ius

.term-highlight[href='/ru/term/iuris'], .term-highlight[href^='/ru/term/iuris-'], .term-highlight[href='/ru/term/ius'], .term-highlight[href^='/ru/term/ius-'], .term-highlight[href='/ru/term/iura'], .term-highlight[href^='/ru/term/iura-'], .term-highlight[href='/ru/term/ius-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/ius-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/iuris-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/iuris-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/iure'], .term-highlight[href^='/ru/term/iure-']
Оригинал
Перевод
Р. 68

Mon. III. Iustitiam magis in eo exerceri. 

At iustitiae fruendae caussa Imperia primum sunt reperta. [p. 69] Ea igitur magis in Principatu floret, vigetque; nec sunt noxae aut corruptelae, quae in aliis illis formis. Vide. Rex aut ipse ius dicit (olim &* [[Vide hoc libro, cap. XI]] nuper etiam factum) aut qui dicant, eligit & designat. Si ipse, supra metum aut gratiam est, magis avaritiam: & nihil istis, quae praestringere oculos iudicantium solent, donat. Si alii; sunt tamen ab ipso. & cura eligit, & electis iam superest & intendit. Non sunt iis sic libera iudicia, ut non iudicium huius metuant; & siquid foedius patrent, poenam. In alio statu quid simile? 

Л. 43

Увещание 3
Лучшая тамо правда адна {испр. из выскобленного; верно «где»} монархия 

Понеже правды ради власть установленна, того ради лутше есть единаго имети властелина, нежели многих, ибо где един над всеми господьствует {испр. из неверно прочтенного «государствует»}, тамо правда процветает, а идеже многие равно владычествуют, тамо удобь истинна повреждается, ибо монарх или сам суд судит, или других на то избирает и повелевает: аще сам судит, чужд есть всякаго пристрастия, неправду раждающаго, не боится бо ничиего гнева и не ищет милости, колми паче чужд есть лакомства, посулов и даров; аще другии к тому от него постановлени, которых с разсмотрением избирает, и над избранными начальствует и надсмотряет, и не тако им свободен есть суд, дабы сами не боялися суда и казни, аще неправедно будут судити; 

p. 25

p. 25                         U T D E U S adoretur.

[p. 26]                                   Iustitia iubet
                                                    VT

                            
Lex Iusq[ue] suum orbi serviat,
                                             
Iustitia exigit.
                                                    VT
                                       Secura cuiq[ue] vita,

                            Honor, virtusq[ue] maneat illaesa,

                                          Iustitia defendit

Л. ГІ об

Да Б[о]гу поклонишися! Истинна велит; да закон и право свое, миру послужит; [л. ДІ] истинна требует; да безопасная всякому жизнь, честь, и добродетель; пребудет невредима, истина защищает;

P. 89

Lusisti praeterea in permiscenda populi & optimatum potestate, quae utique diversissima est. Tu vero ad fucum & libertatis pompam, populum nominasti ; ad utilitatis vero speciem, retulisti Optimatum solertiam. Atqui, si respublicas intelligis, in quibus summum populo ius est ; quid prudentia illic Procerum possit ? Cum saepe ad imperitos, atque ignavos, populi levitas deferat fasces, cum factionibus, invidia, impetu, rapiantur vulgi studia; & plerunque fuerit ingens virtutis specimen, ab imperita multitudine male mulctari ? Sin illuc te refers, ubi Proceres omnia possunt ; pudeat istiusmodi senatui regnum, Anaximander, posthabere, & multiplicato numero dominorum, augere serviendi vilitatem. Nam pro unico Rege tot heros obtrudis, quot illic homines senatum constituunt.

Argenis (1621)
John Barclay
I, 15, 66. С. 168

К тому ж, вы непристойно смешали народную и вельможескую власть, для того что она весьма различна. Подлинно, вы для прикрасы и для великолепия в вольности отозвались к народу; а ради пользы присовокупили досужство вельможей. Но ежели вы чрез всеобщества разумеете те, в которых верьховнейшее право народ имеет; то какую в них силу благоразумие знатных людей иметь может? Ибо часто незнающих и ленивых лехкомыслие народа производит: также, возмущениями, завистию, и устремлением кипят народныя хотения; и притом, многократно бывало превеликия добродетели знаком, когда кто от нестройнаго множества пострадал. Буде ж вы к той стороне прибежите, где вся сила в одних вельможах; то такое правительствующее собрание предпочесть Царству, весьма стыдно, Государь мой, и умножив число Государей, умножить неволи подлость: ибо вы, вместо одного токмо Царя, столько поставляете Государей, сколько там людей, из которых [с. 169] состоит оный правительствующий совет.

P. 418

Scis, quibus olim Regibus haud absimilis consuetudo sceptrum abstulerit ; qui dum Praefectis palatii castra committunt, sensim omni in cives & milites iure exuti sunt. Iis qui prudenter condere regna aut stabilire student, haec duo videntur praecipua ; primum, ne populus in Principem facile possit insurgere ; deinde, ne si obsequii vincula emolietur, habeat duces idoneos, qui vagam, & inconditam insaniam certiori auspicio, & militiae vinculis firment.

Argenis (1621)
John Barclay
IV, 4, 19. С. 357

Ваше Величество изволите знать, у коих в древния времена Царей почитай такое ж обыкновение скипетр отняло; которыи когда палатным вельможам всю силу над войском поручали, то нечувствительно над гражданами и воинами власти лишились. Старающимся основать, или благоразумно утвердить какое государство, сии две вещи кажутся быть главнейшими. Первая, чтоб народ не мог способно восставать на Государя. Но другая, чтоб ему, когда он послушания узы разорвет, не иметь способных предводителей, которыи б скитающееся и нестройное неистовство могли утвердить лучшим щастием, и соединить воинским союзом.

P. 504

Sed quis locus convocando nunc ex tota gente concilio, cuius necessaria est tributis indicendis authoritas? Stupuit Poliarchus, liberis regnis assuetus. Non ergo ius regium, non regionis discrimina, satis populum cogere ad tributa; nisi ipse per homines a se legatos consentiat? Scilicet nervos imperii, id est, aerarium, in potestate populi esse; Hunc arbitrum rerum, & suorum Regum Regem uno hoc iure publicis omnibus coeptis, consiliis, viribus, moderari? Certe non regnandi veras leges hoc pati; non cum summi imperii nomine convenire.

Argenis (1621)
John Barclay
IV, 18, 81. С. 512

Но где время на созвание ныне из всего народа общаго съезда, коего власть весьма есть [c. 513] нужна к наложению податей? Изумился Полиарх, удивляясь к вольному правлению привыкшим: так ни Царская власть, ни государственное бедствие не могут довольно принудить народ к податям, буде он сам, чрез присланных от себя, на то не согласится? Сие значит, что вся сила державы, то есть казна, во власти находится у народа! Сей располагая все по своей воле, и будучи над Царями своими Царем, по одной сей власти все общия предприятия, намерения, и силы в своих руках имеет? Поистинне, не терпят сего прямыи способы царствования; и с именем верьховнаго правления сие не сходствует.

P. 405

§ 55.  At nullius erat conscientiae Caesar, qui, reste CICERONE, omnia iura divina et humana pervertit, propter eum, quem sibi ipse opinionis errore sinxerat, principatum. Lubidini et dominatui, quam rationi et reipublicae, magis serviebat.

С. 75

§ 55. Напротив того, Кесарь был безсовестен, которой, по свидетельству Цицерона, все Божеския и человеческия права нарушил для одного только начальства, которое он погрешительно в мысли своей представил: больше он властолюбию и прихоти, нежели разуму и Республике служил.

P. 37

Ius habendi senatus non dubium est, quin ad eum magistratum spectaverit, qui summam in urbe potestatem gerebat. Itaque vocari senatum quandoque a dictatore, plerumque a consule, interdum etiam a praetore legimus : a dictatore, quia summum erat dictaturae ius, & libera potestas, nec nisi periculosissimis reipublicae temporibus creabatur : a consule, quia neque superior magistratus, neque par consulibus erat : a praetore, dumtaxat eo tempore, cum consules abessent : absentibus enim consulibus consulare munus sustinebat is, qui dignitate proximus erat ; erat autem praetor.

С. 111

Нет сомнения, что право созывать Сенат надлежало к тому градоначальнику, который верховную в городе имеет власть. И посему читаем в историях, что Сенат созываем был в собрание в некоторыя времена Диктатором, но по большой части Консулом, а иногда и Претором. Диктатором: поелику Диктаторство имело верховное над всеми право, безпрепятственную власть, да и делаемо было в опаснейшия времена республики; Консулом: поелику не было ни вышшаго, ни равнаго Консульству градоначальства; Претором только тогда, когда не было в Риме Консулов, поелику в отсутствие Консулов должность их отправлял тот, кто достоинством был всех ближе к Консулам, а таким был Претор.

P. 52

Altera Potestas (quam Civilem appellant) ratione temperate, iuris & aequi finibus circumscribitur. Ea velle uti Principem perpetuo, existimandum est, nisi diserte edixerit se hoc vel illud velle, iubere, summo  imperio: cuius ratio nemini praeterquam ipsi constet. Ea consilio & prudential regitur, & priori illi, id est infinitae Principis potestati, violentae ac rapidae, sese adiungens, eam non secus ac annuus solis cursus diurnum, salubri quadam comitate temperat, & quodammodo mansuetiorem reddit.

Л. 49

Второя власть (юже Гражданскую именуют) разсуждением изчисляема закона и равенства, концами описуется. Сия позволяется кн[я]зеве ко употреблению, вечна, непьшуема есть, аще ясно исповесть себе или онаго желающа повелети величайших владением, того мнение никому же токмо ему самому знаемо есть. Сия советом и разсуждением управляется, из первой оной сии есть,  превысочайшой кн[я]зя власти, насилуемой и похищаемой, себе прилучающи оную, наипаче яко годишной солнца бе день, здравим неяким последованием разтворяет, и неким образом погоднейшим творих.

P. 136

Primum ecce, da Imperitum Principem, qui par erit? qui non faciet recta curva? Item, da Ineptum in sermone, in gestu: quid nisi irrisui se exponit? Amplius, crebra haec ostentatio sui, & in populo locutio, nonne vulgat Principem, & detrahit maiestati? Quarto, vel severe iudicabit, et Odium pariet; vel remisse, & Ius violabit. Melius ergo res asperas, & sine bona gratia, in alios inclinari. Quinto denique, sunt nunc Curiae maiores minoresque, & cuique rei stata sua iudicia: quid Principem in novas curas arcessimus, [p. 137] varie & affatim distractum? Quin melius tutiusque nil novare, & siquid in iam statutis labat, firmare & vincire. Ista nec male, nec abs re prorsus dicuntur, fateor: sed responderi tamen potest, & iustitiae caussa, debet. Primum de Imperitia, dico; plurimum & principem, & quemcumque alium, natura duce in magnis aut enormibus caussis iudicare posse, nec opus grandi scientia (ad hanc rem) Iuris & Legum.

Л. 109

Первое, аще будет царь в суде неискусен, то пред ним винный удоб может оправдатися, невинный же осудитися. Второе, аще будет недоброречив или косноязычен, и во нравах неблаголепен, удоб посмеян будет. Третие, яко частое сообщение и беседа царя с народом повреждает честь и умаляет благоговение величества царскаго. Четвертое, аще будет грозно судити, то вскоре ненавидим будет. Аще же [л. 110] сострадателно и милостивно будет судити, то удобь правду повредит, убо лучше есть вины достойны жестокой казни иным попущати да судят. Пятое, суть ныне полаты судовые, или приказы болшие и меншие, и на всякий случай судовые книги: убо чесо ради имамы царю новыми попечениями стужати, который великими и безчисленными царственными делами всегда утружден есть. Сия вся добре и благоразумне вопреки мнению нашему предложенна суть: обаче мошно есть на вся та отвещати, и правды ради должно. Первое о неискустве царя; глаголю, яко многожды и царь, и кто-нибудь иный может самим естественным разумом великие и тяжкие вины добре разсудити; и не требе тамо великия мудрости и совершенного знания прав и законов.

 

QUAESTIO.

An ergo decet, aut expediat, ipsum Principem ius dicere, reddere?

 

Ego putem decere, expedire, debere. Non alia res imperium magis asserit & ostendit, quam haec in bona vitamque nostram potestas: & cur Princeps cunctetur exercere? Expedit etiam; quia contra potentes faepe caussae aguntur: nec minores illi aut delegati iudices, satis in eos oris, aut roboris, semper habent. Severior igitur ita, sed & brevior Iustitia: & tricis remotis supremus ille decidit. Addidi, debere; quidni? In Politicis docui, reges iustitiae fruendae caussa primitus institutos. Si hoc fine, cur munus suum refugiant? Homerus audiatur:

 

εἷς βασιλεύς, ᾧ ἔδῶκε Κρόνου πάϊς ἀγκυλομήτεω σκῆπτρόν τ᾽ ἠδὲ θέμιστας, ἵνά σφισιν βασιλεύῃ.

Unus rex, cui concessit Saturnia proles

Sceptrumque & leges, ut iudicet & dominetur.

 

Leges & iura Deus in manu eius, cum sceptro posuit: hoc ostendit & praefert, illas aliis demandet? Non debet: & vel veteres ab omni aevo, in omni fere orbe, reges videat: ius ipsi dixerunt. Haec & plura in ista parte sunt: sed & alia acres habet assertores. Aiunt incommoda multa fuisse, & esse, si Princeps iudicet, iisque animadversis, ad hodiernam hanc rationem ventum.

Вопрос

Подобает ли самому царю суд судити?

 

Аз мню, яко прилично, подобает и должно есть: ибо сия есть первейшая вина царствования и власти над имением и животом нашим, да царствущий судит обидящия и заступает обидимыя, а понеже многажды случается [л. 109 об.] судити силных, иже кроме самаго царя никого не боятся и не слушают, того ради должен есть сам царь таковыи случаи судити. О чем преславный стихотворец Омир тако глаголет:

 

Сам той, емуже Бог даде власть царствовати, должен есть случаи людем разсуждати*.

 

Законы и суды купно со скипетром в руках его Бог положил; и како не срамно есть единым точию скипетром величатися, законы же и суды иным вручати? Не подобает тако, что всии древни царие самим делом показаша. Суть же нецыи, противно советующии и глаголющии; глаголют бо, яко многая неполезная оттуду раждаются, егда сам царь судит.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!