независимость

.term-highlight[href='/ru/term/nezavisimosti'], .term-highlight[href^='/ru/term/nezavisimosti-'], .term-highlight[href='/ru/term/nezavisimost'], .term-highlight[href^='/ru/term/nezavisimost-'], .term-highlight[href='/ru/term/nezavisimostiu'], .term-highlight[href^='/ru/term/nezavisimostiu-']
Оригинал
Перевод
P. 13

<...> la Noblesse armoit de son côté pour défendre des privileges qui lui procuroient une espece d’indépendance, & les Païsans sans trop connoître leurs interêts, combattoient [p. 18] avec opiniâtreté, pour conserver des Coûtumes peu utiles à l’Etat, mais conformes à leur naturel sauvage.

С. 15

Дворяне с своей стороны вооружались для защищения своих привилегий, которыя [с. 16] приводили их в некоторой род независимости; а мужики упрямо стояли против Государя, для сохранения своих обычаев мало полезных государству, а сходствующих только с их дикою природою <...>.

P. 26

Elle [la loi] consistoit en trois principaux articles, qui sembloient avoir été établis & arrêtez pour la sûreté & l’indépendance de chaque Nation.

С. 32

Он [закон] [с. 33] состоял в трех главных пунктах, которые (казалось, что) сделаны были для безопасности и независимости каждаго народа.

P. 122

Comment s’est-il pû faire que des hommes, qui renoncerent à leur indépendance, & formerent des sociétés, parce qu’ils sentirent le besoin qu’ils avoient les uns des autres, n’ayent pas vû que les sociétés ont les mêmes besoins de s’aider, de se secourir, de s’aimer, & n’en ayent pas conclu sur le champ qu’elles devoient observer entre elles les mêmes régles d’ordre, d’union & de bienveillance, que les Citoyens d’une même bourgade ont entre eux? <…>. Excusons nos premieres Républiques de n’avoir connu pendant long-temps d’autre droit que celui de la force.

С. 147

Как могло сделаться, что люди отрекшиеся от своей независимости и составившие общества, для того что почувствовали свои потребности каковы одни в других имели, не усмотрели, что общества такияж имеют потребности одно другому помогать, одно другое любить, и из того тотчас не заключили, что должны они между собой наблюдать равныя правила порядка, соединения и благоволения, как и граждане между собою одного какого нибудь селения? <…>. Извиним прежния наши республики, что долговременно не знали они инаго права, как токмо право силы.

P. 27

L’Etat le plus corrompu de la société humaine est celui où les hommes ont perdu leur indépendance & leur simplicité de mœurs primitives, sans être arrivés à ce degré de civilisation où un sentiment de justice & d’honnêteté sert de frein aux passions féroces & cruelles.

С. 41

Самое поврежденное общежительством человеческим государство есть то, где люди лишились своей независимости и своей первоначальной простоты нравов, не дошед до того степени просвещения, где чувствование справедливости и честности служит уздою жестоким и мучительным страстям.

S. 254

Sie hat ihre völlige Freiheit und Unabhängigkeit nun schon seit unterschiedenen Jahrhunderten behauptet, <...> Gesetze und Ordnungen in geist- und weltlichen Sachen gemacht <...>. Für einen solchen freien Staat ist sie im westphälischen Frieden von 1648 selbst vom Kaiser und Reiche erkannt worden.

С. 51

Она чрез многие уже веки твердо и непоколебимо защищает свою вольность и независимость, <...> сделала законы и учреждения в духовних и светских делах <...> 1748 года признана она на Вестфальском мире от императора и всей империи вольною республикою <...>.

P. 61

The same love of independence, the same dread of slavery, and the same attachment to their country, animated the respective nations to the same deeds of heroism; and in both instances victory was followed by the same glorious consequence: for the Swiss, as well as the Greeks, owe the rise and preservation of their liberties to that magnanimous and [p. 62] determined valour which prefers death to living under the servile domination of an arbitrary despot. The people still celebrate the anniversary of this victory, which insured their independence for ever <...>.

С. 67

Здесь [в Гларисе] такая же любовь к вольности, как и в Греции, тот же страх порабощения и та же привязанность к отечеству возбудили народ к оказанию героических действий; да и в обоих случаях следствия победы были равномерно славны: [с. 68] ибо Швейцарские жители так как и Греки одолжены началом и соблюдением своей вольности тогдашним в ср[а]жении успехам и тому благородному мужеству, которое предпочитает смерть рабству. Народ и ныне торжествует ежегодно сию победу, уверившую их навсегда о их независимости.

P. 72

If that sort of government be confessedly the best, which constitutes the greatest good of the greatest number in the community; these little states, notwithstanding the natural defects of a democratical constitution, may justly claim a large share of our approbation. General liberty, general independence, and an exemption from arbitrary taxes, are blessings which amply compensate [p. 73] for a want of those refinements that are introduced by opulence and luxury. However, it is only in these small republics, and in such a state of society, that this kind of general democracy can have place; where there are not any persons so rich as to gain an undue ascendency over the people by largesses <...>.

С. 78

Ежели люди вообще согласны, что правление, споспешествующее действительнейшим образом благополучию народа есть премудрое: то малыя сии общества, не взирая на неудобства сопряженныя с демократиею, никогда не [с. 79] преминут приводить нас в удивление: всеобщая свобода, совершенная независимость и изъятие от произвольных податей, суть выгоды вознаграждающия попремногу лишение пышных тех увеселений, которыя бывают следствием богатства и роскоши. Впрочем совершенная демократия нигде столько не может приносить пользы, как в сих малых республиках; ибо в них нет ни одного богатейшаго человека, которой бы своими щедротами старался себе присвоить опасную власть над народом <...>.

P. 403

The states thus comprised under the general denomination of associates and confederates, enjoy, by virtue of this union, a total independence on all foreign dominion; and partake of all the privileges and immunities granted to the [p. 404] Swiss in other countries. And notwithstanding some of these states are allied only with some particular cantons; yet in case any of them should be attacked, those cantons with whom they are in alliance would not only supply them with succours, but would also require the joint assistance of the other cantons: so that by these means, should any one member of the whole body be attacked, all the others would come to its defence <...>.

С. 149

Республики, таким образом понимаемыя под всеобщим наименованием дружественных или союзных, пользуются в силу его соединения совершенною независимостию от всякой державы, и так же участвуют в тех преимуществах, которыя даны Швейцарам иностранными Государями; и хотя бы некоторые соединены были только с частию сих кантонов, однако в таком случае, когда они будут находиться в опасности, не довольно того, что они сами пойдут на помощь, но еще должны требовать оной и от других [с. 150] кантонов, так что естьли один из членов Швейцарскаго корпуса будет на войне, то и другие все придут к нему на помощь.

P. 452

 <...> towards the commencement of the sixteenth century, Charles III, duke of Savoy, (although the form of the government was entirely republican) obtained an almost absolute authority over the citizens: and he exercised it in the most unjust and arbitrary manner. Hence arose perpetual struggles between the duke and the citizens; the latter continually opposing, either by open violence, or secret measures, his tyrannical usurpation: thus [p. 453] two parties were formed; the zealots for liberty were called eidgenossen, or confederates; while the partisans of the duke were branded with the appellation of mammelucs, or slaves.

The treaty of alliance which the town entered into with Berne and Fribourg, in 1526, may be considered as the true aera of its liberty and independence: for, not long after, the duke was despoiled of his authority; the bishop driven from the city; a republican form of government firmly established; and the reformation introduced.

С. 201

<...> в начале XVI [с. 202] века Карл III Герцог Савойской (хотя вид правления был совершенно республиканской) присвоил себе почти неограниченную власть, которую он оказывал беззаконнейшим и своенравным образом. А сие причиною было безпрестанных споров между Герцогом и гражданами, которые не переставали никогда, открытым ли то образом, или тайными мерами противиться тиранским его поступкам: таким образом произошли две стороны; тех, которые ревностно старались за вольность, назвали E[y]dgenoßen, или союзниками, а Герцоговы партизаны обозначены были именем Маммелуков или рабов.

Союз заключенный сим городом с Берном и Фрибургом в 1526 году может почесться истинною эпохою его свободы и независимости; ибо спустя немного времени Герцог принужден был сложить с себя власть, а Епископа выгнали из города; форма Республиканскаго правления утвердилась, и Реформация была введена.

P. 60

L. 276. Enfin chaque particulier jouit des droits régaliens dans ses terres, y commande en souverain, et affecte le pouvoir, l’indépendance, l’autorité, qui ne devroient appartenir qu’à la République.

С. 45

П. 264. Наконец всякий частый человек пользуется Королевскими правами в своих деревнях, повелевает там яко Государь, и думает иметь власть, силу, независимость, которая долженствовала принадлежать одной Республике.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!