однако в публичные дела всегда вмешивались виды семейств, причиняя раздоры или применяя всеобщия дела к пользе частной. Того ради в семейственном правлении некоторыми изыскано было основание такое, на коем они из упования на мудрость единого, из доверенности к его правоте и любви, все препоручили единому, который долженствовал быть их отцом, законодателем, советником и главою, который одарен будучи потребною прозорливостью, не наблюдал бы никакой пользы, как скоро она отделена от всеобщей. От сего произошли Монархии

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!