знатный

.term-highlight[href='/ru/term/znatnyh'], .term-highlight[href^='/ru/term/znatnyh-'], .term-highlight[href='/ru/term/znatnogo'], .term-highlight[href^='/ru/term/znatnogo-'], .term-highlight[href='/ru/term/znatnago'], .term-highlight[href^='/ru/term/znatnago-'], .term-highlight[href='/ru/term/znatnoe'], .term-highlight[href^='/ru/term/znatnoe-']
Оригинал
Перевод
P. 413

Continebit hic terror cives in fide; amicitias, & hospitia externorum tam vetera firmabit, quam nova inveniet. Civiles enim motus, aut ambitu & coniuratione paucorum Optimatum inserpunt; aut, quod est rarius, uno consensu furentis vulgi constant. Nihil vero in utrumque hunc Reip[ublicae] morbum salubrius aut efficacius est eiusmodi armis. Sunt enim nobilium factiones in initiis, ac veluti cunis, timidae debilesque; Ut si in promptu, & sub pellibus miles sit, opprimi cum dignitate possit malum <...> Sin vero populari tumultu praecipitata insania (quod quia interdum aevo maiorum contigit, prudentibus semper timendum est) innumeras manus armabit in Regem; nihil in hoc incendium remedii, nisi firmas legiones & assuetas disciplinae monstro illi obiicias.

Argenis (1621)
John Barclay
IV, 4, 14. С. 346

Сей страх удержит подданных в верности; a союз и дружбу в чужестранных не токмо старую подтвердит, но и новую себе найдет. Ибо междоусобныя смятения или от гордости, или от единоумышления не многих знатных производятся; или, но сие реже бывает, от общаго согласия неистовящагося народа востают. Но нет, на обе сии всего общества болезни, здоровее и действительнее такова всегдашняго ополчения. Ибо возмущения, [c. 347] от благородных людей происходящия, вначале, и как еще в пеленах, слабы и боязливы бывают, так что, если готовы будут военныи люди, пребывая и зимою в ставках; то зло истребиться достойным образом может <…>. Ежели ж народным бунтом устремленное неистовство (чего, понеже иногда в древния времена случалось, всегда благоразумным надлежит бояться) бесчисленными руками воружится на Царя; то нет же на сей пожар другаго лекарства, кроме добрых полков и привыкших к военным обрядам, коими б поражать сие страшилище.

P. 56

§ХV. Démocratie

La Démocratie est l’union de la Noblesse & du Peuple, dans le Gouvernement. Cette forme fut d’abord exactement gardée chez les Romains: ensuite, elle y fut ensévelie sous les ruines de l’autorité du Peuple. Le Gouvernement du Peuple seul, se nomme aussi Démocratie ; nous en avons des exemples dans la Hollande, la Suisse & dans la plus grande partie des Villes Anséatiques, où, n’y ayant que peu de Noblesse, chacun a également droit aux Charges.

L’homme d’état, par Nicolo Donato. T. 1 (1767)
Nicolò Donà (Donato), Jean-Baptiste-René Robinet
Л. 23 об.

Демократия или народное правление.

Демократия есть соединенное правления дворянства с простым народом. Сей образ в началах исправно наблюдаем был у [л. 24] Римлян: наконец он низпал во время народнаго правления. Единаго народа правления также называется демократиею. Мы имеем тому примеры в Голландии, в Швейцарии и в большей части Анзеатических городов, где, по недостатку знатных, всякой на чины имеет право.

Статской человек (1786)
Николо Дона (Донато), Жан-Батист-Рене Робине
P. 57

§ХVIII. Ochlocratie

De plus, une République dégénere en Ochlocratie, quand le Peuple & la Noblesse refusent d’obéir aux loix, & cessent de garder l’ordre, les formalités & les termes établis pour l’élection & la déposition des Magistrats. Tel fut le mauvais Gouvernement de Rome sous les Decemvirs, lorsque les Grands pretendoient envahir l’autorité suprême par la force, & non plus l’obtenir par la liberté des suffrages. La Démocratie souffre aussi cette altération, lorsque la dissention se met entre le Peuple & la Noblesse, soit que la Noblesse dédaigne de concourir avec le Peuple, au bien commun, ou que le Peuple se détache de la Noblesse ; comme il arriva lorsque le Peuple Romain se sépara des Nobles, & se retira sur le mont Aventin.

L’homme d’état, par Nicolo Donato. T. 1 (1767)
Nicolò Donà (Donato), Jean-Baptiste-René Robinet
Л. 24 об.

Охлократия или многовластие

Республика перераждается в Охлократию, когда народ и дворянство отрекаются от повиновения законам и престают наблюдать порядок, обряды и сроки назначенныя для избирания и отрешения судей. Такое худое правление было в Риме при децемвирах, когда вельможи хотели силою получать главное начальство, а не воле голосов. Демократия также претерпевает сию перемену. Когда вкореняется раздор между народом и дворянством, либо по причине пренебрежения дворянства споспешествовать купно с народом общему благу, либо по причине отделения народа от дворянства, как то случилось в то время когда Римской народ оставив знатных, удалился на Авентинскую гору.

Статской человек (1786)
Николо Дона (Донато), Жан-Батист-Рене Робине
S. XII

Denn, du seyst Vater oder Kind, Fürst oder Unterthan, Herr oder Knecht, verehlicht oder unverehlicht, ein Beamter oder Privatmann, hoch oder niedrig, reich oder arm, glücklich oder unglücklich, im Frieden oder im Streite, in Geschäften oder ruhiger Einsamkeit; deine Neigung oder Abneigung, Handlungsart oder Pflicht seyen was sie wollen; so wirst du doch allemale hier etwas finden, das zu deiner Leitung und deinem Besten nicht undienlich seyn dürfte.

C. 8

Ибо ежели ты представишь себя умственно на месте отца или дитяти, Государя или подданнаго, господина или раба, женатаго или холостаго, чиновнаго или приватнаго, знатнаго или низкаго, богатаго или беднаго, счастливаго или несчастливаго, находящагося в тишине или несогласии, в трудах или спокойном уединении; то всегда найдешь здесь нечто такое, которое никогда не отречется тебe служить в сопутствовании к достижению полезнейшаго.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!