владычество

.term-highlight[href='/ru/term/vladychestvo'], .term-highlight[href^='/ru/term/vladychestvo-'], .term-highlight[href='/ru/term/vladychestvo-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/vladychestvo-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/vladychestva'], .term-highlight[href^='/ru/term/vladychestva-'], .term-highlight[href='/ru/term/vladychestvu'], .term-highlight[href^='/ru/term/vladychestvu-']
Оригинал
Перевод
С. 50

Une Nation qui se dépeuple pour aller au loin habiter de nouvelles terres, quelques riches qu'elles soient, devient bien–tôt également foible partout. Sa force doit être dans le lieu de sa domination. Toutes les Colonies ne la tirent que de [p. 51] là, ou deviennent bien–tôt independantes, Le Légisateur doit plutôt rapeller ses Sujets, & perdre tout ce qui est par delà ses limites, que de s’affoiblir chez lui ; car alors il perdra insensiblement son Païs & ses Colonies.

C. 28

Народ, который себя, так сказать, обезлюживая, учреждает поселения в других землях, приходит всегда и везде в слабость, сколько бы новонаселяемые им земли богаты не были. Сила его должна пребывать в том же месте, где и владычество, так, чтобы все поселения силу свою получали от него; а в противном случае они сделаются неподвластными. Правительство долженствует больше стараться вызывать своих подданных из-за границы, и отступиться от всего того, что оно вне оных не имеет, нежели в своей внутренности производить себя в слабость: ибо в таком случае оно не чувствительно может потерять и свою землю и поселения.

P. 35

«Vous avez supprimé les Assemblées du Peuple, & les convocations du Senat. On ne parle plus d’élection, ni de Consuls, ni de Tribuns. Toutes les Magistratures annuelles sont abolies. Vous avez changé absolument l’ancien ordre du gouvernement pour élever sur ses ruines votre empire & votre domination particuliere. Mais sçachez que le sang de Valerius & d’Horatius qui chasserent autrefois les Tarquins de Rome, anime encore leurs descendans. Nous avons le même courage, & le même attachement pour la liberté de notre patrie».

С. 46

[из речи Марка Горация Барбата] «Вы прекратили Народныя и Сенаторския Собрания; не избираете боле ни Консулов, ни Трибунов; все ежегодныя Властительствы уничтожены. Вы со всем переменили древний образ правления, дабы возвыситься упадком онаго и возставить ваше особенное владычество. Но ведайте, что кровь Валериев и Горациев не терпевших в Риме тиранства Тарквиниев, кровь и сердца их остаются всегда в потомках. Мы с равною смелостью и с равным усердием готовы защищать вольность нашего Отечества».

P. 347

 Le luxe de l’Orient passa à Rome avec les dépoüilles de ces grandes Provinces. Ce fut pour l’entretenir qu’on commença à briguer les Charges de la République dont le profit augmentoit avec l’Empire. <...> [p. 348] L’ambition prit la place de la justice dans leurs entreprises: une sordide avarice & l’interêt particulier succederent à l’interêt du bien public: l’amour de la patrie se tourna en attachement pour des chefs de parti. Enfin la victoire, la paix, & l’abondance ruinerent cette concorde entre les Grands & le peuple <...>.  

 
С. 432

Роскошь от Востока перешла в Рим с корыстями полученными от сих завоеванных великих Провинций. А дабы удовольствовать сию роскошь, Римляне начали разными происками доставать Чины в Республике, кои сугубо приносили прибыль, по мере разпространения над Светом Владычества Римскаго. <...> Любоначальство заступило место правосудия в их предприятиях; постыдная алчность к воинству и особенная корысть, место прилепления к общему благосостоянию; любовь к Отечеству пременилась в прислужничество развратным Начальникам. На конец общая над всеми победа, мир и изобилие рушили прежнее соучастие Вельмож с Народом <...>.

[Примечание: игра слов, на которую не обратил внимания переводчик: patrie - partie (“родина” - “партия”, в смысле отдельной группы интересов)]. 

P. 29

Il y avoit long-temps <…> que ces peuples voisins de Rome demandoient la qualité de Citoyens Romains. Ils représentoient qu’ils payoient des tributs considerables; que dans la guerre leur pays seul fournissoit une fois plus de troupes que Rome & son territoire; que la République devoit en partie à leur valeur ce haut degré de puissance où elle étoit parvenue, & qu’il étoit juste qu’ils eussent part aux honneurs d’un Etat dont [p. 30] ils avoient étendu l’empire par leurs armes.

С. 35

Уже из давна <…> сии Народы соседственные с Римом, требовали себе наименования Граждан Римских. Они представляли что они платят великие подати; что в войне Область их ставит в двое боле войска, нежели собирается в Риме и его окрестностях; что Республика долженствует частью их мужеству сию высокую степень власти на которой она находится; и что по справедливости они должны иметь участие в преимуществах [с. 36] Государства, коего Владычество они разпространили своим оружием.

P. 340

Un imbécille obei peut comme un autre punir les forfaits : le véritable homme d’état sait les prévenir ; c’est sur les volontés encore plus que sur les actions qu’il étend son respectable empire.

С. 36

Слабоумный, коему повинуются, может также как и другой, показывать злодеяния: истинный государственный человек знает предупреждать оныя; он более еще над волями, нежели над делами распространяет свое почтенное владычество.

P. 342

Le Russe <...> Pendant une certaine période, la Grèce a partagé avec les Romains l’Empire du monde ; Empire que ces deux puissances réunies n'ont pu conserver <...>.

Mélanges
François-Marie Arouet dit Voltaire
С. 45

Россиянин <...> В некоторое время Греция разделяла с римлянами владычество над всем светом, владычество, коего обе сия соединенные державы не могли сохранить.

Из сочинений г. Волтера Смесь. Ч. 1 (1788)
Франсуа-Мари Аруэ (псевд. Вольтер)
P. 247-248

Les esprits attentifs & profonds dans la connoissance des hommes, observent, que sans l’art de la persuasion, & sans le secours de l’autorité d’un rang supérieur, il se trouve en certaines personnes, un fond d’ascendant, une force secrete d’empire sur les autres, une souveraineté naturelle qui impose, je ne sçais quelle assurance qui attire du respect, & qui se fait obéir. 

Le Heros (1725)
Baltasar Gracián
C. 181-182

Внимательные и глубокие умы, упражняющиеся в разбирательстве и познании качеств человечества, давно уже приметили, что в некоторых особах, не имеющих проворства уговорчивости, ни особенной власти, сопряженной с знаменитыми чинами, находится некое впечатленное к владычеству над другими расположение, и природная некая к повелительству способность, вперяющая в других не знаю какую-то к ним преданность, и вынуждающая от всех безпосредственно почтение и к себе покорность. 

Ирой (1792)
Бальтасар Грасиан
Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!