страна

.term-highlight[href='/ru/term/stranu'], .term-highlight[href^='/ru/term/stranu-'], .term-highlight[href='/ru/term/strana'], .term-highlight[href^='/ru/term/strana-'], .term-highlight[href='/ru/term/strany'], .term-highlight[href^='/ru/term/strany-'], .term-highlight[href='/ru/term/stranah'], .term-highlight[href^='/ru/term/stranah-'], .term-highlight[href='/ru/term/stran'], .term-highlight[href^='/ru/term/stran-'], .term-highlight[href='/ru/term/stranou'], .term-highlight[href^='/ru/term/stranou-']
Оригинал
Перевод
P. 228

§. 14. Hæc tamen omnia non producunt nis jus imperfectum seu aptitudinem ad habendum ab aliis honorem & venerationem. Unde si quis eundem aliis etiam bene meritis denegaverit, non in juriam facit, sed duntaxat ob in humanitatem & velut incivilitatem male audit. Sed jus perfectum ad habendum ab altero honorem, aut ejus insignia, provenit vel ex imperio, quod quis in istum obtinet, vel ex pacto cum eodem ea super re inito, vel ex lege per communem dominum lata aut approbata. 
§. 15.  Inter principes autem & integros popules pro eminentia & pracedentia solet allegari potissimum antiquitas regni & familiæ, amplitudo & opulentia dicionum, & potentia; qualitas potestatis, qua quis imperium in suo regno obtinet; & splendor tituli. Quæ tamen omnia per se non pariunt jus perfectu ad praecedentia adversus alios reges populos ve, nisi pacto aut concessione horum istud quæ situ fuerit.

C. 498

14. Однакож сия вся производят ТОКМО ПРАВО НЕ СОВЕРШЕННОЕ, или способность иметь от других честь, и почитание. И по тому аще бы кто оную честь хотя и заслуженным не восхотел воздавати, не творит обиды: но токмо не по человечески и не по граждански поступает. [с. 499] А ПРАВО СОВЕРШЕННОЕ имети от другого честь, или ея знамения, происходит или от повелителства, которое кто над тем имеет, или по договору о той вещи с оным учиненному, или по закону от общаго господина изданному или утвержденному. 
15. МЕЖДУ ВЛАСТИТЕЛИ ЖЕ и целыми народы, за преимущество и превосходителство вземлется наипаче, древность Государства и рода знаменитость, богатство стран, и сила: качество власти, каковою кто повелителство в своем Государстве имеет, и ясность титлы. Однкож оная вся, не творят совершеннаго права к превосходителству над прочими государи и народы, разве договором, и соизволением от оных тое взыскано будет. 

P. 195

§. 9. Vitia hominum, quæ in quamvis civitatis speciem cadunt, sunt; si quibus imperij administratio incumbit, officio suo negligenter aut prave funguntur, & si cives, quibus sola obsequij gloria relicta est, frænum mordeant.
[p. 196] §. 10. Ast vitia status sunt, ubi leges aut instituta civitatis non sunt attemperata ad genium populi, aut regionis; aut ubi eadem cives disponunt ad turbas internas, aut ad justa vicinorum odia incurrenda <…>.

С. 426

9. ПОРОКИ ЧЕЛОВЕКОВ, которые ВО ВСЯКОМ ОБРАЗЕ ГРАЖДАНСТВА приключаются, суть: аще [с. 427] те, которые повелителства власть имут небрежливо и неправо в должности совей пребывают, и аще граждане, которым токмо едина послушания честь осталась, противятся. 
10. А ПОРОКИ СОСТОЯНИЯ или СТАТА СУТЬ, аще законы или уставления не суть умеренныя, по обычаем народа или страны, или где оныя гражданов ко внутренним смятениям подвигают, или чрез оныя правилная ненависть от соседов происходит <…>.  

S. 10

Ja ihre Erkenntlichkeit erstreckte sich so weit, daß sie ihn einträchtiglich zum Herrn über alle Horden und Stämme, worein das Land getheilet war, erwählten. Die Erwählung geschahe mit grosser Pracht und Solennitäten, indem ihn 7 Kans oder Fürsten auf einen Thron setzten und ihre Knie 9 mal vor ihm beugeten. Er erklärete so gleich, seine vorigen Feinde, die Tartaren, mit denen Mogolern zu vereinigen, daß er künfftig den Titel eines grossen Mogolisch- und Tartarischen Kans führen wollte, den er auch nachher jederzeit im Gebrauch hatte.

С. 11

Их благодарность простиралась столь далеко, что избрали его единодушно Государем над всеми ордами и коленами, составляющими сию страну. Избрание происходило с крайним великолепием и празднествами; ибо 7 Ханов или Владелцов, посадя его на престол, преклонили пред ним 9 раз колена. Вскоре после сего объявил он, что соединяет татарский народ своих бывших неприятелей с Моголцами, и что он впредь желает называем быть моголским и татарским великим Ханом, который титул имел он в последующее время всегда в употреблении.

P. 83

Si l'Empereur a l’avantage de dominer une Nation, qui est la Pépiniére des Soldats <...>.

C. 79

Хотя Император имеет то преимущество, что владеет такою страною, которая садом солдатства назваться может <…>.

S. 39, §34

<…> was unter der Cultur des Bodens zu verstehen ist. Eine Oberfläche des Landes cultiviren, heißt meines Erachtens, dieselbe geschickt machen, daß eine genugsame Anzahl Menschen auf derselben mit Bequehmkichkeit wohnen, und ihren Unterhalt daselbst finden können. 

С. 63, §34

<…> что разумеется под устройкою какия нибудь страны? Поверхность земную устроять, по моему мнению, есть то же самое, что и делать ее способною к тому, чтобы довольное число людей могло на ней выгодно жить и пропитание свое иметь.

S. 131, §159

Ein vernünftiges Volk muß den Grundsatz haben, daß es aus dem Lande, das es bewohnet, allen ersinnlichen Nutzen ziehen will, der nur immer möglich ist. 

С. 234, §159

Разумный народ должен принять себе за начальное правило то, чтобы он населяемыя им страны получать все возможныя выгоды. 

P. lxxxix

Chaque nation trouvera ici les raisons de ses maximes ; & on en tirera naturellement cette conséquence, qu’il n’appartient de proposer des changemens qu’à ceux qui sont assez heureusement nés pour pénétrer d’un coup /P. xc/ de génie toute la constitution d’un état.

De l'esprit des lois. T. 1 (1757)
Charles Louis de Montesquieu
С. VI

Каждая страна найдет здесь причины своих правил; и естественно извлекут то заключение, что надлежит предлагать о переменах тем только, которые рождены с такими счастливыми понятиями, что они с одного взгляду вдруг могут проникнуть во всю связь государственнаго установления.

О разуме законов (1775)
Шарль Луи де Монтескье
S. 81

Keine bürgerliche Gesellschaft, keine Regierungsart würde je bestehen können, wenn jeder Einzele sich ungescheuht dem Gehorsam entziehen dürfte, den er seinen Vorgesetzten schuldig ist, so bald er Recht zu haben glaubte, sich über das Haupt des Staates zu beklagen: 

Jeder würde, von seinen Leidenschaften getäuscht, Scheingründe hervorsuchen, seine Widersetzlichkeit auch gegen den besten Regenten zu rechtfertigen. 

[S. 82] Dreymal glücklich der Staat, wo der König Vater seiner Unterthanen ist, wo die Unterthanen ihn als Vater ehren, als Vater lieben!

Glücklich das Reich, wo des Fürsten einziges Bestreben ist, seinem Volke eine Glückseligkeit zu verschaffen, die seine ferne Nachkommenschaft überlebt, und wo das Volk dankbar den weisen Fügungen seines Beherrschers gehorcht, und ebenfalls sich bestrebt, der Vatersorge würdig zu seyn, die um die Ruhe seiner Kinder die Ruhe des Fürsten raubt!

C. 95

Никакое гражданское общество, никакой образ правления стоять не может, когда всякой частной человек будет безстыдным и безстрашным образом не повиноваться, чем он обязан своим начальникам, как скоро будет думать иметь право жаловаться на главу государства. 

Тогда всяк, оглушаем будучи от страcтей своих, стал бы изыскивать причины и оправдывать непокоривость свою самому наилучшему правителю. 

Трикраты щастливо то государство, где Государь есть отец подданных своих, где подданные почитают и любят его как отца!

[С. 96] Блаженна та страна, где единственное стремление Государя есть доставить народу своему такое благополучие, которое бы пережило позднейших его потомков, и где народ благодарственно повинуется мудрым велениям своего обладателя, и равномерно старается быть достойным того отеческаго попечения, которое, ради покоя детей своих, отнимает покой у Государя!

 

P. 24

Sed cujuscemodi res sit, Romae Imperium regium haudquaquam stabile esse potuisse constat, protpterea quod eae Respublicae, ubi cives unius urbis pomœriis continentur, ad Aristocratiam potissimum aut Democratiam aptae fere & proclives esse solent. Sed regia potestas locum inprimis habet apud populum per multas ac longis intervallis disjunctas regiones dispersum atque diffusum. 

C. 19

Паче же сего ради в Риме владение королевское постоянное не могло быти, понеже сицевые общества, в которых граждане токмо града стенами содержатся, угодны паче и склонны обытоша быти до Аристократии или Демократии, а не Монархии. Королевская же власть должна быти над народами во многих и отдаленных странах пребывающими.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!