судья

.term-highlight[href='/ru/term/sudii'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudii-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudei'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudei-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudi'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudi-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudya'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudya-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudyami'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudyami-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudyah'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudyah-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudyam'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudyam-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudei-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudei-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudyami-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudyami-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudiyam'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudiyam-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudii-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudii-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/sudieu'], .term-highlight[href^='/ru/term/sudieu-']
Оригинал
Перевод
P. 224

Grand Juge, Grand Magistrat, Grand Conseiller pour lui-même, et pour les autres, Grand observateur des Loix, Grand dans tous ses desseins et dans toutes ses actions.

С. 122

Великой судья, великой гражданин, великой советник себе, и другим: великой хранитель законов, а притом во всех своих делах и намерениях велик.

Совершенное воспитание детей (1747)
Жан Батист Морван де Бельгард
Chap. IX. P. 98

Mais dans l’accord du Despotisme, c’est-à-dire, de tout Gouvernement qui n’est pas moderé, il y a toujours une division réelle, le Laboureur, l’homme de guerre, le Negociant, le Magistrat, le Noble ne sont joint que parce que les uns oppriment les autres sans resistance ; & quand il y a de l’union, ce ne sont pas des Citoyens qui [p. 99] sont unis, mais des Corps morts ensevelis les uns auprès des autres.

Л. 51

Но в согласии власти то есть всего неумеренного правления всегда находится действителное разделение: крестьянин, воин, купец, судья, дворянин соединены для того, что одни других утесняют без сопротивления а когда находится соединение то ни уже не от граждан совокуплены находятся но от мертвых тел погребенных одно подле другаго.

P. 414

Ch. XV. Dieu a fait dépositaires de sa justice les personnes constituées en Dignité, les Princes, les Souverains, les Juges, [p. 415] les Magistrats ; c’est à eux qu’il apartient de régler la déstinée des autres.

С. 330

Гл. 15. Бог; учинил наместниками своего правосудия на земли, Монархов: а они уже; определяют от себя Министров, судей, и народных властей: которым суд, и росправу производить.

[Примечание: переводчик исказил структуру и содержание оригинального текста; дословно данный фрагмент можно перевести так – "Бог сделал хранителями своей праведности людей, состоящих в достоинстве князей, государей, судей, магистратов"].

Истинный христианин и честный человек (1762)
Жан Батист Морван де Бельгард
P. 155

À Rome, & dans les villes Grecques, les juges ne se communiquoient point : chacun donnoit son avis d’une de ces trois manieres, J’absous, je condamne, [р. 156] il ne me paroît pas: c’est que le peuple jugeoit, ou étoit censé juger. Mais le peuple n’est pas jurisconsulte ; toutes ces modifications & tempéramens des arbitres ne sont pas pour lui ; <…> .

De l'esprit des lois. T. 1 (1757)
Charles Louis de Montesquieu
С. 156

В Риме и в Греческих городах судьи не сообщали один другому своих мнений, каждый из них объявлял свой голос трояким образом: «Я прощаю или я обвиняю, или я еще не вижу». Сие есть то, что называется судом народным или что народ почитается судящим. Но народ не есть судия искусивыйся в правосудии и все сии [с. 157] сии умерения и обуздания судейства суть не для народа <…> .

О разуме законов (1775)
Шарль Луи де Монтескье
P. 234

Comme les démocraties se perdent lorsque le peuple dépouille le sénat, les magistrats & les juges de leurs fonctions ; les monarchies se corrompent lorsqu’on ôte peu à peu les prérogatives des corps, ou les privileges des villes. Dans le premier cas, on va au despotisme de tous ; dans l’autre, au despotisme d’un seul.

De l'esprit des lois. T. 1 (1757)
Charles Louis de Montesquieu
С. 235

Как народныя правления истребляются тогда, когда народ лишает должностей сената, чинов и судей, так самодержавных повреждаются тогда, когда мало по мало отъемлются преимущества от чиноначалий, а права от городов. В первом случаи подвергаются самовластию всех, а во втором самовластию одного.

О разуме законов (1775)
Шарль Луи де Монтескье
P. 448

Ex iis, quae cavere in praesidibus et judicibus Principes oportet, hoc quoque est, ut nullo pacto violari antiquas in rebuspublicis suis leges patiantur, et in earum locum mores, nescio quos, introduci peregrinos. Ea quippe vulgi in eo, quod dicit, varietas, in eo, quod petit, levitas est; ut novum in singulos dies Regem creari, et novam in singulas horas legem ferri cupiat.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 16

Из тех вещей, коих Государи в Вельможах и судьях остерегаться должны, есть и сие, чтоб ни под каким видом не допускали в государствах своих нарушать древние законы, и на место их вводить, неведомо какия, странныя обыкновения. Ибо толикое есть простаго народа в том, что говорит, непостоянство; и в том, чего требует, легкомыслие; что новаго на каждой день поставлять Царя, и новой на каждой час учреждать закон желают.

P. 477

At judicum nostrorum in animadvertendo saevitiam minime probo, quae tanta est, ut tyranni potius, per vim necem afferentes, quam Censores justiciam exercentes vocandi jure videantur.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 80

[из письма М. Аврелия] <...> но не хвалю судей, которые в наказании с толикою жестокостию поступают, что тираннами паче, насильно людей убивающими, нежели Ценсорами, законно правосудие исполняющими, кажется, называть их достойно.

Р. 40–41

§VII. Gouvernement intérieur

Quant à l’ordre intérieur, le Gouvernement consiste dans la bonne police, ce qui comprend la juste disribution des récompenses a donner, ou des peines à infliger aux sujets, selon leurs bonnes ou leurs mauvaises actions ; dans l’octroi, ou la soustraction des privileges ; dans l’augmentation, ou la diminution des impôts : dans les instances, plus ou moins vives de leur perception. Il y entre une vigilance continuelle sur les déportemens des Magistrats subalternes, laquelle leur doit servir d’aiguillon pour l’acquit de leurs devoirs : une attention extrême sur la fidélité des officiers de ces mêmes Magisrats ; pour empêcher les concussions & les malversations. Le Gouvernement intérieur s’occupe encore avec un égal soin de la direction économique des Finances, dont la bonne Administration fait la richesse de l’Etat, & celle des Peuples ; le trésor public doit toujours être en proportion avec les besoins. Cette économie bien entendue, en même-temps qu’elle défend l’Etat d’une pénurie fâcheuse, empêche que les Peuples soient vexés, ou le trésor public épuisé. Cet ordre de Gouvernement s’étend aussi sur les moyens les plus propres à accroître les revenus de l’Etat : & tels sont les suivants : <…> à bannir l’oisiveté de l’Etat ;  <…> l’avancement du commerce ; la population; la monnoie ; <…> les bornes à prescrire aux richesses des particuliers, proportionnément à l’état d’un chacun : ce qui peut plus contribuer a l’augmentation des finances, que l’épargne du Prince ; <…>. Voilà, ce me semble, les moyens les plus sûrs de multiplier les richesses d’un Etat, & d’en conserver le bon systéme : ce qui constitue évidemment son Gouvernement intérieur.

L’homme d’état, par Nicolo Donato. T. 1 (1767)
Nicolò Donà (Donato), Jean-Baptiste-René Robinet
Л. 17 об.

Внутреннее правление

Что касается до внутреннего порядка, правление состоит в добром распоряжении, под коим раздел праведной разумеется в [л.18] награждения; в умножении или в уменшении привилегий: в наложении или сокращении податей: и проч. В сие входит также безпрерывное наблюдение над подчиненными судебными местами, поощряющее судей к исполнению их должностей, строгое смотрение над ревностию сим самым судиям подчиненных для удержания грабительств и притеснение. Внутреннее правление имеет также попечение о збережении Государственных денег, коих доброе употребление составляет богатство народное и общественное имущество, долженствующее быть всегда наравне с надобностями. Сия хорошо выразумленная економия, избавляя государство от бедственнаго умножении монет, не допускает народ до утеснения, а казну до истощения. Сей порядок в правлении простирается также и до средств наиболее служащих к приращению Государственных доходов. Оныя суть: неутомимое старание привести в совершенство художества, изгнав из Государства праздность; <…> распространение торговли, размножение народа; монета; <…> предписание границ богатству частных людей, чтоб оное сразмерно было состоянию их; все способствующее к умножении зборов без народнаго отягощения; <…>. Сии то суть, по моему мнению, самовернейшие способы умножить богатство в Государстве и соблюсти добрую систему онаго. В том состоит внутреннее правление.

Статской человек (1786)
Николо Дона (Донато), Жан-Батист-Рене Робине
P. 57

§ХVIII. Ochlocratie

De plus, une République dégénere en Ochlocratie, quand le Peuple & la Noblesse refusent d’obéir aux loix, & cessent de garder l’ordre, les formalités & les termes établis pour l’élection & la déposition des Magistrats. Tel fut le mauvais Gouvernement de Rome sous les Decemvirs, lorsque les Grands pretendoient envahir l’autorité suprême par la force, & non plus l’obtenir par la liberté des suffrages. La Démocratie souffre aussi cette altération, lorsque la dissention se met entre le Peuple & la Noblesse, soit que la Noblesse dédaigne de concourir avec le Peuple, au bien commun, ou que le Peuple se détache de la Noblesse ; comme il arriva lorsque le Peuple Romain se sépara des Nobles, & se retira sur le mont Aventin.

L’homme d’état, par Nicolo Donato. T. 1 (1767)
Nicolò Donà (Donato), Jean-Baptiste-René Robinet
Л. 24 об.

Охлократия или многовластие

Республика перераждается в Охлократию, когда народ и дворянство отрекаются от повиновения законам и престают наблюдать порядок, обряды и сроки назначенныя для избирания и отрешения судей. Такое худое правление было в Риме при децемвирах, когда вельможи хотели силою получать главное начальство, а не воле голосов. Демократия также претерпевает сию перемену. Когда вкореняется раздор между народом и дворянством, либо по причине пренебрежения дворянства споспешествовать купно с народом общему благу, либо по причине отделения народа от дворянства, как то случилось в то время когда Римской народ оставив знатных, удалился на Авентинскую гору.

Статской человек (1786)
Николо Дона (Донато), Жан-Батист-Рене Робине
P. 97

§VIII. Cette cinquieme branche d’Administration commande & dirige les quatre autres

La Politique commande & dirige les quatre autres branches de l’Administration. Car elle a pour objet d’introduire & de maintenir un bon ordre dans l’Etat, d’y faire observer les loix, de punir ceux qui les violent, ce qui concerne l’exercice de la justice criminelle ; d’y établir une bonne & exacte police ; d’assurer à chacun la possession de ce qui lui appartient légitimement, afin que personne ne soit lesé dans ses intérêts particuliers, ce qui regarde l’exercice de la justice civile ; de faire fleurir l’Etat, d’y entretenir l’opulence, ce qui a rapport à l’économique ; enfin de rendre l’Etat formidable & respectable à ses voisins, ce qui concerne l’entretien des troupes & l’exercice de l’art militaire. Elle s’occupe de tous ces objets en grand: elle veille, par exemple, à ce que les Magistrats ne mettent ni trop de foiblesse ni trop de rigidité dans l’Administration de la justice criminelle ou civile. Mais elle n’est pas bornée au Gouvernement intérieur de l’Etat. Elle sait une de ses principales affaires de la conduite qu’il convient de tenir avec les Cours étrangeres.

L’homme d’état, par Nicolo Donato. T. 1 (1767)
Nicolò Donà (Donato), Jean-Baptiste-René Robinet
Л. 32 об.

Сия пятая отрасль управления руководствует и повелевает четырьми другими.

Политика руководствует и повелевает другими четырмя отрасльми управления. Ибо метою ее есть введение и содержание добраго порядка в государстве, старание о наблюдении в нем законов и о наказании нарушающих оные, что особенно принадлежит к производству уголовнаго судилища; учреждение исправной полиции, которая б обеспечивала каждаго во владении законно ему принадлежащаго, дабы никто не  обижен был в частных своих пользах, что относится к производству гражданскаго суда; приведение [л. 32об.] государства в цветущее состояние; содержание в оном изобилия, что касается до домоводства; наконец, соделание государства страшным и почтенным для своих соседей, что следует к устройству войск и к военной науке. Она занимается общественно всеми предметами: она надзирает, например дабы судии в уголовном или гражданском суде не делали излишняго послабления и не приозводили чрезмерной строгости. При всем том политика не ограничивается на внутреннем правлении государства, главнейшее ея упражнение состоит в том, как поступать приличнее и c иностранными державами.

Статской человек (1786)
Николо Дона (Донато), Жан-Батист-Рене Робине
P. 340

C’étoit là le grand art des gouvernemens anciens, dans ces tems reculés où les philosophes donnoient des lois aux peuples, & n’employoient leur autorité qu’à les rendre sages & heureux. De-là tant de lois somptuaires, tant de reglemens sur les mœurs, tant de maximes publiques admises ou rejettées avec le plus grand soin. Les tyrans mêmes n’oublioient pas cette importante partie de l’administration, & on les voyoit attentifs à corrompre les mœurs de leurs esclaves avec autant de soin qu’en avoient les magistrats à corriger celles de leurs concitoyens.

С. 43

В сем-то состояло великое искусство древних правительств, в сии отдаленные времена, когда философы давали законы народам, и употребляли власть свою на учинение только их счастливыми и мудрыми. Оттуда толикое множество законов, учреждений нравов, и общенародных правил принятых или отверженных с величайшим старанием. Самые тираны не забывали сии нужныя части правления; и они старалися повреждать нравы своих рабов [с. 44] с толиким же тщанием, с каковым судьи исправляют нравы своих сограждан.

P. 344

La premiere chose que doit faire, après l’établissement des lois, l’instituteur d’une république, c’est de trouver un fonds suffisant pour l’entretien des magistrats & autres officiers, & pour toutes les dépenses publiques. Ce fonds s’appelle ærarium ou fisc, s’il est en argent ; domaine public, s’il est en terres, & ce dernier est de beaucoup préférable à l’autre, par des raisons faciles à voir.

С. 90

Первый предмет учредителя Республики по установлении законов состоит в том, что бы найти достаточное средство, для содержания судей и других служебников, и для всех общественных издержек. Сие средство называется казною, ежели состоит в деньгах: общественными владениями, ежели в землях; и сии последния гораздо преимущественнее первой по довольно ясным причинам.

P. 38

By an agreement in 1597, the canton was divided into two portions; Rhodes Exterior, and Rhodes Interior: it was stipulated, that the former should be appropriated to the residence of the Protestants, and the latter to that of the Catholics. Accordingly the two parties finally separated, and formed two republics; their government, police, finances, &c. being totally independent of each other. Each district sends a deputy to the general diet: the whole canton, however, has but one vote, and loses its suffrage if the two parties are not unanimous. In both divisions the sovereign power is vested in the people at large; every male, who is past sixteen, having a vote in their general assembly, held yearly for the creation of their [p. 39] magistrates and the purposes of legislation <...>.

С. 45

Кантон разделен был тогда на две части, под имяне Роде внешняго и Роде внутренняго. Тут договоренось было, чтобы первою владеть Протестантам, а последнею [с. 46] Католикам: следовательно две части отделились и составили два общества; правление, полиция, казначейство одной, стали совсем независимы от другой. Всякой дистрикт посылает по одному депутату на всеобщий сейм, но однакож весь кантон имеет только один голос, да и тот может потерять вовсе, когда оба дистрикты бывают в чем нибудь несогласны. Верховная власть как в той, так и в другой части пребывает вообще у всего народа. Всякой мущина, как скоро достигнет шестнатцати лет, может подавать свой голос во всеобщем собрании, бываемом ежегодно для избирания судей и для советования о предписании законов.

P. 12

Tout le monde croit être homme d'Etat et des Siécles entiers ont fait effort pour en produire quelques uns. L'homme d'etat n'est rien [р. 13] en apparence et il est tout en réalité. Il n'est ni missionaire, ni ministre des autels, mais il sait que la religion est la prémiere legislation du monde, le lien le plus fort de toutes les societés, le pivot de tous les trônes, la consolation de tous les cœurs et le frein de toutes les passions; il la protége, la défend et la respecte. 

Il n'est pas magistrat, il ne sait pas ce que les loix disent dans tous les cas, mais il sent ce qu'elles doivent dire. Il révère leur antiquité, il y touche avec circonspection, il administre par elles et par elles il prévient les délits au lieu de les punir. Il entretient l'harmonie du corps politique et sa justice vigilante veille continuellement à la sureté des personnes, à la propriété des choses et au bonheur de tous. 

<…> Son génie expireroit dans les opérations matérielles du financier subalterne, mais législateur de la finance, il anime par elle le corps politique, multiplie ses forces et accroit sa puissance. Il veille egalement aux intérets du proprietaire, du commerçant, du créancier de l'Etat, du salarié et du pauvre. 

<…> [P.  15] En un mot l'homme d'Etat livré à une seule passion qui fait taire toutes les autres, l'amour de la gloire, met son bonheur dans le bon heur public et sa récompense dans l'opinion de la postérité; soutenu par le sentiment de ce qu'il vaut, il oppose à la calomnie ses vertus et à l'envie ses succès; <…> il est la providence de son pays et le ministre de tous les siécles, car il répare le passé, gouverne le present et prepare l'avenir.

С. 23

Всякой человек думает быть Министром, но целыя столетия старались произвесть токмо нескольких. Министр ничто с виду, но все в самом действии. Он ни проповедник, ни священнослужитель, но знает, что религия есть первой закон света, крепчайший союз всех обществ, основание всех престолов, утешение всех сердец и преграда всех страстей; он ее покровительствует, защищает и почитает. 

Он не судья, но знает, что законы предписывают во всяком случае, но чувствует, что они повелевать должны. Он чтит их древность, с осторожностию прикасается к ним, управляет ими и предупреждает преступления вместо наказания их. Он сохраняет согласие в политическом корпусе и его бдительное правосудие беспрестанно печется о безопасности лиц, о собственности вещей и благополучии всех. 

<…> [С.  24] Способность его пропала бы в вещественны трудах нижняго Казначея, но имея верховную власть в заборе государственных доходов, он ими возбуждает политической корпус, умножает его силы и распространяет власть. Он равно печется о пользе владельца, купца, заимодавца Государственнаго, живущаго на жалованье онаго и беднаго человека. 

<…> [C. 27] Одним словом: Министр следуя единой страсти, заглушающей все прочия, любви к славе, поставляет все свое благополучие в благополучии общества и награду свою во мнении потомства; подкрепляем чувством своей цены, противопоставляет клевете свои добродетели, а зависти свои успехи; <…> он провидение Государства своего и служитель всех веков, поелику исправляет [с. 28] прошедшее, управляет настоящим и приготовляет будущее.

P. 47

Cependant une 3.me assemblée se forme. En naissant elle croit avoir aboli la Royauté et déjà elle brule de faire le procès du Roi. Malheureux de quel droit osés-vous vous établir juges de votre maitre ? mais ils n'entendent ni la voix de la justice, ni le cri de l'humanité.

С. 88

Между тем составляется 3 е собрание. При начале своем думает оно, что уничтожило Королевское достоинство и желает уже судить Короля. Бездельники, по какому праву дерзаете вы быть судьями Государя вашего? Но они не внемлют ни гласу правосудия, ни воплю человечества.

P. 48

Enfin la convention se trouvoit toute à la fois juge et partie. Elle n'avoit pas à prononcer comme Pouvoir législatif, câr le législateur ne peut [р. 49] agir que sur l'avenîr et il est impossible de donner aux loix un effet retroactif ; elle n'avoit point a prononcer comme juge, car la constitution, la raison et la nature des choses lui défendoient absolument sous peine d'etre convaincuë de despotisme et de tyrannie de reünir dans la main et dans aucun cas le pouvoir législatif et le pouvoir judiciaire.

С. 90

Наконец совет был в одно время и судья и сторона. Он не мог решить как власть законодательная, поелику законодатель может действовать только в будущем, и законам не возможно дать силы в разсуждении прошедших дел; не мог решить как судья, поелику уложение, разум и естество вещей, под опасением изобличения в деспотизме и [с. 91] тиранстве, отнюдь не позволяли ему соединять в руках своих ни в коем случае власть законодательную со властью судебную.

P. 234

L. 368. Quoique soumise aux Grands-Ducs de Toscane, on y a cependant laissé subsister une ombre de ses droits républicains. Elle a conservé des Sénateurs, un Capitaine du peuple, et des Juges particuliers.

С. 166

П. 355. Хотя она подвластна великим Герцогам Тосканским, но оставлена ей тень республиканских ея прав. Она сохранила Сенаторов, Капитана народа и особых судей.

P. 333

L. XXV. L’Arabie heureuse. En effet, le roi d’Yémen est non-seulement monarque, mais encore iman ou pontife de la loi de Mahomet : ot tous les ministres de la religion mahométane, ainsi que les cadis ou officiers de justice, ont pour principe d’affecter une grande modestie dans leurs habits et dans leur logement. Le mouphti même, quoique chef souverain de la religion, et l’interprete suprême de la loi, vit sans faste <...>.

С. 286

П. 25. Аравия. В самом деле Король Иеменской не только самодержавной, но еще и Имам, или первосвященник Магометова закона; а все служители сей веры, как Кади или судьи за правило имеют казаться скромными в платье и в домах. Самой Муфти, хотя вышний духовной начальник, и верьховной истолкователь закона, живет без пышности <…>.

P. 50

L. XCII. La Laponie. Les Lapons Danois se consuisent suivant les loix du Danemarck : le roi nomme leurs juges et des officiers pour percevoir les impôts.

C. 36

П. 79. Лапландия. Датские Лапландцы повинуются Датским законам: король назначает у них судей и урядников для сбирания податей.

Р. 48-49

(45) <...> nihil enim magis offendit animos, aut verius exacerbat, quam contemptus personarum, si pro merito non honorentur, velut ille ad Principem, Cur (inquit) ego te habeam ut Principem, cum tu me non habeas ut senatorem.

Neque Julium Caesarem, aliud praecipitavit in necem, accelerando conjurationem (quae differri aut sopiri poterat) quam senatorum consulumque contemptus, quod reliquum offensarum erat. Accedentibus (ait Plutarchus in vita Julii Caesaris) ad Caesarem sedentem pro rostris Consulibus, Praetoribus, totoque Senatu, Caesar non assurexit, tanquam si cum privatis hominibus colloqueretur, quod non senatum modo, sed populum offendit, Civitatemque ideo rati (per ignominiam senatus) ludibrio haberi.

Л. 26 об.-27

(45). Ибо никто же тако ко гневу поотвращает честных лиц, яко кто им достойно чести или титлы не воздает, тако некто ко некоему князю некогда рекл: «Княже, чего ради я тебе имам за князя имети, когда ты мене за сенатора не имаши».

Нечто иное Июлиуша Цесара к смерти приведе, разве погордение или негодование сенаторов и судие, по глаголанию Плутарха, который в житии его глаголет сие  же, когда до цесаря судии, властители градов и весь Сенат пришел, тогда цесарь не токмо не востал противу их, но и беседовал, аки с ними бы со общими людми.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!