монархия

.term-highlight[href='/ru/term/monarhii'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhii-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhieu'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhieu-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhii-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhii-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhii-2'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhii-2-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiu'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiu-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiya'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiya-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiya-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiya-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiu-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiu-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiyah'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiyah-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiyam'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiyam-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiyah-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiyah-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhieu-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhieu-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/manarhii'], .term-highlight[href^='/ru/term/manarhii-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhi-i'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhi-i-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiya-2'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiya-2-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhii-3'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhii-3-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhiyami'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhiyami-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhia'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhia-'], .term-highlight[href='/ru/term/monarhii-4'], .term-highlight[href^='/ru/term/monarhii-4-']
Оригинал
Перевод
P. 50

Etenim si cum animis nostris considera verimus tot imperia collapse, tot status immutatos, tot Reges ac Pincipes dè vita pariter ac regno exturbatos, primam ferè originem fuisse deprehendemus, quod affectus obediéntiam abjecerint & rationi, cui lege naturæ fubjecti sunt, parerenoluerint. Nec ulla Reipublica capitalior pestis est, quàm appetitus indomiti aut fines isti párticulares, quos sibi quisque pro libitu statuit.

Л. 20

ибо аще в с[е]рдци своем разсудит, яко толикие ц[а]рства падоша, толико времен пременися, толь много ц[а]рей, князей от жития купно и ц[а]рства изринушася, первое начало быти уразумеем: яко страсти послушание отринуша, и разуму ему же естества законом подчиненны суть, повинутися не хотяху. И ни един монархии главнейший вред есть, яко вожделения не смиренни, или конци тие особние, их же всяк себе по желанию попоставляет. 

P. 193

§. 3. Civitatis regularis tres sunt formae,; prima quando sumum imperium est penes unum hominem; & dicitur momarchia. Altera quando summum imperium est penes concilium ex selectis duntaxat civibus constans;& vocatur aristocratia. Tertia, quando summum imperium est penes concilium ex universis patribus familias constans; & appellatur democratia. In prima is, qui rerum potitur, dicitur monarcha, in secunda optimates, in tertia populus

C. 422

3. ПРАВИЛНАГО града ТРИ суть ВИДЫ, Первый егда высочайшее повелителство есть при едином человце, и именуется МОНАРХИА. (Единоначалство). Вторый: Егда высочайшее повелителство есть при соборе состоящемся из избранных граждан, именуется, АРИСТОКРАТИА. (избраннодержавство). Третий: Егда высочайшее повелителство есть при соборе, состоящем из всех обще домоправителей, называется ДИМОКРАТИА. (Народодержавство:) В первом виде той, который владычествует, именуется МОНАРХ. Во втором ИЗБРАННЫЙ. В третьем НАРОД

P. 194

§. 6. Vitia hominum in momarchia sunt, si qui solium obtinet regnandi artibus destituitur, nullaq; aut non sufficiente rei publ[icae] cura tangitur, eamq pravorum ministrorum ambitioni aut avaritiae lacerandam prostituit; si saevitia [p. 195] & iracundia idem est terribilis; si etiam citra necessitatem remp[ublicam] in casum dare gaudet ; si quae ad tolerandos sumtus reip[ublicae]  conferuntur luxu, aut per inconfultas largitiones dissipat; si pecunias civibus extortas praeter rationem accumulat; si contumeliosus, si injustus est; & si quae sunt alia, per quæ mali nomen principis comparatur. 

C. 424

6. ПОРОКИ ЧЕЛОВЕКОВ В МОНАРХИИ суть: аще тои, кто власть воспримлет правления, не учен есть, и ниединое или недоволное [с. 425] о обществе попеченеи имеет, и оное злых управителей любочестию и лакомству, на озлобление предает. Аще в нем есть лютость и ярость жесточаишая, аще такожде без нужды общество в случаи самоизволно приводит, аще иждивения собранные на содержание общества, в излишествах и неразсудных дарованиях растощает, аще денги у граждан взятые, без разсуждения копит, аще досадителен, аще неправеден есть, и сми подобная: Чрез которыя злаго властителя имя стяживает. 

P. 196

§. 11. Morbidis ejusmodi rebus publ[icis] multi peculiaria quoq; vocabula adplicant; ita ut vitiosa monarchia vocetur tyrannis; vitiosus status paucorum oligarchia; vitiosus status popularis ochlocratia

C. 428

11. Немощные таковые общества, собственныя такожде своя имена имеют: тако что ПОРОЧНАЯ МОНАРХИЯ, именуется ТИРАНСТВО. ПОРОЧНОЕ СОСТОЯНИЕ или СТАТ НЕ МНОГИХ, НАЗЫВАЕТСЯ ОЛИГАРХИА. ПОРОЧНОЕ СОСТОЯНИЕ НАРОДНОЕ, нарицается ОХЛОКРАТИА

P. 200

Præterea summum imperium, in monarchiis potissimu & aristocratiis, alicubi absolutum, alicubi limitatum deprehenditur. Absoluta imperii monarcha habere dicitur, qui illud administrare potest proprio ex judicio, non ad normam certorum ac perpetuorum statutorum, sed prout præsens rerum conditio videtur exigere, quiq; adeo proprium ad arbitrium salutem republ[ica], prout ejusdem tempora postulaverint procurat.

C. 436

Кроме тех высочайшее повелителство, в Монархиях наипаче, и Аристократиях, инде есть СОВЕРШЕННОЕ, (абсолютное:) а инде ОГРАНИЧЕННОЕ. Совершенное повелительство, оный Монарх имеет, который по своему разсуждению собственному оное управляти может, не по правилу неких известных и всегдашних уложений: но как настоящих вещей случай требует. И который весма по собственному своему изволению, о целости общества, как тогдашные времена требуют попечение имел. 

P. 44

X.
Contre Ceux qui osent censurer le gouvernement.

Ce ne peut estre que par une téméraire presomtion que des sujets trouvent à redire à l’administration de l’Estat, s’imaginant que les affaires publiques iroient mieux si elles estoient conduites selon leurs idées. C’est à eux à se soûmettre aux loix, & à se conformer aux reglemens qui doivent estre observez sans murmure, & sans opposition de leur part. La reformation des abus qui se glissent de tems en temps dans le Royaume, [p. 45] seroit sans doute à souhaiter: mais les moyens de la procurer sont si difficiles, que de l’entreprendre sans une autorité legitime, ce seroit plûtost travailler à ebranler la Monarchie, qu’à y rétablir le bon ordre. 

C. 38

ПРАВИЛО Х.
Противу тех, которые дерзают хулить Правительство

Сие происходит от продерзостнаго высокомыслия, когда подданные осуждают государственное правительство, думая, что общия гражданския дела̀ лучшим бы образом отправлялись, ежелиб оныя производились по их мыслям. Но они с своей стороны̀, всеконечно долженствуют повиноваться законам, и поступать согласно уставам, которые надобно хранить без роптания, и без сопротивления. Надобно бы желать без сомнения, чтоб исправить злые обычаи, которые по разным временам вкрадываются в государство; но получение к тому средствий толь есть трудно, что предприять оное без власти законныя, [с. 39] то иметь старание чрез сие больше поколебать монархию, нежели ввесть в оную добрый порядок. 

P. 249

Il commença par les anciennes, & finit par les modernes, bien que d’autres fassent le contraire; choisissant les Auteurs, & distinguant les Tems, les Eres, les Centuries, & les Siécles; recherchant les causes du progrés, de la décadence, & de la révolution des Monarchies, & des Républiques; le nombre, l’ordre, & les qualités de leurs Princes; leurs faits en paix & en guerre. 

 

L'Homme de cour (1725)
Nicolas Amelot de la Houssaye, Baltasar Gracián
С. 186

На́чал с древних, а окончал нынешними: не смотря на то, что другия избирают авторов смотря времяни, способу и людей, изыскивая щастливыя случаи, приращение и падение Монархий и републик; число, порядок, и добродетели Государей, со всеми их делами в мире и войне. 

Придворной человек (1741)
Николя Амело де ла Уссе, Бальтасар Грасиан
S. 197

Ein sehr geschickter und grundgelehrter Mann leidet offt ohn sein Verschulden Schiffbruch an seiner Ehr und Haabseligkeit und kommt ihm seine Klugheit gar wenig oder nichtszustatten; Dahingegen mancher Ungeschickt- und Unverständiger über Verdienst durch den Wind des Glücks wundersam getrieben und zu hohen Ehren erhaben wird, und heist es mit ihnen wohl recht nach dem Spanischen Sprichwort: Quien està en ventura, hasta la hormigale ayuda, wer glücklich ist, dem dienet alles zu seinem besten, und più val’ una uncia disorte, ch’una libra disaper, eine Unße des Glücks mehr gelte als ein Pfund des Versandes und Klugheit, und assai ben balla, à chi fortuna suona suona, tanzet der leicht gut gnug, der das Glück zum Spielmann hat: Hinc, teste Trajano Boccalini in suo Lapide Lydio Politico, meritò multi viri eximii in Parnasso Monarchiam Hispanicam derident, quod omnia facta sua tam exasta norma, solidisque con filiis dirigat, ut nihil quicquam Fortunae & fasto permittat. Es bezeuget in seiner Epistel, der fürtreffliche François de la Mothe le Vayer, daß der Pabst Urbanus VIII. zu eines Franßösischen Gesandten Secretario einsmahls gesagt haben solte; Ch’à dominare non bisognava altrimente tanto ingenio, perche il mondo si governa in certa maniera da se stesso, daß zu regieren eben so grosser Verstand nicht erfordert würde, angesehen die Welt aufgewisse Maß sich selber guvernire.

Л. 50 об.

<...> зело искусныи и ученый человек терпит часто без вины своеи ущерб чести имения и немного помогает ему разум ево, против того ж иныи неискусныи и неразумныи паче заслуги ветром счастия понуждаем и высокои чести возвышается, и тако истинно гишпанская пословица, кто счаслив есть все служит к ползе его и более унция счастия стоит нежели фунт разума и учения, и оныи танцует лехко, кому счастие играет и посему {свидетелствующу Трояну Баколину в его кн[и]ге Камень опытныи политически} многи мужи изрядныя в Парнасе монархии ишпанскои смеются, что они все свои дела толь правилно и крепкими советы управляют, что ничто фартуне или счастию не оставляют також де свидетелствует эпистолия Францишка Де ла Мотолева эрачта папа Урбан осмыи французскаго посла секретарю сказал, что владетелствовати не требует великаго разума, ибо де свет некоторым образом сам себе губернует <...>.

Р. 33

Pour peu qu’on fasse d’attention sur l’établissement des Royaumes, en quelque tems & en quelque pays que ce soit, on trouvera que le titre primordial de la Monarchie est le maintien de l’ordre & le soin du bien public. En effet il ne seroit pas possible d’établir l’ordre & la paix, si les hommes vouloient tous être indépendans, & s’ils ne se soumettoient à une autorité, qui leur ôtât une partie de leur liberté pour leur conserver le reste.

С. 29

Ежели только посмотреть со вниманием на заведение Королевств, в какое бы то ни было время, и в какой ни будь стороне, то найдется, что первоначальной титул Монархии есть не что иное, как содержание порядка в народе, и попечение об общей пользе. И подлинно не льзя было установить порядка и тишины в народах, ежелиб они захотели быть во вся независящими, и ежелиб они не покорялись власти, которая отнимает у них некоторую часть вольности, чтоб соблюсть из нея другую.

P. 173

Mais le Prudence ne permet pas d’agir de même pied en une Ancienne Monarchie, dont les Imperfections ont passé en Habitude, & dont le Desordre fait (non sans utilité) partie des ordres de l’Etat.

C. 155

Но разум не велит таковым же образом поступать в застарелой монархии, в которой несовершенства вошли в обычай, в которой непорядки (не без пользы) сочиняют часть порядков государственных.

P. 304

<…> il sauva les débris de leur monarchie, moins pour se l’approprier que pour mettre des bornes à l’ambition de ce conquérant.

C. 276

<…> спас остатки монархии не столько для присвоения оных, сколько для предписания границ честолюбию сего завоевателя.

P. 335

Ainsi tomba la monarchie fondée par Théodoric, & relevée par Totila, deux princes comparables aux plus grands hommes. La nation gothique, pour laquelle Procope affecte tant de mépris, mérite les éloges & les regrets de quiconque ne se livre point aveuglément aux préjugés.

C. 337

Таким образом, пала монархия, Феодориком основанная и возвышенная Тотилою, двумя государями, которых сравнять можно с величайшими мужами. Готской народ, к которому Прокопий показывает толико презрения, заслуживает похвалы и сожаление всякого, кто [с. 338] отдается слепо предразсуждениям.

P. 261

Alors le juge de la monarchie est excommunié par Clément. La querelle s’échauffe, malgré les démarches pacifiques de Philippe. Une bulle ordonne que tout ce qui émane du saint siège soit exécuté sans la permission du monarque (l’exequatur regium), c’est-à-dire, contre les lois de l’état. Tous les autres priviléges sont abolis, & même des droits incontestables [p. 262] de la société civile.

C. 297

Тогда Климент отлучил бывшего в судилище Сицилианской монархии духовного; почему сия ссора, несмотря на миролюбивые поступки Филиппозы, и разгорался непрестанно более, а папа грамотою своею и повелел: чтоб все то, что ни исходит от святого престола, было исполняемо без позволения государева (exequatur regium), то есть против государственных законов. А понеже сею грамотою были уже уничтожены все другие преимущества, да и самые неоспоримые права сообщества гражданского, то и [с. 298] противоположено оной не иное что, как отзыв к лучше уведомленному папе, с запрещением исполнить как оную, так и прочие подобные ей.

P. 9 [T. 2]

Ces deux mariages n’étant consommés ni l’un ni l’autre, l’intérêt de la Cour de France les fit rompre. On persuada [p. 10] aux Bretons qu’ils ne recouvreroient une heureuse tranquillité qu’en se réunissant à la monarchie.

C. 44

Оба сии супружества не были еще совершены на самом деле: виды политики французскаго Двора рушили оные. Брипанцам доказано, что не могут инако нажить спокойные дни, как присоединясь к французской монархии.

P. 438

Zélé parlementaire quand il avoit cru la liberté civile attaquée par la couronne, il avoit embrassé le parti du roi quand on voulut anéantir la monarchie & la constitution.

C. 5

Усердствовал Парламенту, егда видел, что общественная вольность оскорблялася от престола; егда же обнаружилися происки к разрушению монархии и непреложных ея законов, приобщился к верным подданным Государя своего.

P. 160

Après le rétablissement de la monarchie, un libertinage effréné corrompit les mœurs ; mais le fanatisme fut presqu’éteint. A ce dernier fléau succéda l’esprit d’irreligion parce que les hommes passent d’ordinaire d’un extrême à l’autre. La cour & une partie des gens de lettres en furent infectés.

C. 276

По возстановлении Монархии, наисвоеволнейшее вepтопрашество развратило нравы однакоже почти со всем исчезло бесноверие. Сего последняго бича народнаго место заступило безверие ибо человеки обычайно преходят из одной крайности в другую. Заразился оным Двор и большая часть упражняющихся в науках.

P. 30

Quare autem instabilis ejusmodi Monarchia, minimeque durabilis fuerit, milites causa fuerunt. Eteniam his mysterium subodorantibus, in sua scilicet manu Imperium esse, sibique illud deferre, cui vellent, licere, Senatum [p. 31] vero populum que inania duntaxat nomina esse <...>.

C. 24

Чего же ради оная Монархия непостоянная и недолголетняя бысть; воинство бысть виною. Понеже они сию тайну уразумевши, яко в своеи власти имут Государство, и оноеже емуже хотят, вручити могут, а Сенат и народ токмо праздныя суть имена.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!