стан

.term-highlight[href='/ru/term/stani'], .term-highlight[href^='/ru/term/stani-'], .term-highlight[href='/ru/term/stanami'], .term-highlight[href^='/ru/term/stanami-'], .term-highlight[href='/ru/term/stany'], .term-highlight[href^='/ru/term/stany-'], .term-highlight[href='/ru/term/stana'], .term-highlight[href^='/ru/term/stana-']
Оригинал
Перевод
P. 41

L. 275. Ces trois Ordres sont indépendans dans l’un de l’autre ; l’on attribue à chacun deux, un caractère qui les distingue et les désinit : au Roi, la majesté ; au Sénat, l’autorité, à l’Ordre Equestre, la liberté. Ils ne comptent le peuple, qu’avec le bétail de leurs terres, et voient, sans émotion, la [servitude] de dix millons d’hommes, autrefois pleus heureux, lorsqu’ils n’étoient que les Sarmates.

С. 29

П. 263. Сии три стана не зависят один от другаго, и каждому из них присвояется характер его отличающий: Королю величество, Сенату власть, Рыцарскому стану вольность. Народ [или чернь] считают они за ничто, и без уважения смотрят на столько милионов людей, кои прежде гораздо были счастливее, когда были только Сарматами.

P. 59

L. 276. Cet Etat est monarchique, puisqu’il a un Roi ; et ce Roi, malgré les loix qui gênent sa puissance, est souvent oubligé de regner en Souverain,  [p. 60] sur-tout dans l’interstice des Dietes, où le maniement des affaires lui est entiérement dévolu. Cet Etat est encore démocratique, puisque le Sénat et l’Ordre équestre le gouvernent, indépendamment du Monarque. Le partage de la souveraineté, dont une partie reste entre les mains du Prince, et l’autre se subdivise entre les Etats du royaume, ne peut subsister sans produire une infinité des désordres.

С. 44

П. 264. Сие Государство есть монархическое, по тому что имеет Короля, и сей Король не смотря на законы стесняющие его могущество, часто принужден бывал править яко самодержавный, особливо между сеймами, когда дела единственно зависели от него. Сие Государство есть также демократическое, по тому, что Сенат и Рыцарский стан им правят, независимо от Монарха. Раздел самодержавия, коего часть остается в руках Государя, другая делится между станами Королевства, не может существовать без причинения безчисленных безпорядков.

P. 67

L. 262. <...> ce royaume, semblable à tous les gouvernemens gothiques, étoit partagé entre un Roi électif, les Grands de la Nation et les Etats. Le Souverain n’avoit presque d’autre droit, que celui de présider au Sénat, et de commander les armées ; les Etats, composés des Nobles, du Clergé et des Bourgeois, régloient dans leurs assemblées, toutes les affaires de l’administration. La Noblesse, ou par ses privileges, ou par le ton qu’elle avoit pris, y décidoit de tout à son gré <...>.

С. 50

П. 250. <…> Королевство здешнее, подобное всем Готским правлениям, разделялось между Королем выборным, вельможами народа и станами. Государь не имел почти никакого права кроме председания в Сенате и командования войска; станы, составленные из дворянства, духовенства и мещан, разпределяли в своих собраниях все дела правительства. Дворянство, или по правам своим, или по поверхности приобретенной своим высоким голосом, решило в оных все по своей воле <…>.

Р. 36–37

Principio igitur summi Principis duplicē esse potestatem vel ex ipsis Iurisconsultis constat. Unam Absolutam, sive Solutam, alteram Civilem appellant. Soluta, seu libera, ea est quae nullis legibus circumscripta est, omnia sine discrimine complectitur: exceptis tamen Dei Naturaeque legibus, atq[ue] iis quibus tamquam fundamentis Principatus fastigium & status innititur. Quippe Deo superior non magis est Princeps, quam vel patrono cliens, vel seniore suo vasallus: immo ipsius imperio & potestati subiectus est, nedum ut illi divinas leges abrogare liceat.
Principi quoque fundamentales principatus sui leges antiquare minime licet. Nam abolere ea iura, quibus status Reip[ublicae] atque ipsius dalus continetur, quid aliud esset quam seipsum ultro pessumdare? Sic Galliarum Regi, nec legem Salicam, nec trium Statuum conventum, nec legem de non alienandis Regni partibus & provinciis quae in ipsius Reip[ublicae] dominio polite sunt, tollere licet.

Л. 37 об. – 38

Во первых убо превисочайшего кн[я]зя две власти от самих советников позноватся. Едину свободную, вторую грожданскую именуют. Свободная сия е[c]ть,  яже ни ко единому суду причитуется, но вся беспрекословия составляеть, кроме божиих и естественных судов и тех ими же аки основаниями властелителства степени и стани утверждаются. Понеже не паче высочайши есть властелин яко же благодители пестун и вящему себе раб, паче же оного власти и раден[и]ю подлежит, дабы когда б[о]жияго суда не отвратил.
Кн[я]зя такожде утвержденнаго княжения устави всячески забивати не подобает, ибо отвергати оные уставы и ниже стан речи посполитой и здравия его состоится, что болие есть, аще не себе самого отвергати? Тако Галли ц[а]рь ниже установлении салинском, ниже трех станов собрание, ниже уставов и не отверженны ц[а]рств части и стран, яже в самые речи посполитыя власти положенные суть отвергати подобает <…>.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!