царство

.term-highlight[href='/ru/term/tsarstvo'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstvo-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstve'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstve-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstvo-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstvo-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstva'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstva-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-rstv'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-rstv-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-rstve'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-rstve-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-rstvo'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-rstvo-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-ru'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-ru-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstvah'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstvah-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstv'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstv-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstvam'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstvam-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstvami'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstvami-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstvom'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstvom-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-rstviya'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-rstviya-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstviya'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstviya-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-rstvo-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-rstvo-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-rstva'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-rstva-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstve-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstve-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarstvu'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarstvu-']
Оригинал
Перевод
P. 22

En ce temps Codrus [P. 23] Roy d’Athenes se dévoûa à la mort pour le salut de son peuple, et luy donna la victoire par sa mort. Ses enfans Medon et Nilée disputerent entre eux le Royaume. A cette occasion les Atheniens abolirent la Royauté, et déclarerent Jupiter le seul Roy du peuple d’Athenes.

С. 17

В сие время Кодр Царь Афинский предал себя на смерть, для благополучия своего народа, которому  смертию своею приобрел победу. Дети его Медон и Нилей спорили между собою о царстве. При сем случае афиняне  отрешили царское правительство, и объявили одного токмо Юпитера Царем народа Афинскаго.

P. 30

Sous son fils Sardanapale, et aprés Alcmaeon dernier Archonte perpetuel des Atheniens, ce peuple que son humeur conduisoit insensiblement à l’estat populaire, diminua le pouvoir de ses Magistrats, et reduisit à dix ans l’administration des Archontes. Le premier de cette sorte fut Charops. Romulus et Remus sortis des anciens Rois d’Albe [P. 31] par leur mere Ilia, rétablirent dans le Royaume d’Albe leur grand-pere Numitor, que son frere Amulius en avoit dépossedé <...>.

С. 22

При сыне его Сарданапале, а после Алкмеона последняго из безсменных Архонтов Афинских, сей народ, котораго свойство нрава его нечувствительно приводило к общенародному правительству, уменьшил власть своих начальников, и установил быть по десяти лет правлению Архонтов, из каковых первой был Харопс. Ромул и Рем, происшедшие от древних Царей Альбских по матери своей Илии, царство Альбское возвратили деду своему Нумитору, котораго брат его Амулий со онаго свергнул <...>.

P. 368

L’Egypte se rétablit, et demeura assez puissante pendant cinq ou six regnes. Enfin cét ancien Royaume, aprés avoir duré environ seize cens ans, affoibli par les Rois de Babylone et par Cyrus, devint la proye de Cambyse, le plus insensé de tous les Princes.

С. 25

Египет исправился, и пребывал в нарочитой силе чрез пять, или шесть царствований. На конец древнее царство продолжаясь около тысячи шести сот лет, изнурено Вавилонскими Царями и Киром, стало добычью Камвиза, безумнейшаго из всех Государей.

Р. 248

Tous les états ont eu un certain cercle d’évenemens à parcourir, avant que d’atteindre à leur plus haut dégré de perfection. Les monarchies y sont arrivées avec une allure plus lente, & s’y sont moins soutenues que les républiques ; & s’il est vrai de dire que la forme de gouvernement la plus parfaite, est celle d’un royaume bien administré, il n’est pas moins certain que les républiques ont rempli le plus promptement le but de leur institution, & se sont [р. 249] le mieux conservées, parce que les bons rois meurent, & que les sages loix sont immortelles.

С. 219

Все государства прежде, нежели достигнули до высокой степени своего совершенства, имели некоторое время, ибо Монархи дошли до онаго тишайшею ходьбою и меньше на ней себя утвердили, нежели республики; а посему, естьли сказать можно, что форма самаго совершеннаго правления, есть управляемое добрым порядком царство, то не менее известно и то, что республики дошли скоряе до цели своего намерения и лучше при ней себя [с. 220] сохранили; ибо добрые государи умирают, а премудрые законы пребывают вечно.

История Бранденбургская (1770)
Фридрих II Гогенцоллерн
Fol. d5a

Ab eo tempore neque vidimus hactenus, neque audivimus, neque legimus regnum ullum aut populum, quantumvis remotum atque barbarum, cui [fol. d5b] nullae fuerint leges, ad bonorum defensionem, aut poenae constitutae ad malorum castigationem. Quanquam potius ego optarim, atque securius etiam duxerim, homines rationem amare, quam legem formidare.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 32

С того времени доселе ни видали, ни слышали, ниже читали мы, чтоб которое царство или народ, сколь бы отдаленной и варварской ни был, не имел ни каких законов, для охранения добродетельных; или учрежденных наказаний, для карания злодеев; хотя лутче и безопаснее кажется было бы человекам любить правду, нежели бояться закона.

P. 3

Nullum faciunt Romani Historici modum querelarum, quod temporum varietas, Tyrannorum multitudo, et bellorum civilium perturbatio causam dederint, ut pessum iret antiqua illa Respubl[ica] Romana, et in locum illius novum vitiosumque vitae genus introduceretur. Sed nemini hoc mirum videri debet, cum in omnibus regnis nationibusque usu venire soleat, ut mutatis dominis, externa mox in subditis vitia pullulent.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 82

Римские историки безмерно жалуются, что перемена времен, множество тираннов, и замешательства междоусобных браней возпричинствовали упадок древней республике Римской, и на место ее ввели новой и порочной род жизни. Но сему никто удивляться не должен, для того, что и во всех других царствах и народах обыкновенно, при перемене Государей, тот час в подданных странные прозябают пороки.

P. 63

<…> mea sic est sententia, quod quicunque Princeps ampliandorum regnorum et augendarum ditionum gratia causam praebuerit (labefactandi et) imminuendi cultus divini, non Rex a nobis legitime imperans; sed Tyrannus violenter agens vocandus sit. <...> Non est (profecto) major tyrannis, nec in alium tyranni nomen justius competit, quam in Principem aut dynastam, qui adversus deos suos irreligiosus est.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 194

<…> по моему мнению каждаго Государя, который распространения ради царств и умножения областей, причинил упадок и уменьшение в божественном служении, не государем законно и правосудно повелевающим, но тиранном мучительски свирепствующим называть должно. <…> [с. 195] По истинне, нет большаго тиранства, и ни кому имя тиранна с вящшею справедливостию приписано быть не может, как державному Государю, или Князю богов своих непочитающему.

P. 108

Quot populi et regna, quia justis Principum (et superiorum) imperiis parere noluerunt, violenta deinde saevorum pertulerunt tyrannorum imperia (et injurias atrocissimas ?) Aequissimum enim est, ut qui mitium sceptra (potentiamque) Principum contemsere, crudelium (et immanium) experiantur fl[a]gella tyrannorum.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 281

Сколько царств и народов по той причине, что законным повелениям Государей своих послушны быть не восхотели, мучительную свирепых тираннов власть и жесточайшия понесли насилия. Ибо те, кои кротких Государей возгнушались Скиптром, терпеть бичь лютых тираннов весьма достойны.

P. 108

Saepe Deus Monarchas imperiis, Reges regnis, Praesides Provinciis, Dominos terris, Antistites Ecclesiis, non quales bona subditorum gubernatio postulat ; sed quales peccatorum multitudo meretur, concedit.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 282

Часто посылает Бог Империям монархов, царствам королей, провинциям наместников, землям владетелей, и церьквам пастырей, не таких, каковых требует доброе управление подчиненных; но каких множество грехов заслуживает.

P. 340

Un imbécille obei peut comme un autre punir les forfaits : le véritable homme d’état sait les prévenir ; c’est sur les volontés encore plus que sur les actions qu’il étend son respectable empire.

С.24

Слабосильный, но которому повинуются, в состоянии как и другой кто злодеяния наказывать; истинный министр государственный искусно оные предупреждает и больше над волею, нежели над действиями простирает свое почтенное царство.

P. 103

Ceterum Regibus reverentia pene divina fuit exhibita <...>, quippe quibus a Jove regnum dari credebatur <...>.

С. 12

Царям почтение оказуемо было равно божеское. Ибо верили, что дается им Царство от Юпитера.

P. 104

Forma Reip. Atticae saepe mutata est : modo regiminis forma fuit Regnum, modo Tyrannis, modo Aristocratia, modo Democratia.

С. 14

Образ правления в Афинской республике переменялся часто. Республика сия, по превращениям правления, была то Царство, то Тирания, то Демократия и Аристократия.

P. 223

...si Princeps moreretur relicto filio, per aetatem gubernationi jam idoneo, [p. 224] non prius ad regni gubernationem is admitteretur, quam uxorem duxisset; et quod majus erat, quo die conjux moriebatur, simul cum ejus morte et gubernatio et autoritas regia vacabat, ut si Rex longo tempore viduus maneret; longo etiam tempore absque regno esset.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 21

[Лидийское узаконение] ...ежели Государь умирая оставлял сына, по летам к правлению уже способнаго; не возводили его на престол царской дотоле, пока он не женился; и что вящшее сего, в самой тот день, когда жена умирала, купно с смертию ея и власть и правительство царское прекращалось; и ежели Царь долго пребывал во вдовстве, то долговременно и царства лишался.

P. 414

Quam juvit antiquitus cernere politiam Romanam, antequam Syllae Mariique seditionibus distraheretur ; a Catilina Lentuloque perturbaretur ; a Julio et Pompejo convelleretur ; ab Augusto et Antonio everteretur; a Tiberio et Caligula contaminaretur; a Nerone et Domitiano corrumperetur! Nam plerique horum Principum etiamsi viri fuerunt praestantes, multaque imperio regna adjecerunt ; plura tamen nobis vitia attulerunt, quam regna subegerunt, et quod omnium est pessimum, regnis jam amissis, vitia retinuimus.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 342

[из речи М. Аврелия] Коль приятно было зреть в древния времена благочинное правление Рима; пока онаго не расторгнули междоусобными мятежами Силла и Марий; не возмутили Катилина и Лентул; не опровергли Иулий и Помпей; не искоренили Август и Антоний; не осквернили Тиверий и [с. 343] Калигула; и не развратили Нерон и Домитиан. Ибо многие из сих Государей хотя были преизящные мужи, и многия к Империи присоединили царства; больше однакож нам пристяжали пороков, нежели завоевали царств; и всего хуже, что мы ныне, лишась царств, пороками обладаем.

P. 207

Tous les Rois devroient descendre du Thrône à sa voix. Si nous étions Rois, nour ne serions plus bienfaisans, si nous étions Rois & bienfaisans, nous ferions sans le savoir mille maux réels pour un bien apparent que nous croirions faire. Si nous étions Rois & sages, le premier bien que nous voudrions faire à nous-mêmes & aux autres seroit d'abdiquer la Royauté, & de redevenir ce que nous sommes. Le moyen après cela d'honorer les Rois, puisqu'il n'y en a aucun qui ne garde sa Couronne en dépit du bon sens & du bien public.

Anti-Émile (1763)
Jean-Henri Samuel Formey
С. 230

По его голосу, долженствовали бы все Цари сойти с трона. Естьли бы мы были Царями, то бы не благотворнее были мы, естьли бы Царями и благотворными были мы, то бы тысячу вещественных зол по неведению сделали мы за одно мнимое добро, которое бы сделать думали мы. Естьли бы Царями и мудрыми [c. 231] были мы, то первое благо, которое захотели бы мы себе самим и другим сделать, было бы, отказаться от царства, и сделаться тем, чем ныне мы. И так причина чтить Царей есть, понеже ни одного нет из них, который бы не хранил короны своей на зло здраваго смысла и общаго блага.

Анти-Эмиль (1797)
Жан Анри Самюэль Формей
P. 298

L. XXIV. La Perse. Le royaume des Persans est héréditaire ; et les seuls enfans mâles ont droit à la couronne.

С. 251

П. 24. Персия. Царство Персидское есть наследное, и одни дети мужеска пола имеют право на престол.

XLIX.

Et I. quidem obtinet in regno.

Et quidem locum habet (1) in regno, ubi unum peculiare conservationis monitum, ut mediocris seu moderata sit regum potestas.

Quemadmodum arcus cum nimium intenditur, frangitur, sic & regia potestas cum nimium attrahitur, durabilis non est. Contra uti arcus inutilis est si laxatur & nimium remittitur, ita & arcus regiae potestatis parum proficuus erit, si nimium remittatur. Nam regnum illud everti indubium est, in quo regi liceat quod libet, contra vero illud stabile esse & durabile, in quo regi libet quod licet. Ideoq[ue] non infinita, sed definite regna stabilia sunt potestate. Ut videas haut frustra olim pronunciatum: medio tutißimus ibis. Quippe uti nobile hoc medium neglectum in omnibus nocet ita & in regia potestate vel nimis rigide usurpanda vel relaxanda omnino attendi meretur.

Dissertatio de ratione status (1651)
Hermann Conring, Heinrich Viktor von Voss
Л.123-123 об.

Глава 49.

И воистино первее правды место имеет в ц[а]рстве, где есть едина собствена наука содержания, так чтоб власть ц[а]рей или королей была померна.

Им же образом лук когда чрез меру протягается, ломается, так и власть королевска, когда чрез меру, протягается она недолголетна. Противна же им же образом лук есть некорыстны, ежели слабеется и чрез меру спутается, так и лук королевской власти мало будет полезны ежели чрез меру ослаблен будет. Ибо несумневателно есть, что ц[а]рство тое развращается в котором ц[а]рю или королю, что ему любо тое изволно. Противно же тое королевство есть постояное и живущое в котором тое король. Любо, что волно, и того ради небесконечная ц[а]рства или королевства, но конечная постоятелная суть властию. Об чом мочно видить, что несуетно древле говорено: посреде безпечнейше пойдешь. Сиречь как нерадение, благородно среды сей во всех вражда есть, так конечне пристоит в королевской власти внемание иметь, когда она чрез меру жестоко живет или чрез меру ослабеет.

О рации стата (I четверть XVIII в.)
Герман Конринг, Генрих Виктор фон Фосс
P. 1-2

S. S. S. Caput primum de europaeis regibus.

I. Prooemium. Omnium facile princeps est Jurisconsultorum, Politicorumque cogitatio, inviolanda Divinaq[ue] Sacratissimorum Regum diademata, a Cunctipotente Moderatore constituta, amplificata, conservata, & tandem subversa, ad Regnorum, Regum, atq[ue] Gregum, Salutem, sincera mente, animoq[ue] non fucato secum volvere & revolvere, eaq[ue] secundum causas, varias species, & contraria, methodice, & eliminata confusione, pertractare. Haec pia ratio fuit, quae animum meum pro virili, & quantum humeri mei ferre valent, ad scribendum de Europaeis Regibus, eorumq[ue] Majestaticis juribus scribendum, adpulit. Aberit omnis fucus, favete boni!

Л. 3

О ц[а]рех Европских. Глава А [§] 1.

Кн[я]зь есть всех панов радных и политичных умыслов, ненарушенны и все целыи божественныя освященных ц[а]рей диядимы, от всемогущаго управителя уставленныя, умноженныя, послед иже уничтоженны до ц[а]рств  ц[а]рей. Здравия истинным умыслом и разумом правым, обовязанны инные по виным разных видов и противностью, образно описанны. Сеи по божныи умысли бяше которыи, мысль мою понуди поелику мощно описати Европских ц[а]рей и их маестатовые права. Сим же кроме всякаго ласкательства желать блага подобает.

Р. 36–37

Principio igitur summi Principis duplicē esse potestatem vel ex ipsis Iurisconsultis constat. Unam Absolutam, sive Solutam, alteram Civilem appellant. Soluta, seu libera, ea est quae nullis legibus circumscripta est, omnia sine discrimine complectitur: exceptis tamen Dei Naturaeque legibus, atq[ue] iis quibus tamquam fundamentis Principatus fastigium & status innititur. Quippe Deo superior non magis est Princeps, quam vel patrono cliens, vel seniore suo vasallus: immo ipsius imperio & potestati subiectus est, nedum ut illi divinas leges abrogare liceat.
Principi quoque fundamentales principatus sui leges antiquare minime licet. Nam abolere ea iura, quibus status Reip[ublicae] atque ipsius dalus continetur, quid aliud esset quam seipsum ultro pessumdare? Sic Galliarum Regi, nec legem Salicam, nec trium Statuum conventum, nec legem de non alienandis Regni partibus & provinciis quae in ipsius Reip[ublicae] dominio polite sunt, tollere licet.

Л. 37 об. – 38

Во первых убо превисочайшего кн[я]зя две власти от самих советников позноватся. Едину свободную, вторую грожданскую именуют. Свободная сия е[c]ть,  яже ни ко единому суду причитуется, но вся беспрекословия составляеть, кроме божиих и естественных судов и тех ими же аки основаниями властелителства степени и стани утверждаются. Понеже не паче высочайши есть властелин яко же благодители пестун и вящему себе раб, паче же оного власти и раден[и]ю подлежит, дабы когда б[о]жияго суда не отвратил.
Кн[я]зя такожде утвержденнаго княжения устави всячески забивати не подобает, ибо отвергати оные уставы и ниже стан речи посполитой и здравия его состоится, что болие есть, аще не себе самого отвергати? Тако Галли ц[а]рь ниже установлении салинском, ниже трех станов собрание, ниже уставов и не отверженны ц[а]рств части и стран, яже в самые речи посполитыя власти положенные суть отвергати подобает <…>.

P. 700–701

XXXVII. Theorema.
Nobilitas Gallicae Regni statum pessumdaret, nisi eam Parlamenta metu et poenis coercerent.
Regnum Galliae (ait Machiavellus) omnium maxime regnorum legibus regitur, quarum Iuridiciales confessus (quae Parlamenta vocantur) custodes & ministry sunt, praesertim Parisiensis. Regnum vero hactenus incolume stetit, propterea quod Parlamenta perpetuo & invicto animo potentiae Nobilitatis obviam ire consueverunt. Quod ni ita fieret, iam pridem eius Regni convulse & solute esset compages.

Л. 241 об.

Разсуждение 33 [sic!]
Благородие [г]алиское царства народ поглотило бы, аще бы оного парламента боязнию и казн[я]ми не умершвляли. 
Ц[а]рство галиское (рече Махиав[е]ль) от всех наипаче ц[а]рств правам повинуется, которых правое соглашение [л. 242] (иже порламентами нарицается) кустожия и упросителей суть, наипаче парижские. Ц[а]рство воистину так зело трезвенное обреталося, чесо ради иже порламента уставични, иние одоленним сердцем силе благородия во стретение путь шествовати обыкоша. Что аще бы так совершилося, юже давно того ж де ц[а]рство сотресенное и разрушенное было бы соединение.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!