царь

.term-highlight[href='/ru/term/tsaryami'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsaryami-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsaryam'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsaryam-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsar'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsar-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarem'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarem-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarem-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarem-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsari'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsari-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarei'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarei-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-r'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-r-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarya'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarya-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsaru'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsaru-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-rei'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-rei-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsar-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsar-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsaryah'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsaryah-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarei-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarei-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsari-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsari-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarya-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarya-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarie'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarie-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsarem-2'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsarem-2-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsaru-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsaru-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsare'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsare-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-r-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-r-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-rya'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-rya-'], .term-highlight[href='/ru/term/ts-a-rie'], .term-highlight[href^='/ru/term/ts-a-rie-'], .term-highlight[href='/ru/term/tsare-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/tsare-1-']
Оригинал
Перевод
P. 412

<...> que le Roi n’est Roi que pour avoir soin de son peuple, comme un berger de son troupeau, ou comme un pere de sa famille.

Les Avantures de Télémaque, fils d'Ulysse (1718)
François de Salignac de la Mothe- Fénelon
Л. 259 об. Часть 2, книга 24

<...> ц[а]рь есть, что о людех своих имел попечение, яко пастырь о стаде своем или яко отец о доме своем <...>.

Похождения Телемака, сына Улиссова (1730-е гг.)
Франсуа де Салиньяк де Ла Мот- Фенелон
Col. 831

En général, le Commerce est une profession non moins honorable qu’utile. En France même, il en est sorti, & il en sort encore quantité de familles qui se distinguent avec honneur dans l’Epée & dans la Robe. Ce n’est cependant que du Commerce de mer, & de celui qui se fait en gros, qu’il est permis à la Noblesse Françoise de se mêler, sans craindre la dérogeance. [сol. 832]
La coutume qui s’observe en Angleterre, n’est peut-être pas moins sage ; elle permet aux Cadets des plus grandes Maisons, de laisser dormir leur noblesse, comme on dit dans la Bretagne Françoise, & de s’enrichir par toute sorte de Commerce licite, pour soûtenir un Nom, qui sans cela leur deviendroit à charge : inconvenient qui ne se fait sentir que trop souvent chez une Nation voisine, plus sçavante, à ce qu’elle croit, sur le point d’honneur, mais moins intelligente sur son veritable interêt.
On peut encore ajoûter à l’honneur du Commerce, que quelques Princes d’Italie se regardant comme les principaux Négocians de leurs Etats, ne dédaignent pas de faire servir leurs propres Palais, de magasins à leurs plus riches Manufactures. On voit même plusieurs Rois de l’Asie, aussi-bien que la plûpart de ceux qui commandent sur la Côte d’Afrique & de Guinée, exercer le négoce avec les Européens, par leurs Commis ; & souvent par eux-mêmes.

С. 3

Вообще сказать, что комерция есть честное, и полезное состояние. Во Франции до сих времен было, и ныне таких [с. 4] фамилий много, которые военную и стацкую службу с честию отправляют. Однакож шляхетству токмо в морскую, и оптовую комерцию мешаться позволено, а в мелочное купечество вступать весьма запрещено.
В Англии поныне продолжающееся обыкновение не меньшей хвалы достойно, которое Кадетам [меньшим сыновьям] знатнейших домов, всякаго звания купечеством богатиться позволяет, для содержания такого имени и титла, которое бы им без сего способу не сносно было: а хотя соседнее нам государство [Гишпания] во всем, что до чести касается, верьховную мудрость себе и приписывает, однакож истинной своей пользы весьма мало знает. К чести комерции, и то еще прибавить можно, что разные Италиянские Принцы, в домах своих богатыя манифактуры, и магазейны на разные дорогие товары имеют. А в Азии таких Царей много, также Африканских и Гинейских владетелей довольно, которые с Европейцами чрез Комисаров, или сами комерцию имеют.

P. 184

Cependant Dieu continuë à le gouverner d’une maniere admirable. Il fait un nouveau pacte avec David, et s’oblige de le proteger luy et les Rois ses descendans <...>.

С. 46

Между тем Бог продолжал правление свое над ними удивительным образом. Он чинит новый договор с Давидом, и обязуется быть покровителем ему и Царем потомкам его <...>.

P. 189

Il n’a pas laissé ignorer à ses enfans la destinée de ce Roy qui les chastioit, et de l’Empire des Chaldéens, sous lequel ils devoient estre captifs.

C. 50

Он не оставил без известия своих сынов о судьбине сего Царя, которой их наказывал, и о империи Халдеев, над которою им должно было быть в пленении.

P. 296

§ 732. Membra reipublicae sunt in genere duplicis generis, vel superior, vel subditus. Superior vero dicitur is qui imperium civile habet, & subditus is qui imperio civili subiectus.

§ 733. In monarchia unus est superior, qui Monarcha, Princeps seu Rex appellatur & reliqui omnes sunt subditi; in aristocratica <sic!> plures simul sumti sunt superior & tam hi, qua singuli, sunt subditi, quam omnia reliqua reipublicae membra; in democratia vero omnia membra reipublicae simul sumta sunt superior, singula membra vero sunt subditi.

C. 263

§ 732. Члены республики вообще суть двоякого рода, или верьховный повелитель (superior), или подданный (subditus). Верьховным повелителем называется тот, кто имеет правление гражданское, подданным же тот,  кто правлению гражданскому подвержен.

§ 733. В Монархии один есть верьховный повелитель, которой называется МОНАРХОМ (Monarcha) ГОСУДАРЕМ, или ЦАРЕМ (Princeps seu Rex), а прочие все суть подданные. В Аристократии многие люди, вместе взятые, суть верьховный повелитель, и как сии поразнь взятые, суть подданные, так и все прочие республики члены. В Демократии же все члены республики, вместе взятые, суть верьховный повелитель, все ж члены поразнь суть подданные.

P. 5

A peine cette Ville naissante fut-elle élevée au-dessus de ses fondemens, que ses premiers habitans se presserent de donner quelque forme au gouvernement. Leur principal objet fut de concilier la liberté avec l’Empire; & pour y parvenir, ils établirent une espece de Monarchie mixte, & partagerent la souveraine puissance entre le Chef ou le Prince de la Nation, un Sénat qui lui devoit servir de Conseil, & l’Assemblée du Peuple. Romulus le Fondateur de Rome en fut élu pour le premier Roi; il fut reconnu en même tems pour le Chef de la Religion, le souverain Magistrat de la Ville, & le General né de l’Etat. <...> [p. 6] Mais sous cet appareil de la Royauté, son pouvoir ne laissoit pas d’être resserré dans des bornes fort étroites; & il n’avoit guéres d’autre autorité que celle de convoquer le Sénat & les Assemblées du Peuple; d’y proposer les affaires; de marcher à la tête de l’armée quand la guerre avoit été resoluë par un Décret public, & d’ordonner de l’emploi des finances...

Les premiers soins du nouveau Prince furent d’établir différentes Loix par rapport à la Religion & au gouvernement civil, toutes également nécessaires pour entretenir la societé entre les hommes; mais qui ne furent cependant publiées qu’avec le consentement de tout le peuple Romain.

С. 5

Едва сей город [Рим] начал созидаться, и уже первые его жители стремились установить там образ правления. Главный их предмет был, чтоб согласить вольность с самодержавием. К достижению онаго они вымыслили род некоторой [с. 6] смешенной монархии, то есть разделили самодержавную власть между главным или Государем народа, между Сенатом, который служил ему советом, и между народным обществом. Ромул, основатель Рима, был избран первым Царем, признан купно начальником богослужения, самодержавным судиею города и природным вождем сил государственных. <...> Но с сею царственною наружностью власть его весьма была ограничена; оная состояла только в том, что он мог созывать в собрание [с. 7] Сенат и народное общество, предлагать им о делах, предводить войско, когда война общим определением будет предпринята, и распоряжать употребление государственных доходов <...>. 

Первыя попечения сего Государя были, учредить разные законы касающиеся до веры и гражданскаго правления, равно полезные к человеческому сожитию: но сии законы выданы были с согласием всего Римскаго народа.

P. 15

De tous les peuples du monde, le plus fier dès son origine, & le plus jaloux de sa liberté, a été le Peuple Romain. Ce dernier ordre, quoique formé pour la plûpart de pastres & d’esclaves, voulut avoir part dans le Gouvernement comme le premier. C’étoit lui qui autorisoit les Loix qui avoient été dirigées par le Roi & le Sénat; & il donnoit lui-même dans les assemblées, les ordres qu’il vouloit executer.

С. 17

Ни один простый народ в свете не гордился столько своим происхождением и не любил столько своей вольности, как Римляне. Сия последняя часть общества, составленная хотя из беглецов и невольников, стремилась иметь равное участие в правлении как [с. 18] и перьвая. Она уполномочивала законы, кои были составляемы Царем и Сенатом. Народная оная часть сама давала в Собраниях повеления, кои желала исполнить.

P. 77

Le Dictateur avoit des Licteurs armez de haches comme les Rois; il pouvoit lever des troupes ou les congédier, selon qu’il le jugeoit à [p. 78] propos. Quand la guerre étoit déclarée, il commandoit les armées & y décidoit des entreprises militaires, sans être obligé de prendre l’avis ni du Sénat, ni du Peuple; & après que son autorité étoit expirée, il ne rendoit compte à personne de tout ce qu’il avoit fait pendant son administration.

С. 90

Диктатор имел Ликторов вооруженных секирами, как они при Царях бывали. Он мог собирать и распускать войско по его благоразсуждению: противу же неприятеля он повелевал оным и распоряжал военныя предприятия, не быв должен спрашивать на то мнения от Сената или Народа; равно по окончании своей власти, он не давал никому ни в чем ответа по делам, произведенным во время его правления.

P. 188

Le veritable sujet de la dispute & de l’animosité des deux partis, rouloit sur ce que les Nobles & les Patriciens prétendoient que par l’expulsion des Rois ils avoient succedé à leur autorité, & que le Gouvernement devoit être purement Aristocratique; au lieu que les Tribuns tâchoient par de nouvelles Loix de le tourner en Democratie, & d’attirer toute l’autorité dans l’Assemblée du Peuple qu’ils gouvernoient à leur gré. Ainsi l’ambition, l’interêt & la jalousie animoient ces différens partis, & faisoient craindre aux plus sages une nouvelle séparation, ou une Guerre civile.

С. 215

Справедливая причина ссоры и озлобления с обоих сторон состояла в [с. 216] том, что Вельможи и Патрикии по отрешении Царей хотели быть наследниками их власти, и учинить правление точно Аристократическим; Трибуны же с их стороны старались новыми законами сделать оное Демократическим и привлечь всю власть в Народное собрание, которым они управляли по своей воле. Сим образом властолюбие, корысть и ревность действовали в разных частях Народа, и подавали страх или новаго разделения, или междоусобной войны между Гражданами.

P. 349

<...> Rome n’avoit point encore de Loix, ni une forme constante d’administrer la Justice. La volonté seule de ses anciens Rois avoit tenu lieu de Loi pendant leurs regnes; les Consuls & le Sénat en succedant à leur puissance, succederent à ce droit [p. 350] souverain de rendre la justice, & ils regloient leurs Arrêts par les principes de l’équité naturelle, ou par d’anciens usages, ou enfin par les premieres Loix de Romulus & de ses successeurs dont on trouvoit encore de legers vestiges dans les Livres sacrez dont les seuls Patriciens étoient dépositaires.

С. 403

<...> в Риме не было еще положительнаго закона ни образа в отправлении правосудия. Единая воля первых в нем Царей служила законом в их царствовании. Консулы и Сенат вступя в их место, получили и самодержавное в судах право владык Народных. Они составляли их определения, или по узаконению естественной правды, или по древним обычаям, или напоследок по первобытным законам Ромуловым и его преемников, которых находились еще слабыя указания в Священных книгах, кои хранились в рука[х] одних Патрикиев.

P. 423

Auguste <…> résolut <…> de retenir toujours la souveraine puissance; mais sans prendre le titre de Roy si odieux dans une Republique. Il rejetta par la même raison celui de Dictateur perpetuel qui avoit coûté la vie à son grand oncle, & il se contenta de la qualité ordinaire d’Empereur, que les [p. 424] soldats pendant le tems de la Republique donnoient aux Generaux victorieux, & qu’il ne prit que pour accoûtumer les Romains sous un nom connu, à une autorité nouvelle & jusqu’alors inconnuë. Il conserva en même tems toutes les charges & les dignitez de l’Etat. <…> quoique dans le fond ces differentes dignitez dépendissent d’une puissance superieure qui les faisoit agir suivant ses vûës & ses interêts. <…> [p. 425] Ce Prince par une conduite si habile, accoûtuma insensiblement des hommes libres à la servitude, & rendit une Monarchie nouvelle, supportable à d’anciens Republicains.

С. 533

Август <…> вознамерился удержать на всегда Самодержавную власть, но не принимая имени Царя, нетерпимаго в Республике. Он отверг для сей же причины и имя всегдашняго Диктатора, которое было причиною смерти его деда, а удовольствовался обыкновенным названием Императора, которое [с. 534] воины во времена Республики давали победоносным Полководцам, и которое он взял в том виде чтоб приучить Римлян, под известным именем, к новому и неизвестному до толе Властительству. Он оставил при том все Чины и Достоинствы Государственные. <…> хотя в сущности сии разныя Достоинствы зависели от единаго вышняго Властительства, которое действовало ими по своим видам и пользе. <…> [с. 535] Сей Государь, толь искусным [с. 536] правлением, приучил непринужденно вольных людей к рабству, и соделал новую Монархию, сносную бывшим Республиканам.

P. 430

Ut rem in pauca conferam, is mehercule, qui munus gerit educandi principes et summatum filios, gubernator est navis, vexillifer exercitus, speculator populorum, dux itinerum, Rector Regum, pater orphanorum, spes pupillorum, et thesaurus omnium. Non enim alium habet respublica thesaurum veriorem, quam principem, a quo pacifice justeque administratur.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 388

[из речи М. Аврелия] Кратко сказать, тот, который отправляет долг воспитания Царских, Княжеских и Вельможеских детей, по истинне есть кормчий корабля, знаменоносец воинства, страж народов, вождь путей, обладатель Царей, отец вдов, надежда сирот, и сокровище всех. Ибо не имеет Государство другаго истиннейшаго сокровища, кроме Государя, который оным управляет миролюбно и правосудно.

P. 448

Ex iis, quae cavere in praesidibus et judicibus Principes oportet, hoc quoque est, ut nullo pacto violari antiquas in rebuspublicis suis leges patiantur, et in earum locum mores, nescio quos, introduci peregrinos. Ea quippe vulgi in eo, quod dicit, varietas, in eo, quod petit, levitas est; ut novum in singulos dies Regem creari, et novam in singulas horas legem ferri cupiat.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 16

Из тех вещей, коих Государи в Вельможах и судьях остерегаться должны, есть и сие, чтоб ни под каким видом не допускали в государствах своих нарушать древние законы, и на место их вводить, неведомо какия, странныя обыкновения. Ибо толикое есть простаго народа в том, что говорит, непостоянство; и в том, чего требует, легкомыслие; что новаго на каждой день поставлять Царя, и новой на каждой час учреждать закон желают.

T.1, P. 218

Quand le Czar eut appris l’étrange paix que le roi Auguste, malgré leurs [P. 219] traités, avait conclue à Alt-Rantstadt, et que Patkul, son ambassadeur plénipotentiaire, avait été livré au roi de Suéde, au mépris des lois des nations, il fit éclater ses plaintes dans toutes les Cours de l’Europe <...>.

Histoire de Charles XII, roi de Suède (1731)
François-Marie Arouet dit Voltaire
Л. 81 (82)

Царь когда о таком странном королем Августом в Алтранштаде в противность имеющимся между ими трактатом, заключенном мире уведомился; и что полномочной его посол в презрение всенародных прав королю шведскому выдан, то он жалобы свои при всех европейских дворах принести велел <...>.

P. 5

Atque a principio, [p. 6] sacra curare, magistratus gerere, ius dicere, tantum ad patricios, id est ad senatores, pertinuit. Plebeii agros plerique colebant, &, ut homines rudes, civilibus negotiis abstinebant, rustica re, aut quaestuariis artibus victum sibi comparantes. Ab agris in urbem veniebant, vel ut magistratus crearent, vel ut leges sciscerent, vel ut bella, a rege rogati, suffragiis iuberent. Haec enim tria, cum cetera per senatum omnia curarentur, a populo statuebantur: & hanc illi potestatem Romulus permisit, neque tamen absolutam, sed ita, ut, quod plebs iussisset, id tum demum ratum esset, si senatus idem approbasset. Post exactos reges video rationem esse commutatam. Non enim de plebiscitis senatus iudicavit: sed ea, quae senatus decreverat, populi arbitrio subiecta, tamquam a domino pendebant, presertim si aut ad magistratus, aut ad leges, aut ad bellicam rationem spectarent: ut confirmanda potius per populum, quae senatus decreverat, viderentur, quam, quae populus iusserat, per senatum. Quod magnis in republica motibus & contentionibus caussam praebuit.

C. 6

Сначала отправлять богослужение, быть в чинах и судить, надлежало только до Патрикиян, то есть до Сенаторов; а простой народ по большой части упражнялся в земледелии, и как малознающий, не входил в дела общества, снискивая себе пропитание земледелием и торговлею; в город приходил из сел или для постановления начальников, или для уложения законов и для определения своими голосами, когда будет вопрошен о сем от Царя, войны. Ибо сии три только вещи определял народ, а все прочее производил Сенат; и сию только власть [с. 7] оставил оному [народу] Ромул, однако не совсем совершенную, но с тем, чтобы тогда только было твердо, что определит народ, когда то одобрит Сенат. Примечательно, что по изгнании Царей сие переменилось: ибо не Сенат уже разсуждал об уложениях народных, но что определял Сенат, то, отдано будучи произволению народа, зависело от него, как от господина, а особливо естьли то касалося или до чинов, или до законов, или до воинских дел, так что казалось правильнее, что подтверждал то народ, что определял Сенат, нежели Сенат то, что повелевал народ. А сие было причиною великих в Римской республике движений и споров.

P. 32

Erant certi dies, quibus haberi senatus posset; item certi, quibus non posset: qui comitiales dicebantur, quasi popularibus comitiis dicati: per eos enim dies agi cum populo licebat. Atque hoc, non equidem puto a regibus, cum nondum tot institutis civitas egeret, sed in republica video diligenter observatum: nisi si rei magnitudo ferret, ut sine mora referendum ad senatum esset. Tunc enim dierum comitialium ratio non habebatur.

С. 94

Были известные дни, в которые можно было собираться Сенату, и также известные, в которые не можно: которые назывались днями собраний народных (Comitiales), как бы определенные на народныя собрания: поелику в оные дозволялось в произведении дел сообщаться с народом. Но сие впрочем, по моему мнению, не очень во время Царей, когда общество не имело еще нужды в толь многих учреждениях, но во время республики, примечательно, [с. 95] прилежно наблюдаемо было, изключая те только случаи, когда бывали дела столь важны, что без замедления потребно было об них предложить в Сенат: поелику тогда не наблюдаемы были уже дни собраний народных.

P. 14

Pierre Alexiowitz, czar de Russie, stait déjà rendu redoutable par la bataille qu'il avait gagnée sur les Turcs en 1697, et par la prise d'Azof, qui lui ouvrait l'empire de la mer Noire. Mais c'était par des actions plus étonnantes que des victoires qu'il cherchait le nom de grand.

Histoire de Charles XII, roi de Suède (1731)
François-Marie Arouet dit Voltaire
Л. 13. об.

Россииской царь Петр Алексеевич одержанною им в 1697-м году над турками баталиею и взятием Азова которой ему отворял империю Чернаго моря зделался уже опасным, однако ж он паче славными своими действами нежели победами заслужил имя великаго.

P. 207

Tous les Rois devroient descendre du Thrône à sa voix. Si nous étions Rois, nour ne serions plus bienfaisans, si nous étions Rois & bienfaisans, nous ferions sans le savoir mille maux réels pour un bien apparent que nous croirions faire. Si nous étions Rois & sages, le premier bien que nous voudrions faire à nous-mêmes & aux autres seroit d'abdiquer la Royauté, & de redevenir ce que nous sommes. Le moyen après cela d'honorer les Rois, puisqu'il n'y en a aucun qui ne garde sa Couronne en dépit du bon sens & du bien public.

Anti-Émile (1763)
Jean-Henri Samuel Formey
С. 230

По его голосу, долженствовали бы все Цари сойти с трона. Естьли бы мы были Царями, то бы не благотворнее были мы, естьли бы Царями и благотворными были мы, то бы тысячу вещественных зол по неведению сделали мы за одно мнимое добро, которое бы сделать думали мы. Естьли бы Царями и мудрыми [c. 231] были мы, то первое благо, которое захотели бы мы себе самим и другим сделать, было бы, отказаться от царства, и сделаться тем, чем ныне мы. И так причина чтить Царей есть, понеже ни одного нет из них, который бы не хранил короны своей на зло здраваго смысла и общаго блага.

Анти-Эмиль (1797)
Жан Анри Самюэль Формей
F. M2.

Alterum aerarii conservandi praesidium in recta eius dispensatione collocamus. Vere enim Bocerus [in descript. Regn. Franciae] Principum, ait, divitiae non aestimari debet a magnitudine redituum, sed a bono regimine; idque Ludovici XI, Francisci I, Henrici II, Caroli IX et Ludovici XII. Galliae Regum exemplis demontrat.

Л. 91 об.

Инное сохранения сокровища помощь в правом его разделении полагаем. Право бо Боцер глаголет: ц[а]рей имения ценитися не повинны с множества доходов, но с правого радения. И сие Людовика едино на десятого, Генрика втораго, Короля перваго на десять и Людовика Второго на десять Галлисии ц[а]рей образими показует <...>.

Р. 34

Mon. IV.

Regna a Deo & Reges temperari.

I. Breve Monitum, sed magni sensus & usus: videre quomodo Deus disponat & cohibeat, hos ne crescant, hos ne cadant: & velut in aequilibrio res suspendat.

Hoc Nicephori Gregorae [Lib. V] verbis dicendum est: Mirari mihi subit, inquit, impervestigabilem Dei sapientiam, qui plane contraria uno fine conclusit. Nam cum duas adversarias potestates inter se committere statuit, nec alteram alteri subiicere: aut ingenio? virtute praestantes utrique parti moderatores praeficit, ut alter alterius consilia & conatus evertat, & utrimque subditorum libertati consulatur; aut utrosque hebetes & imbelles deligit, ut neuter alterum tentare, & septa (quod aiunt) transilire audeat, veteresque regnorum limites convellere. Dici prudentius nihil potuit: & Providentiae hanc dispositionem quot exempla adfirmant? non insisto, & vetera omitto: sed nuper Carolus V. nobis, Franciscus I. Gallis, Soleimannus Turcis imperitabant: quivis eorum dignus orbisterrae imperio; & habuissent, aut promovissent; nisi concursus ille fuisset, & alius alium interpellasset. In parte altera exempla, quae verecundia prohibitus non dicam.

Л. 17 об.

Предложение 4

Царие и царства Богом управляются

Краткое се есть предложение, обаче зело полезное: ведети, как Бог весь мир устрояет и всех живущих в нем содержит и обуздовает: иных, да не возносятся; иных же, да не ниспадают; и якоже на мериле вся вещи содержит.

Сицевому промыслу Божию удивившися Никифор Грегор, сице глаголет: удивляюся зело непостижимой мудрости Божии, иже противное единым концем заключи, егда бо двое царства противное между собою утвердити восхоте, и дабы едино другому подручное не было, [л. 18] устрои то сугубым промыслом или разумом и силою крепких управителей обоим странам подает, дабы един другаго советы и начинания разорил, и дабы оба подручным своим свободу промышляли, или обоих правителей слабых и боязливых  избирает, дабы един другаго не дерзал входити. Суть сего безчисленные образы; как древние, так и новые, нам же во уверение вещи довлеет един на среду произвести. Недавным временем, егда у нас царствоваше Карол пятый, тогда бяше у французов Францешко первый, а у турков Солиман скипетры царства держаше, и всякий з них достоин был власти всего света, и удоб всякий от них могл бы стяжати, аще бы един другому не творил препятия. Безсилных же и боязливых срама ради зде не воспоминаю.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!