nobilitas

.term-highlight[href='/ru/term/nobilitas'], .term-highlight[href^='/ru/term/nobilitas-'], .term-highlight[href='/ru/term/nobilitatem'], .term-highlight[href^='/ru/term/nobilitatem-'], .term-highlight[href='/ru/term/nobilitate'], .term-highlight[href^='/ru/term/nobilitate-'], .term-highlight[href='/ru/term/nobilitas-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/nobilitas-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/nobilitatis'], .term-highlight[href^='/ru/term/nobilitatis-'], .term-highlight[href='/ru/term/nobilitatem-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/nobilitatem-1-']
Оригинал
Перевод
P. 243–244

Symbolum XXXI
Ampla item & sumptuosa Palatia, magnifico ornatu instructa; nóbilitas & claritas  familiae; custodiæ Nationum; quarum fidelitas exploratior est splendor & amplitudo aulæ, aliaeque ostentationes public, existimationem pariunt potentiae Principis, & Majestatem addunt. Ejusdem indicant illustriores tituli statuum aut industria, aut hæreditate acquisitorum, qui eidem solenttribui. Sic Isajas sùpremi rerum omnium effectoris ac Principis Majestatem variis nominibus ac titulisa explicat. Hisce itaque studeat Seren. Vestra personam suam regiam illustriorem reddere: modotamen non ex levitate deferantur aut adulatione; sed ex universali omnium applause, fundato in vertute & vera animi fortitudine, quales fuére, quibus honorati sunt olim Seneritatis Vestræ Antecessores, Rex Ferdinandus Sanctus, Alphonsus Magnus, Sanctius Fortis, Jacobus Pugnator, Alphonsus Magnanimus, & alii.

Л. 90

Символ 31
Высокия же и иждивеныя полаты, бл[а]голепным украшением соделанныя: бл[а]городие и слава родства: кустодии [на]родов, их же верность известнейшая есть: светлость и велелепие дому, и инная хваления общая, мнение родят державы княжеский, и величество прилагают. Тогожде избрание показуют светлейшии титлы санов или бл[а]горазумием, или наследием полученных, яже томужде прилегатися обыкоша. Сице Исаия превышняго всех веще[й] создателя и вождоначалника величество и велелепие различными именами и титлами украшает, о сих бо да печется и величество в[а]ше ипостась свою царскую светлейшую сотворити: обаче токмо да не от худости возносится или ласкания: но от общияго всех похваления. Положи основание во добродетели и правом с[е]рдца мужестве, каковы бяху, имже ублажахуся некогда величества вашего праотци, царь Фердинанд П[е]п[о]д[о]бный, Алфонс Велики[й], Санктий Крепкий, Иаков Возбранный, Алфонс Великодушний.

P. 315

Suadet porrò ambitio nimia Populi libertatem opprimere, subigere Nobilitatem, potentiorum vires infringere, & ad auctoritatem Regiam reducere omnia: existimat enim tum securiorem se fore, cùm fuerit absoluta, & subditos magis in servitutem redegerit ; grandis error, quo adulatio animos occupat Principum , eosque gravibus periculis objicit. Modestia est, quæ conservat Imperia, dum nimirum Princeps suam dominandi cupiditate ita corrigit, ut dignitatis suae potestatem. Nobilitatis amplitudinem, & populi libertatem intra rationis liimites coërceat: neque enim diu stare poterit Monarchia, cui de Aristocratia et Democratia aliquid admixtum non fuerit. Potestas absoluta tyrannis est; qui illam quærit, exitium suum quærit. Huc denique Principi sunt omnia reducend, ut us , qus sub imperio sunt, non tyrannum, sed Patrem familias, aut Regem agere videatur, & rem non quasi Dominus, sed quasi Procurator et Prefectum admumistrare, ac moderate vivere, nec quand nimium est, sectari *.

[*Arist[oteles]. Pol. l.5. c.11]
 

Л. 116

Понуждает к тому излишнее властолюбие отъяти свободу людем, покорити стареишине, велможам сломити силы, и вся к единовластителству устроевати. Разумеет бо властолюбец, яко безбеднейший будет, егда сам вся одержит, и людей болшою работою отяготит. Но се великое заблуждение, вне же ласкателие с[е]рдца княжие вводят, и купно их в великия беды ввергают. Обаче кротость сохраняет Ц[а]рствия, егда Ц[а]рь тако своя похоти управляет, яко и достоинства своего власть и честь велмож своих, и свободу народа в добром разума определении содержит. Не может бо долго пребывати Монархия, аще что от Аристократии и Демократии премешеннаго себе не имеет. Совершенное и самоволное единовластителство есть мучителство, его же аще кто ищет, ищет погибели своея. Вся убо якоже Аристотель тако устроевати подобает, да Ц[а]ря людие не мучителем, но Господарем нарицают; и да вся творит не яко Г[оспо]д[а]рствующий, но яко домовит и иконом, да живет в мерности, и всего еже излишнее есть да хранится. 

P. 400

Sabellicus in rhapsodiis dicit anno ab V. C. CCCCXV. Q. Servilio et L. Genutio Co[nsulibus] cum bellum contra Volscos gereret felicissimus dux Camillus; ortam esse Romae gravissimam inter plebem et patricios, de magistratibus creandis, contentionem. [Discordia ordinum venenum est urbis. Liv. lib. 3. extr.] Vetus enim in magnis rebusp[ublicis] malum est nimia imperandi in nobilitate insolentia, et parendi in plebe dedignatio : Volebant autem patricii tribunum in Senatu militarem creari, qui omnium equitum, tam absentium, quam praesentium caussam ageret. Nam cum semper ipsi militiae agerent ; penes plebem regimen omne civitatis esse dictitabant.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 303

Сабеллик в комических стихотворениях говорит, что в лето от создания города четыреста пятое надесять, во время Консульства К. Сервилия и Л. Генуция, когда прещастливый полководец Камилл отправлял войну против Волсков; произшел в Риме между простым народом [прим. d: Несогласие чинов, есть яд и смертельная отрава городу. Лив. кн. 3. при окончан.] и дворянством жесточайший спор о учреждении правительств. Ибо древнее есть зло в великих обществах, дворянства излишняя и необузданная власть; а простаго народа непослушание. Дворяне требовали учредить в Сенате воинскаго Трибуна, который бы всех как присутствующих, так и находящихся во отсутствии Кавалеров содержал в своей опеке; сказывая, что понеже они всегда обращаются [с. 304] в военной службе; все государственное правление и власть состоит в руках простаго народа.

L.

2. in aristocratia.

(2) Est Aristocratia: ubi praeceptum (1) adversus populum observandum, ut justa sit optimarum potestas, populumq[ue] ab injuria quidem defendatur, nullum vero ei imperium & alias simper, ut Concordia & aequalitas aristocratiam regat.

Verissime Arist. 5. Polit.[ica] I. statuit, Aristocratiam perfecte optimam omnium minime obnoxiam esse mutationibus, cujus rei cardo in hoc praecipue vertitur, quod virorum bonorum virtuti tanquam firmissimo innitatur fundamento, qui neglecti & à magistrate capescendo exclusi etsi meritissimo jure interdum turbas ciere possint, natura tamen ipsorum virtuosa & generosa à seditione omni plane abhorreat, ut nunquam id facere sustineant. Interim parum obsit considerare, qua re illa reip.[ublicae] forma potissimum conservetur. Cum enim deficiente hodie bona educatione & virtus ipsa, qua ab ineunte aetate juventus imbuenda erat, saepe deficiat, hinc raro liceat invenire nobilitatem quae cum genere conjunctam habeat majorum virtutem. Ideoque rarissime dantur Aristocratiae, aut si dantur, per duo haec data monita velis remisq[ue] ad id properandum, ut conserventur. Iustam autem hic optimatum potentiam esse putamus, si revera sint αριζτι i. e. optimi, qui populo praesint. Virtuti enim Numen aeternum favet, eamq[ue] promovet, nec à melioribus homines regi dedignantur, sicut pulcherrimis verbis loquitur Contzen. lib. I. Polit.[icorum] c. 17. § 4. Quae virtus id postulat, ut optimates illi non modo populum sibi subjectum eximie diligent, ejusq[ue] commodis unice prospiciant, sed nec illam injuria afficiant, aliorumq[ue] injuriam propulsent ac ita defendant, ut vere eum amare spectentur. Conducit quoque huic fini, si populo munia quaedam interdum committant, sed ea ita exigua, ut nihil de sua potestate, prodige alienent, aliquin enim hic status facile degeneraret in Democratiam.

Dissertatio de ratione status (1651)
Hermann Conring, Heinrich Viktor von Voss
Л.127 об.-129

Глава 50.

Второе есть Аристократия: где надобно первее указ разсмотрит против народа, чтоб была праведна власть великих г[о]с[по]д и воистино чтоб народ о[т] обид был сохранен, но чтоб никакое владение не было уверенно ему, второе против владения еенаго (?), и всегда чтоб согласие едино сушное и равность Аристократию управляли.

Истинейше Аристотел[ь] в пятой книге о нравоучени[и] в главе I: поставил, что Аристократия совершенно есть всех лучшая и не обвязана ко отменам которой речи завеса наипаче на том оборочается, понеже на добродетели добрых мужей буди то на крепчайшом основании подпирается, которые о ставлении в нерадение и отлучении от получения магистрата, хотя иногда они могли бы достойнейшим правом возмущения возбуждать, но понеже природа их есть добродетел[ь]ная вес[ь]ма гнушается всякого бунта, и никогда тое не стерпят учинит[ь]. Однакож,  да разсудим мало что противно, для чего той образ речи посполитой бол[ь]ше содерживается, ибо понеже сего дня лишается доброе воспитание и самоея добродетели часто нет в которой от младых лет надобно юность призвычаит, сего ради рек то мощно найтить шлахтевство, которые бы имело совокупленое родов и добродетел[ь] бол[ь]ших. И того ради велми ретко Аристократии даются или ежели даются чрез подонные сии две науки всяким образом нуждно спешит[ь] к тому дабы содержании были. Здесь же мы чаем праведную силу бол[ь]ших господ ежели они воистино будут Аристи то есть лучши, которые над народом застают старшии, ибо добродетели б[о]г вечны приязнь показует и оную подвизает и негнушаются людие от лучших управлении быть. Как велми хорошими словами глаголет Концен в книге I. О нравоучении главе 17. котороя добродетел[ь] потребует сего великие они, господа не токмо чтобы изрядно поданны их народ любили и чтоб прилежно старалися о пол[ь]зах оного, но чтоб и досаду оному не задали, обиду другим, чтоб отбили и так чтоб боронили, дабы воистино бы ловитно, что любят оной. К сему концу пол[ь]зует и сие, ежели иногда станут уверить народу чины некоторые, но чтоб они так были малые, дабы ничего с власти своей без меры не отдали, ибо иначе состояние сие удобно отступит демократию.

О рации стата (I четверть XVIII в.)
Герман Конринг, Генрих Виктор фон Фосс
P. 700–701

XXXVII. Theorema.
Nobilitas Gallicae Regni statum pessumdaret, nisi eam Parlamenta metu et poenis coercerent.
Regnum Galliae (ait Machiavellus) omnium maxime regnorum legibus regitur, quarum Iuridiciales confessus (quae Parlamenta vocantur) custodes & ministry sunt, praesertim Parisiensis. Regnum vero hactenus incolume stetit, propterea quod Parlamenta perpetuo & invicto animo potentiae Nobilitatis obviam ire consueverunt. Quod ni ita fieret, iam pridem eius Regni convulse & solute esset compages.

Л. 241 об.

Разсуждение 33 [sic!]
Благородие [г]алиское царства народ поглотило бы, аще бы оного парламента боязнию и казн[я]ми не умершвляли. 
Ц[а]рство галиское (рече Махиав[е]ль) от всех наипаче ц[а]рств правам повинуется, которых правое соглашение [л. 242] (иже порламентами нарицается) кустожия и упросителей суть, наипаче парижские. Ц[а]рство воистину так зело трезвенное обреталося, чесо ради иже порламента уставични, иние одоленним сердцем силе благородия во стретение путь шествовати обыкоша. Что аще бы так совершилося, юже давно того ж де ц[а]рство сотресенное и разрушенное было бы соединение.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!