politique

.term-highlight[href='/ru/term/politique'], .term-highlight[href^='/ru/term/politique-'], .term-highlight[href='/ru/term/politiques'], .term-highlight[href^='/ru/term/politiques-'], .term-highlight[href='/ru/term/politique-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/politique-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/politiques-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/politiques-1-']
Оригинал
Перевод
P. 318

<...> On fera voir cependant, dans le Chapitre suivant, que la maxime de tenir ses Ministres publics sur un pied trop mesquin, n’est pas dictée par la bonne Politique, et que ce grand Roi (a) raisonnoit conséquemment qui écrivoit à un de ses Ambassadeurs, Faites bien mes affaires delà; je ferai bien les vôtres decà.

Institutions politiques. T. 2 (1760)
Jakob Friedrich von Bielfeld
Л. 2 об.

Но в следующей главе окажется, что правило содержать народных министров весьма скупо, не сходствует с прямою [?] политикою, и сколь много приличествует разсуждение онаго великаго монарха (а) который написал к одному из своих послов: исправляй хорошо дела мои там, а я твои исправляю хорошо здесь.

Т. 8. P. 223

Pendant que l’Europe est ainsi boulversée, on voit paroître au vij. siecle les Arabes, jusques-là renfermés dans leurs deserts. Ils étendent leur puissance & leur domination dans la haute Asie, dans l’Afrique, & envahissent l’Espagne ; les Turcs leur succedent, & établissent le siége de leur empire à Constantinople, au milieu du XV. siecle.

<…> & bientôt après la politique de l’Europe & les arts prennent une forme nouvelle.

С. 13

В то время, когда Европа пременялась, являются в VII. веке Арабы, кроющиеся в безизвестии до сего времени по степям своим, распространяют власть и повелительство свое в вышней Азии, в Африке, и осаждают Ишпанию. Турки следуют за ними, и учреждают столицу империи своей в Константинопле, в половине XV. века.

Вскоре потом Политика и художества в Европе приемлют новой образ.

Переводы из Энциклопедии. Ч. 1 (1767)
Франсуа-Мари Аруэ (псевд. Вольтер)
Т. 7. P. 613

L’on distingue encore la Géographie <…>

2°. En historique, c’est lorsqu’en indiquant un pays ou une ville, elle en présente les différentes révolutions, à quels princes ils ont été sujets successivement ; le commerce qui s’y fait, les batailles, les siéges, les traités de paix, en un mot tout ce qui a rapport à l’histoire d’un pays.
3°. En civile ou politique, par la description qu’elle fait des souverainetés par rapport au gouvernement civil ou politique.

С. 57

География еще разделяется <…>

2. в Историческую, когда назначив какую-нибудь землю или город, представляет она разныя его перемены, каким Государям они были попеременно подданными; отправляемое там купечество сражения, заключения мира, словом, все, что относится к Истории земли.
3. В Гражданскую или Политическую, в рассуждении описания государств по их гражданскому или политическому правлению.

Переводы из Энциклопедии. Ч. 1 (1767)
Дидье Робер де Вогонди, Николя Демаре
T. 9. P. 852

MAGIE

Observation puérile, mais qui dans la bouche de ce moine fut peut-être l’un des moins mauvais argumens qu’une barbare politique sut mettre en usage pour justifier ses excès, & en imposer par des contes absurdes à la funeste crédulité des simples.

С. 111

ВОЛШЕБСТВО

Суетное примечание, но которое, может быть, маловажнейшим было из доказательств употребленных варварской Политикой, для оправдания своего неистовства и внушенных безумных сказок суеверному народу.

Переводы из Энциклопедии. Ч. 1 (1767)
Антуан-Ное де Полье де Боттен
T. 5. P. 337

ÉCONOMIE ou ŒCONOMIE, (Morale & Politique.) 
Ce mot vient de οἶκος, maison, & de νόμοςloi& ne signifie originairement que le sage & légitime gouvernement de la maison, pour le bien commun de toute la famille. Le sens de ce terme a été dans la suite étendu au gouvernement de la grande famille, qui est l’état. Pour distinguer ces deux acceptions, on l’appelle dans ce dernier cas, économie générale, ou politique ; & dans l’autre, économie domestique, ou particuliere. Ce n’est que de la premiere qu’il est question dans cet article.

Ч. 2. С. 3

ЭКОНОМИЯ* (НРАВОУЧЕНИЕ И ПОЛИТИКА).
Слово сие происходит от Греческаго οἶκος, Дом и νόμος, Закон, и происхождением своим значит разумное и справедливое домоправление к пользе всего домашняго общества. Смысл сего выговора распространился потом на правление великаго общества, то есть государства. Для отделения одного от другаго, в последнем называется хозяйство общее или народное, в первом хозяйство домашнее или участное. Здесь только о втором речь будет, то есть о хозяйстве общем или народном.

[В сноске : *Мне кажется руское наше слово хозяйство во всех случаях тоже значит, что хотя уже и обруселое, но чужестранное Экономия. И так в первом сем отделении полагаю тут слово Экономия для того, что речь о происхождении слова и о сложности его, впрочем из любви к моему природному, везде буду класть хозяйство].

T. 5. P. 338

Si les politiques étoient moins aveuglés par leur ambition, ils verroient combien il est impossible qu’aucun établissement quel qu’il soit, puisse marcher selon l’esprit de son institution, s’il n’est dirigé selon la loi du devoir ; ils sentiroient que le plus [p. 341] grand ressort de l’autorité publique est dans le cœur des citoyens, & que rien ne peut suppléer aux mœurs pour le maintien du gouvernement. Non-seulement il n’y a que des gens de bien qui sachent administrer les lois, mais il n’y a dans le fond que d’honnêtes gens qui sachent leur obéir. Celui qui vient à bout de braver les remords, ne tardera pas à braver les supplices ; châtiment moins rigoureux, moins continuel, & auquel on a du moins l’espoir d’échapper ; & quelques précautions qu’on prenne, ceux qui n’attendent que l’impunité pour mal faire, ne manquent guere de moyens d’éluder la loi ou d’échapper à la peine. Alors comme tous les intérêts particuliers se réunissent contre l’intérêt général qui n’est plus celui de personne, les vices publics ont plus de force pour énerver les lois, que les lois n’en ont pour réprimer les vices ; & la corruption du peuple & des chefs s’étend enfin jusqu’au gouvernement, quelque sage qu’il puisse être : le pire de tous les abus est de n’obéir en apparence aux lois que pour les enfreindre en effet avec sureté. Bientôt les meilleures lois deviennent les plus funestes : <…>.

С. 21

Ежели бы политики меньше были ослеплены своим высокомерием, они б увидели сколь невозможно, чтоб учреждение, каково бы ни было, шло по их намерению ежли оно неуправляемо законом должности; они б почувствовали, что наибольшая сила власти есть в сердцах гражданских, и ни что для удержания правления в его силе благонравия заменить не может. Не только надобно добрым людям быть, которые бы хорошо управляли законами: но в самой вещи одни только честные люди умеют и повиноваться оным. Кто уже мог одолеть собственные угрызения совести, тот конечно отважится вытерпить наказание, муку меньше жесткую, меньше продолжительную, [c. 22] и от которой он по крайней мере имеет надежду избавиться, какие бы предосторожности взяты не были, которыя люди ждут только свободного времени своим злодеяним, те конечно имеют способы перетолковывать закон или избавиться наказания. Тогда все пользы участныя совокупляются против пользы пользы общей, которая уже в то время становится ничье, и пороки народные имеют уже больше силы ослаблять законы, нежели законы изправлять их; изпорченность народа и начальников различается наконец на все правления, какое бы оно разумное быть ни могло: хуждшее из всех злоупотреблений, ежели когда лишь видимо покарются законам для того, чтоб в самой вещи тем свободнее пренебрегать оные. Скоро наилучшие законы становятся пагубнейшими: <…>.

T. 5. P. 338

C’est alors qu’à la voix du devoir qui ne parle plus dans les cœurs, les chefs sont forcés de substituer le cri de la terreur ou le leurre d’un intérêt apparent dont ils trompent leurs créatures. C’est alors qu’il faut recourir à toutes les petites & méprisables ruses qu’ils appellent maximes d’état, & mystères du cabinet. Tout ce qui reste de vigueur au gouvernement est employé par ses membres à se perdre & supplanter l’un l’autre, tandis que les affaires demeurent abandonnées, ou ne se font qu’à mesure que l’intérêt personnel le demande, & selon qu’il les dirige. Enfin toute l’habileté de ces grands politiques est de fasciner tellement les yeux de ceux dont ils ont besoin, que chacun croye travailler pour son intérêt en travaillant pour le leur ; je dis le leur, si tant est qu’en effet le véritable intérêt des chefs soit d’anéantir les peuples pour les soûmettre, & de retirer leur propre bien pour s’en assûrer la possession.

С. 23

Тогда то голос должности недействующей больше сердцами, начальники принуждены заменять криком угроз. Или блистанием мнимой какой не есть пользы, которую они обманывают тварей своих. Тогда то они имеют прибежище ко всем бездельным и презрительным хитростям, называя их правилами общества и тайностями кабинета. Вся остальная сила правления употребляется членами его на погибель взаимную, свергать друг друга, а дела останавливаются и лежать, или есть ли когда и делаются, так разве польза какая ни есть участная того требует, и как ей угодно. Наконец вся хитрость сих великих народоправителей состоит уметь так залепить глаза людей, в которых им нужда, дабы каждый думая работать для своей пользы, работал для их; говорю для их, ежели бы в самой вещи могла быть истинная польза начальников во унижении народов, для лучшего покорения, или в разточении их имений для вернейшего овладения самим оными.

P. 98 Ch. 6 §7

Si le Droit Naturel nous dit ce qui est juste, la Politique nous enseigne ce qui est utile. 

Institutions politiques. T. 1 (1760)
Jakob Friedrich von Bielfeld
С. 105 Гл. 6 §7

Право естественное показывает нам то, что справедливо, а Политика учит тому, что полезно. 

P. 61

Le Sénat délivré de la puissance Royale qui le tenoit en respect, voulut réünir dans son corps toute l’autorité du Gouvernement. <...> le premier objet de sa politique fut de tenir toûjours le peuple dans l’abaissement & dans l’indigence. <...>

[p. 62] <...> enfin la naissance, les dignitez & les richesses mirent une trop grande inégalité parmi les citoyens d’une même République.

С. 71

Сенат освободясь от сильнаго Начальства, которое его обуздывало, желал перевести в свое общество всю власть высочайшаго Правительства <...> [с. 72] Главный предмет его политики был тот, чтоб содержать Народ в унижении и бедности. <...> Напоследок порода, чины, богатство и произвели чрезмерное неравенство между Граждан единой Республики.

P. 4.

Ne vous êtes-vous point imaginé, que l’Evangile ne doit point être la regle des Rois, comme celle de leurs Sujets ; que la Politique les dispense d’être humbles, [р. 5] justes, sinceres, modérés, compatissans, prêts à pardonner les injures ?

С. 6.

Не подумали ль вы, что Евангелие не должно быть уставом Государей, равно как их подданных; что политика их освобождает быть учтивыми, справедливыми, правосердечными, жалостливыми, и готовыми прощать учиненные противу их проступки?

Наставления для совести государя (1773)
Франсуа де Салиньяк де Ла Мот- Фенелон
P. 12

Des peuples civilisés qui prennent les armes de sang froid, & animés seulement par des raisons de politique ou de prudence, soit pour se mettre à l’abri d’un danger qui les menace, ou pour prévenir quelqu’événement éloigné, se battent sans animosité ; la guerre parmi eux est dépouillée de la moitié de ses horreurs.

С. 17

Просвещенные народы, которые принимают оружие без огорчения, и побуждаются только политическими или благоразумными причинами, дабы или предохранить себя от угрожаемой опасности, или предупредить какой ни будь отдаленный случай, в сражение вступают без злобы: война между ими едва половину свирепств своих имеет.

P. 20 Ch. 1

Les grandes Puissances ont entre-elles une conduite bien différente à observer. L'objet de leur Politique est de s'agrandir en prévenant que les autres ne s'agrandissent. Comme ce but leur est commun, & que tous les efforts des grands Princes ne tendent qu'à l'atteindre on conçoit aisément qu'ils doivent se rencontrer, s’entre-choquer, se heurter souvent dans leur carrière. 

Institutions politiques. T. 2 (1760)
Jakob Friedrich von Bielfeld
С. 29 Гл. 1 §29

Знатнейшие державы должны наблюдать между собою весьма отменное от сего поведение. Предмет Политики их есть тот, чтобы усилиться не допуская усиления других. Как сия цель им всем есть общая, и все старания великих Государей к достижению оной только клонятся, то лехко можно понять, что они часто должны между собой встречаться, и так сказать ударяться и сталкиваться в пути своем.

P. 4 Ch. 1

On entend ici par le mot de Conduite Politique, l’attention constante qui doit avoir Souverain de régler toutes ses actions, soit dans sa vie privée,
soir dans la direction des Affaires publiques, de maniere qu’elles tournent au maintien & à l’accroissement de sa propre grandeur, ainsi qu'à l'avantage do ses Sujets.

<…> il s'ensuit que cette conduite doit varier dans le Gouvernement Monarchique, Aristocratique, et Démocratique.

Institutions politiques. T. 2 (1760)
Jakob Friedrich von Bielfeld
С. 6 Гл. 1 §4

Под именем политическаго поведения разумеется здесь всегдашнее старание, которое Государь должен иметь, чтоб все свои действия, как в домашней жизни так и в правлении народных дел, располагать таким образом, чтоб оныя клонились к сохранению и приращению собственнаго его величества, так как и к пользе его подданных.

<…> то из сего следует, что оное поведение должно разнствовать в Монархическом, Аристократическом и Демократическом правлениях.

P. 99 Ch.5

Les Politiques, soit que ce Principe leur paroissoit trop intéressé & trop ignoble, soit qu'en le poussant au delà̀ de l'honnête ils étoient obligés de fasciner les yeux du Public par un beau nom, ont inventé celui de Raison d'Etat, en Latin Ratio Status, en Italien Raggione di Stato etc.

Institutions politiques. T. 2 (1760)
Jakob Friedrich von Bielfeld
C. 145 Гл. 5 §8

Политики, или для того, чтобы им сие основание казалось излишне корыстолюбивым и весьма низки, или для того, что поступая с ним за пределы честности, нужно было им обморочить очи всенародства каким нибудь отменным именем, изобрели название Государственного резона, или Государственной причины.

P. 117 Ch. 6

<…> car le mot traite signifie simplement en Politique, un accord fait entre des Souverains sur un objet quelconque, et rédige par écrit dans un instrument authentique <…>

Institutions politiques. T. 2 (1760)
Jakob Friedrich von Bielfeld
С. 172 Гл. 6 §16

Ибо слово Трактат в Политике значит только соглашение между Государями о каком бы то ни было деле, сочиненное на письме действительною зделкою.

P. 274 Ch. 14

(II.) Selon l'Auteur anonime (dont nous avons parlé́ §. 5.) l'Arithmétique Politique est l'Art de raisonner, par le moyen des Chiffres et du Calcul, sur des objets qui concernent le Gouvernement.

Institutions politiques. T. 2 (1760)
Jakob Friedrich von Bielfeld
С. 398 Гл. 14 §17

(II.) По мнению безымянного писателя, (о котором мы говорили в пар. 5) Политическая Арифметика есть наука, помощию цифр и выкладок, делать заключения о предметах до правительства касающихся.

P. 5

Les Saxons introduisirent dans toute la Bretagne leurs loix, leurs mœurs, leur gouvernement & leur langage, & bientôt il ne resta aucun vestige des institutions antérieures à leur conquête. Le contraire arriva dans une révolution postérieure. Lorsqu’une seule bataille eut placé Guillaume de Normandie sur le trône de l’Angleterre, les habitans Saxons furent opprimés, mais non détruits, & le conquérant employa en vain tous les ressorts de son autorité & de sa politique pour assujettir ses nouveaux sujets aux institutions Normandes. <…> Les loix Normandes étoient tyranniques & odieuses au peuple <…>.

С. 6

Саксоны ввели во всей Британии свои законы, свои обычаи, свое правление и свой язык, и в скором времени по их завоевании не осталось никаких следов прежних установлений. Противное тому случилось в последующей перемене. Когда одно сражение Вильгельма Нормандскаго возвело на Аглинской престол, то Саксонские жители хотя и утеснены, но не истреблены были, и победитель тщетно употреблял все способы своей власти и политики для приведения своих новых подданных под Нормандския установления. <…> [с. 7] Нормандские законы мучительны и ненавистны были народу <…>.

P. 29

L. LV.Il laissa à ses nouveaux sujets leurs loix et leurs usages ; il eut la prudence de se conformer lui-même aux mœurs et au génie de la nation qu’il venoit de conquérir. Cette même politique a encore été suivie par les Tartares Mant-Cheoux <...>.

C. 17

П. 55. Оставил новым подданным законы их и обычаи; да и сам по благоразумию своему сообразовался нравам и склонностям завоеваннаго народа. Сия политика была сохранена Манжурскими татарами <…>.

P. 100

L. LVII. Quelle idée peut-on se former de ces magistrats qu’il faut contenir dans leur devoir par de pareilles minuties ? Quelle opinion aurez-vous d’une politique si peu élevée ?

С. 83

П. 57. Какие мысли можно иметь об офицере, о суде, коего надлежит удерживать в должности подобными мелочами? Какое произведет в вас понятие столь низкая политика?

P. 144

L. LVIII. Ses maximes pour le gouvernement, sa politique, la disposition de ses  loix civiles ne sont pas moins admirables que sa morale <...>.

С. 102

П. 58. Правила его о правлении, политика, расположение гражданских его законов не менее достойны удивления, как и его нравоучения.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!