Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление.
Спасибо за участие!
Innocent Gentillet (1532/35 – 1582/95) / Инносан Жантийе

Феориматон или Разсуждение о царствах

Оригинал
Commentariorum de regno
Тип
Рукописный
Переводчик
Неизвестный

Описание

Язык оригинала, с которого сделан перевод
Латинский  
Название в русском переводе
Феориматон или Разсуждение о правом и мирном ц[а]рства[х] или коей либо области правлени[я].
Переводчик
Неизвестный
Датировка
Кон. XVII – нач. XVIII вв.
Содержание книги

Предословие

Л. 1–13 об.

Первое разсуждение. Благий кн[я]зя совет з самого его разсуждения рождатися иметь, аще же инако будет, полезна совета употребити не может

Л. 14–53 об.

Второе разсуждение. Властелин дабы похлебцов брезся освед, чати должен приятелем и советником своим дабы нечто злаго восприял дабы о жадной вещи сиим незмолятся 

Л. 54–88

Третие разсуждение

Л. 88–101 об.

[Книга вторая] О законе его же князь должен хранити. 1-10 разсуждение (феорима)

Л. 101 об. – 167

Феориматов или беледь книга третия, в ней же повествуется со благой равном речи посполитой правлении еже властелину уставляти требе. 1-37 разсуждение (феорима)

Л. 167–383

Объём
I + 383 + I  л., 2º (305 × 192 мм)
Переплет

XVIII в., толстый картон, покрытый крапчатой коричневой кожей с рамкой слепого тиснения на крышках и на корешке; крапчатый синий и красный обрез (310 × 200 × 60 мм).

Бумага/филиграни

1) Почтальон – Nostitz, № 486 (1692 г.); [Филиграни XVII века] № 119 (1696 г.); 
2) Герб Амстердама без подставки с литерами «IG» – Дианова 1998, № 298 (1703–1712 гг.); Клепиков 1958, № 129 (1670–1720 гг.); Клепиков 1959, № 1119 (I. Galiar, 1683–1720 гг.).;
3) Герб Амстердама без подставки с контрамаркой «IМ» – Клепиков 1959, № 140 (1675–1742 гг.); Клепиков 1963, № 140 (1713 г.);
4) Лев в гербовом щите с литерами «BEGVP» – Laucevicius, № 2272 (1696 г.);
5) «AL MODE PAPPIER» – близкой аналогии не найдено;
6) Двуглавый орел под короной – Laucevicius, № 429 (1704 г.);
7) Герб с золотым руном на подвеске – Laucevicius, №1362, 1363 (1699, 1691–1694 гг.); Heawood, № 446 (1698 г.); Дианова, Костюхина, № 273 (1693 г.);
8) Защитные листы I и I от переплета: надпись «КОМЕРЦЪ КОЛЕГИI» – Клепиков 1959, № 309 (1738-1746 гг.); Uchastkina, № 622 (1737 г.).

Почерк

Скоропись, 2 почерка (л. 1–191 об.; л. 192–383 об.).

Место хранения
РНБ. Ф. 550. F.II.27
Пометы

Записи на обороте верхней крышки переплета: «№ 487 старой», «№ 395 1755 году» (зачеркнуты),  печатные экслибрисы «Ex Bibliotheca Arcangelina», «Изъ библиотеки графа Θ. А. Толстова. Отдел. I, № 372»; записи на л. I: «Книга Феоримата или разсуждение о правом и мирном ц[а]рства[х] писменная № 132», «№ 372 Отдел. IVе», «56».

Библиография

Калайдович К. Ф., Строев П. М. Обстоятельное описание славяно-российских рукописей, хранящихся в Москве в библиотеке тайнаго советника, сенатора, двора его императорскаго величества действительнаго каммергера и кавалера графа Федора Андреевича Толстова. С палеографическими таблицами почерков с XI по XVIII век. М., 1825. С. 714.

История

Поступила в ИПБ в 1830 г. в составе части собрания Ф. А. Толстого; ранее – в Архангельской библиотеке Дмитрия Михайловича Голицына (ум. 1737 г.).

Примечания

Тетради по 8 листов (в первой – 7), цифровые сигнатуры на первом листе тетради. В третьей книге нумерация рассуждений непоследовательна и не соответствует авторской. В тексте много описок и ошибок переписчика, вызванных его неверным прочтением чернового текста переводчика.

Автор описания
Ольга Блескина

Образец текста

Оригинал
Перевод
P. 4

Praefatio
Quippe me id unum spectare ut doceam Nicolaum Machiavellum, Florentinae olim Reipublicae (nunc Ducatus) publicum Scribam, sive Secretarium, ut vocant, Politices prorsus ignarum fuisse: ac falsa quaedam Principia & perversa Theoremata sumsisse, quibus artem non Politicam sed Tyrannicam imponeret. Hic mihi scopus, in quem omnia dirigere institui. Nimirum non ut Politicen enucleatè & ex professo tradere aggrediar (cuius tamen haud vulgaria praecepta, ut opportunè & suis quaeque locis occurrerint, attingere non pigebit) sed ut absurda Machiavelli dogmata refutem.

Л. 3

Предословие.
Ибо аз сие едино хощу да научю Миколая Махиавелля Флоренской речи посполитой (княжения) всенародного писица, и тако има яко глаголют нравоучения немало все[ве]дущего и ложныя некия начатки и превращения. Глаголание восприемлюще  ниже учение не нравов благих, но мучител[ь]ских прилагаше, си убо мой конец, до его же вся управляти поставих. Сиречь не яко нравоучение некое яко и вероятелна издати подщуся (его же изрядная уставления яко во время и на своех коего ж де месту случится, достигнути не обленюся) когда злочестивая Махиявелля учения да сего благополучным путем.

P. 1

I. Theorema.
Bonum Principis consilium ex ipsius prudentia nasci debet: si secus fiat, bono consilio uti non potest.

Л. 14

Первое разсуждение. 
Благий кн[я]зя совет з самого его разсуждения рождатися имать, аще же инако будет, полезна совета употребити не может.

Р. 36–37

Principio igitur summi Principis duplicē esse potestatem vel ex ipsis Iurisconsultis constat. Unam Absolutam, sive Solutam, alteram Civilem appellant. Soluta, seu libera, ea est quae nullis legibus circumscripta est, omnia sine discrimine complectitur: exceptis tamen Dei Naturaeque legibus, atq[ue] iis quibus tamquam fundamentis Principatus fastigium & status innititur. Quippe Deo superior non magis est Princeps, quam vel patrono cliens, vel seniore suo vasallus: immo ipsius imperio & potestati subiectus est, nedum ut illi divinas leges abrogare liceat.
Principi quoque fundamentales principatus sui leges antiquare minime licet. Nam abolere ea iura, quibus status Reip[ublicae] atque ipsius dalus continetur, quid aliud esset quam seipsum ultro pessumdare? Sic Galliarum Regi, nec legem Salicam, nec trium Statuum conventum, nec legem de non alienandis Regni partibus & provinciis quae in ipsius Reip[ublicae] dominio polite sunt, tollere licet.

Л. 37 об. – 38

Во первых убо превисочайшего кн[я]зя две власти от самих советников позноватся. Едину свободную, вторую грожданскую именуют. Свободная сия е[c]ть,  яже ни ко единому суду причитуется, но вся беспрекословия составляеть, кроме божиих и естественных судов и тех ими же аки основаниями властелителства степени и стани утверждаются. Понеже не паче высочайши есть властелин яко же благодители пестун и вящему себе раб, паче же оного власти и раден[и]ю подлежит, дабы когда б[о]жияго суда не отвратил.
Кн[я]зя такожде утвержденнаго княжения устави всячески забивати не подобает, ибо отвергати оные уставы и ниже стан речи посполитой и здравия его состоится, что болие есть, аще не себе самого отвергати? Тако Галли ц[а]рь ниже установлении салинском, ниже трех станов собрание, ниже уставов и не отверженны ц[а]рств части и стран, яже в самые речи посполитыя власти положенные суть отвергати подобает <…>.

P. 38

Alterum erat, Non posse à Principe antiquari leges illas, quibus sublatis Principatum & statum Reip. ruere necesse sit, quod & ipsum perspicuum est. Quippe si liceret Principi potestatis suae fundamenta subruere, non posset Reip[ublicae] status esse diuturnus, amentium Principum libidini simper obnoxious. Quemadmodum si in Gallia Rex aliquis potuisset legem Salicam abrogare, & mulieres ad regni hereditatem admittere, iam dudum haud dubie corruisset Reip[ublicae] Gallicae status.

Л. 39

Второе бяше, невозможна кн[я]зю в забве-ние пущати уставов тех, без них же владению и стану речи посполитой пастися требе было бе. Понеже аще бы возможно было кн[я]зю владения своего употвержения опроврещи, не возмогл бы речи посполитой стан быти долго, безумных кн[я]зи по хотению всегда подлежащи, чесо ради аще бы Галли[и] ц[а]рь, каковый возмогл салиския уставы преврати, иже ни ко царства наследию прияти, уже бы давно без сумнения превратился речи посполитой Галлиския устаны ц[а]рие бо иже дщери токмо в живых оставиша.

P. 52

Altera Potestas (quam Civilem appellant) ratione temperate, iuris & aequi finibus circumscribitur. Ea velle uti Principem perpetuo, existimandum est, nisi diserte edixerit se hoc vel illud velle, iubere, summo  imperio: cuius ratio nemini praeterquam ipsi constet. Ea consilio & prudential regitur, & priori illi, id est infinitae Principis potestati, violentae ac rapidae, sese adiungens, eam non secus ac annuus solis cursus diurnum, salubri quadam comitate temperat, & quodammodo mansuetiorem reddit.

Л. 49

Второя власть (юже Гражданскую именуют) разсуждением изчисляема закона и равенства, концами описуется. Сия позволяется кн[я]зеве ко употреблению, вечна, непьшуема есть, аще ясно исповесть себе или онаго желающа повелети величайших владением, того мнение никому же токмо ему самому знаемо есть. Сия советом и разсуждением управляется, из первой оной сии есть,  превысочайшой кн[я]зя власти, насилуемой и похищаемой, себе прилучающи оную, наипаче яко годишной солнца бе день, здравим неяким последованием разтворяет, и неким образом погоднейшим творих.

P. 396–397

XII. Theorema.
Princeps Leonis et Vulpis ingenium imitari debet: non alter utrius seorsim ab altero.
Duplex est (inquit Machiavellus) decertandi modus appui homines, nempe aut jure et legibus, quum res ratione tractantur: <…> altera bellarum <…>.
Hac ambage significantes, Principem hominis & bestiae natura[m] simul induere debere. Quum igitur scire cogatur bestia[m] scite imitari, inter omnes bestias Leonis & Vulpis simul naturas eligat oportet, non alterius seorsu[m]. Vulpes enim satis asturia pollet ut ab insidiis & retibus caveat, sed imbecillior est adversum lupos: Leo contra satis virium habet ut luporu[m] vim arceat, sed non tantum sollertiae qua[n]tum opus est ad vitandas plagas. Vulpem igitur esse oportet, ut fraudеs prevideat: & leonem, ut viribus editior sit & terreat lupos.

Л. 351 об. – 352

Властелин львов и лисын ум наследовати повинен, ниже едино з тех отделно от другаго.
Двояки есть (поведает Махиваель) жити ч[е]ло[о]в[е]ком образ сии есть, или правдою и судом, когда вещи разумом составляются, или силою <…>. Тими притчами знаменовали иже должен властелин облектися купно в ч[е]л[о]веческое и скотское естество. Когда убо ведати хощет и понуждается мудро наследити скота, между всеми скотами лвово и лисино естество купно избрати потреба, ни едино з драгаго. Лисица бо довольно в хитрости изобилует, да избежит сети и ловитвы, но немощьнейши есть противо волков. Лев вопреки доволни силы имат да крепость, волков проженет, но не толко [л. 252 об] быстроумия, [с]колко силы нужно есть спастися от бед. Лисицы потреба убо да от казни сохранить, а л[ь]ва да сил[ь]нейши будет и волки победит.

P. 413

XIIII. Theorema.
Princeps sаevitiam exercere debet uno veluti ictu atq[ue] impetus: benefice[n]tiam, paulatim.
Qui principatum aliquem invadit (inquit Machiavellus) quaecumq[ue] saeve & acerbe fieri expedit, ea primo statim impetus exsequi debet, ne saepius omissa repetere necesse sit: quo subditos postea mansuefacere leni & moderato imperio posit. Na[m] iniuriae semel & uno velut ictu inferri debent, ut quo rariores subditis illatae fuerint, eo minus irritant. Contra vero, beneficia sensim & paulatim co[n]fere[n]da sunt, ut saepius iterate animos eorum qui accipiunt vehementius imbua[n]t. Plurimi quidem extitere qui propter s[a]evitia[m] tranquillum principatum diu obtinere no[n] potuerunt: sed id propterea evenit, quia saevitiam dextre non exercuerant.

Л. 364

ДI [14] Разсуждение.
Властелин свирепство делати должен един аки ударением или дерзновением, благочинность по воли.
Иже власть якую наступает (поведает Ма-хиавель) что либо строптиво и свирепо тво-рити тщится, тое первим намерением со-верши повинен, до многожды остановления потворяти и не нужда будет к ним подданним. Послежде скротити мяхким и мерним владением возлегл бы, ибо кривди единою  и единим аки бы ударением отдатися повинни, да яко редки[и] рабом или подданним подоватися будут, тако мало оскорбят. Вопреки паки благодеяния небор-зящеся воздоватися мают да многожды повторенния желание иже обирают зелней исполняют. Многи уже пребыша иже свирепства ради мирное владение те долго одержати не могли,  но и того ради случися бо свирепство мудро не творили.

P. 469

XV. Theorema. 
Tyrannus strenuus & virtute praeditus, ut tyrannidis opes firmet, alere factiones inter subditos, & boni publici amantes tollere debet.

Л. 368

ДI [14- sic!] Разсуждение. 
Мучитель скорый и силный, да утвердит свое свирепство, любити лукавство между подданными, а общих благ любителей искореняти.

P. 700–701

XXXVII. Theorema.
Nobilitas Gallicae Regni statum pessumdaret, nisi eam Parlamenta metu et poenis coercerent.
Regnum Galliae (ait Machiavellus) omnium maxime regnorum legibus regitur, quarum Iuridiciales confessus (quae Parlamenta vocantur) custodes & ministry sunt, praesertim Parisiensis. Regnum vero hactenus incolume stetit, propterea quod Parlamenta perpetuo & invicto animo potentiae Nobilitatis obviam ire consueverunt. Quod ni ita fieret, iam pridem eius Regni convulse & solute esset compages.

Л. 241 об.

Разсуждение 33 [sic!]
Благородие [г]алиское царства народ поглотило бы, аще бы оного парламента боязнию и казн[я]ми не умершвляли. 
Ц[а]рство галиское (рече Махиав[е]ль) от всех наипаче ц[а]рств правам повинуется, которых правое соглашение [л. 242] (иже порламентами нарицается) кустожия и упросителей суть, наипаче парижские. Ц[а]рство воистину так зело трезвенное обреталося, чесо ради иже порламента уставични, иние одоленним сердцем силе благородия во стретение путь шествовати обыкоша. Что аще бы так совершилося, юже давно того ж де ц[а]рство сотресенное и разрушенное было бы соединение.