мятежник

.term-highlight[href='/ru/term/myatezhnikov'], .term-highlight[href^='/ru/term/myatezhnikov-'], .term-highlight[href='/ru/term/myatezhniki'], .term-highlight[href^='/ru/term/myatezhniki-'], .term-highlight[href='/ru/term/myatezhnikam'], .term-highlight[href^='/ru/term/myatezhnikam-']
Оригинал
Перевод
S. 517

Er merckte endlich, daß eine Conspiration im Werke sey, und die Conspiranten einen grossen Fest-Tag zu Ausführung derselben erwählet, auch das Volck zur Vertheidigung ihrer Religion und Freyheit aufgemuntert hätten.

С. 379

Он приметил, наконец, что сделан был заговор, и мятежники избрали для произведения онаго в действо великий праздник, ободрив народ к защищению веры и вольности.

P. 214

L’esprit de sédition ne se perdit pas si vîte. Les bourgeois de Berlin se révoltèrent à différentes reprises contre leurs magistrats. Fréderic II. appaisa ces émeutes avec douceur & sagesse.

С. 190

Совсем тем дух мятежников укротился не так скоро, ибо Берлинские мещане, возмущались в разныя времена против их начальников, но Фридрих II утишал сии бунты тихостию его и премудростию.

История Бранденбургская (1770)
Фридрих II Гогенцоллерн
P. 75

Le Sénat pouvoit [p. 76] à la vérité faire le procès aux plus mutins, & aux chefs de la sédition; mais la loi Valeria qui autorisoit les appels devant l’Assemblée du Peuple, ouvroit un azile à ces séditieux, qui ne pouvoient manquer d’être absous par les complices de leur rebellion.

С. 87

Сенат по справедливости, мог судить упрямейших и главных [с. 88] мятежников; но закон Валериев, который дозволял переносить суд в народное собрание, давал верное убежище сим бунтовщикам, кои там не могли быть обвинены от согласных с ними возмутителей.

P. 207

Et prohibere Principes, et viros prudentes minime pati decet, ut homines seditiosi subditos (perturbent et) concitent pacificos. Tumultuante enim populo, mox evigilat cupiditas, crescit avaritia, sponte sua ruit justicia, dominatur vis (et violentia), regnant rapinae, libere grassatur luxuria, praevalent improbi, opprimuntur boni : denique damno quisque gaudet alieno, dum privato prospiciat commodo.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 174

[из писем Фаларида] Государи возбранять, и мудрые люди всячески не допускать должны, чтоб мятежники возмущали подданных, и обеспокоивали миролюбивых. Ибо во время народнаго бунта, тот час пробуждается похоть, возрастает сребролюбие, упадает правосудие, господствует насилие, царствуют хищения, свободно распространяется невоздержание, преодолевают беззаконные, утесняются добродетельные: на конец, всяк с чужим вредом промышляет о собственной пользе.

P. 555

Mirari satis nequeo, Cincinnate, cur hostes, equitis Romani more, desieris oppugnare, et mercator, tanquam e plebe aliquis factus est! Vis tu relictis extraneis, male domesticis [p. 556] facere? Vis ei, qui vitam nobis dat, vitam adimere; et qui vita nos orbat, eum morte liberare? Vis turbulentis quietem dare; et quietos tranquillitate privare? Vis dare iis, qui nostra auferunt; et auferre iis; qui de suo nobis dant? Vis liberare condemnatos; et condemnare innoxios? Vis tuae tyrannus ​​​​esse reipublicae; non defensor patriae? His enim omnibus se obstringit, qui depositis armis mercaturae se tradit.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 251

[из письма М. Аврелия] Не могу довольно надивиться, Цинциннат, для чего ты с неприятелями, по обычаю Римскаго Кавалера, ополчаться перестал, и купцом как некто из подлой черни сделался? Ты хочешь, оставя иноземных, вредить своих сограждан? Ты хочешь отнимать жизнь у того, который нам жизнь дает; и от смерти избавить того, который нас жизни лишает? Ты хочешь мятежникам давать покой, и миролюбивых лишать тишины? Ты хочешь одарять тех, кои собственное наше похищают, и похищать у тех, кои собственным своим нас одаряют? Ты хочешь освобождать осужденных, и осуждать неповинных? Ты желаешь быть тиранном ​​​​​​своего общества, а не защитником отечества? Поверь мне, тот ко всем сим действиям обязывается, кто отложа оружие в купечество предается.

P. 180

Ces pauvres gens <...> au plaisir de trouver leur liberté dans celle de leur païs, touchez de [p. 181] sentimens de reconnoissance, & agitez de la peur qu’ils avoient de retomber dans leurs chaînes, composerent comme une nouvelle Compagnie de conjurez, qui n’eût pas moins d’ardeur pour affermir le Trône du Duc de Bragance, que le Corps de Noblesse qui en avoit formé le premier dessein.

С. 105

Сии бедные люди <...> имели великую благодарность к особам даровавшим отечеству их свободу; и опасаясь, дабы опять не попасть в оковы, присоединились к числу мятежников, изъявляя не меньше усердия к возведению на престол Герцога Браганскаго, как и главные зачинщики бунта.

Перемены Португаллии (1789)
Рене Обер де Верто
Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!