Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление.
Спасибо за участие!
Nicolò Donà (Donato) (1705–1765) / Николо Дона (Донато);
Jean-Baptiste-René Robinet (1735–1820 ) / Жан-Батист-Рене Робине

Статской человек

Описание

Язык оригинала, с которого сделан перевод
Французский  
Название в русском переводе
Статской человек Никола Доната. Италианское сочинение переложенное на французской язык со многими прибавлениями, взятыми из славнейших сочинителей писавших о политике.
Переводчик
Алексей Федорович Малиновский  (1762–1840)
Датировка
1786
Предисловия переводчика

Нет

Содержание книги

Первая часть издание в 8º, главы 1–10. Переведены начисто, с небольшими поправками рукой Малиновского:

Introduction

Вступление

Premiere partie / Des principales qualités de l’homme d’Etat

Часть первая. О главных качествах статскаго человека 

Chapitre I. Du Gouvernement en général

Глава I. О правлении вообще

Chapitre II. De la variété des Gouvernemens

Глава II. О разности в правлениях

Chapitre III. Des dffiérens Emplois du Gouvernement

Глава III. О разных должностях правления

Chapitre IV. Des différentes espéses de Ministres.

Глава IV. О разных родах министров

Chapitre V. A quels Ministres appartient plus particuliérment le Gouvernement de l’Etat

Глава V. До каких министров принадлежит более правление Государства

Chapitre VI. Du choix des Ministres d’Etat, & combien le Souverain doit y apporter de précautions 

Глава VI. О выборе государственных министров и колико Государь должен наблюдать в том предусмотрении

Chapitre VII. Quel doit être l’homme d’Etat

Глава VII. Каков должен быть статской человек

Chapitre VIII. De l’âge le plus propre au Gouvernement

Глава VIII. О летах способным к правлению 

Chapitre IX. L’Homme d’Etat ne doit pas étre d’un esprit fastieux.

Глава IX. Статской человек не должен быть неспокойнаго духа 

Chapitre X. L’homme d’Etat doit avoir une connoissance au moins superficielle de toutes les Sciences & de tous les Arts

Глава Х. Статской человек должен иметь познания по крайней мере поверхностныя о всех науках и всех художествах

Конец первого тома в 8º

Переведены начерно главы 1–4 второго тома в 8º (нумерация глав в переводе сквозная, соответствующая нумерации томов в издании в 4º):

Chapitre XI. L’Homme d’Etat doit savoir l’Histoire de sa Nation & celle des autres Peuples

Глава ХI. Статской человек должен знать историю как своей страны, так и других народов

Chapitre XII. Qu’il importe à l’Homme d’Etat de connoître les inclinations des Princes étrangers & de leurs Ministres

Глава XII. Что нужно статскому человеку знать склонности чужестранных государей, и министров их

Chapitre XIII. Il est effentiel à l’Homme d’Etat d’avoir connoissance des affaires & des négociations de toutes les Cours

Глава XIII. Статскому человеку необходимо нужно иметь познание о делах и негоциациях всех дворов

Chapitre XIV. L’Homme d’Etat doit avoir une connoissance exacte des Revenus & des Charges de l’Etat

Глава XIV. Статский человек должен иметь совершенное знание о государственных доходах и росходах 

Объём
149 л.
Переплет

Переплет – картон синего цвета, 363 х 230 х 35 мм, in folio; корешок коричневого цвета. На корешке золотым тиснением на черном фоне: «Статской человек».

Бумага/филиграни

Бумага минимум пяти сортов:
1) Форзац и листы б/н, относящиеся к переплету: плотная, немного зеленоватая; филигрань Horn «ОФФМ 1826» – год, не ранее которого изготовлен переплет; 
2) Бумага плотная, серого цвета, слегка зеленоватого оттенка (л. 1–12, 49–82, 119–122; 140–142). Вертикальные понтюзо видны не очень четко ввиду плотности бумаги. Филиграни отсутствуют или плохо различимы. На листах 2, 3, 5 и 12 филигрань «[1]786», л. 4, 6, 7 – «1[786]» и неразличимый знак, Л. 10 – 178[6] и плохо различимый знак, Л. 11 – [178]6. Бумага тонкая, зеленоватая (л. 13, 27–30) – вензель ГМ в обрамлении растительного орнамента;
3) Л. 13, л. 37–48 – бумага желтого оттенка, менее плотная, различима филигрань фабрики Демида Мещининова 1783 г. [Клепиков 1959, № 607].
4) Л. 79–99 – бумага с вензелем АУ (левая сторона) и 1786 и 1788 (л. 98) (правая сторона): [Клепиков 1959, №73, 75]; л. 100–116, 143–149 – «РФ 1786» и вензель МД (Рольная фабрика Демида Мещанинова) [Клепиков 1959, №608, №609A];
5) Л. 117–118 – бумага плотная желтая, филигрань Pro patria с буквами А Г (левая сторона, часто в перевернутом виде), 123, 124 – С Н 1786 [Клепиков 1959, №27].

Почерк

Скоропись, 12 почерков, из которых один достоверно принадлежит А. Ф. Малиновскому. Почерком Малиновского написано Введение (л. 1–10), Примечания на введение (л. 10 об.–12 об., 14–15 об.). Один лист Примечаний (13 об.) написан вторым почерком. Глава I О правлении вообще (л. 16–19 об.) написана почерком №3. Глава II О разности в правлениях– почерком №4 до середины §VI (Л. 20–21 об.); с середины §VI и до конца второй главы (л. 26 об.) – почерком №3; Примечания на вторую главу (Л. 27–30 об.) – заголовок рукой Малиновского, далее почерк №5. Глава III О разных должностях правления (л. 31–34) – почерк Малиновского, включая первые два из Примечаний на третью главу (л. 33–37). Примечания 3 и 4 написаны почерком №2 (л. 36–36 об.) и почерком №6 (л. 37). Глава IV (Л. 37–44) и «Примечания на IV главу» (л. 44–46 об.) написаны почерком №6. Глава V (Л. 46 об.–49) написана почерком №6 (Л. 46 об.–48 об.) и почерком №4 (л. 49); Примечание на V главу (Л. 49–50 об.) почерком №4. Глава VI (Л. 51–56 об.) – почерком №3; Примечания на IV главу (вместо Примечания на VI  главу (л. 57) – почерк Малиновского. Текст Примечаний (л. 57–62 об.) – почерком №4. Глава VII (Л. 63–68) – почерком №7. «Примечание на VII главу» (л. 68 – 69 об.) – почерком №7. Глава VIII (л. 69 об.–75) – почерком №7. «Примечание на VIII главу» (л. 75–79) – почерком №7 (л. 75–78 об.) и почерком №2 (л. 79). Глава IX (л. 79–83 об.) – почерком №2 (Л. 79 – 82 об.) и почерком №8 (л. 83–83 об.). Глава Х (л. 84–93 об.) – почерком №7. Примечания на Х Главу (л. 92 об. – 93 об.) – почерком №7. [Оглавление] Показание Глав параграфав и примечаний в первой части содержащихся (л. 94–99 об.) – почерком №4. В конце оглавления подпись «Алексея Малиновскаго», относящаяся ко времени создания рукописи, о чем свидетельствуют чернила и почерк. После оглавления – дополнение, представляющее собой черновик перевода (исправлений немного): Статской человек. Продолжение первой части (л. 100–149), включающее главы с XI по XIV; здесь нумерация листов – рукой Малиновского, текст – тремя новыми почерками – разборчивой скорописью (№9, 10, 11).

Место хранения
ОР ГИМ. Чертковское собрание. № 421
Пометы

На титульном листе поздняя помета почерком А. Ф. Малиновского (времени создания переплета, 1826 г.): «Перевод А. Малиновского в 1786 году». Беловая часть рукописи содержит некоторые исправления, сделанные рукой Малиновского над строкой в разных частях переписанного другими переписчиками текста: Л. 17, 17 об., 19 об., 22, 26 об., 36, 38, 39 об.,40, 41 об., 42, 42 об., 43, 45, 47 об., 48 об., 51, 52 об., 53, 60 об., 62, 63, 63 об., 64, 65, 65 об., 66 (название параграфа), 68, 69, 71 об., 72, 73 об., 75 об., 76 об., 78 об., 79, 80 об., 81, 81 об., 82, 84 об., 85, 86 об, 87, 89 об. 90, 90 об., 91, 92, 93, 93 об. или вынесенные им на поле названия тех или иных параграфов (л. 17 об, 18 об., 19 об., 47, 70 об., 86 об.).

Библиография

Rigobon P. Di N. e F. Donà veneziani del Settecento e dei loro studi storici e politici. Venezia, 1910; Описание рукописей собрания Черткова / Ин-т истории, филологии и философии; СО АН СССР / Отв. ред. Н. Н. Покровский, Е. К. Ромодановская. Новосибирск: Наука (Сибирское отделение), 1986. С. 95.

История

Возможно, была подарена А. Ф. Малиновским А. Д. Черткову или куплена вторым у первого, поскольку подпись Малиновского на титульном листе относится к периоду от второй половины 1820-х (времени, когда изготовлен переплет) до конца 1830-х гг.

Примечания

Перевод выполнен с французского издания 1767 г., Ж. Б. Р. Робине перевел и снабдил трактат Н. Донато обширными примечаниями, воспроизведенными в русском переводе. Издание, с которого, вероятно, сделан перевод: 3 vols. (8º): Liège, 1767 // РГАДА. ОРИ 571. Т. 1; РГАДА. ОРИ 572. Т. 2.

Эпиграф из французского издания 1767 г.; в итал. оригинале отсутствует: Consiliarius optimus est res etiam regibus ipsis praestatissima ac utilissima. Isocr. ad Nicolem.

Автор описания
Майя Лавринович

Образец текста

Оригинал
Перевод
P. 6 

Introduction

§X Pour quoi apellé Homme d’Etat & non pas Ministre

Ce Ministre, ce conseil des Rois, que j’entreprends de former, je l’appelle Homme d’Etat, afin de pouvoir me le représenter sous les différens points de vue qu’il m’offre, d’abord en se disposant au Ministere, puis en l’exerçant, & après qu’il s’en est acquitté.

Л. 3 об. 

Вступление

Для чего сказано Статской человек, а не министр

Сего министра, сего Государственнаго советника, коего я намерен образовать, называю статским человеком, для того, чтоб можно было его представить себе под разными видами, кои он мне собою предлагает, сперва располагающимися к министерству, потом исполняющим оное и после исполнившим его.

P. 15

§XXIX Droit politique

Je ne crois pas que pour remplir mon objet, je doive remonter aux premiers principes du Droit Politique, sur lesquels est fondée la stabilité des sociétés civiles. Je me contenterai d’en faire une courte mention dans les premiers Chapitres. C’est assez de rappeller briévement à mon Eleve des principles dont je le suppose suffisamment instruit, & qu’il peut trouver ailleurs favamment établis & développés par les Platon, les Aristote, les Isocrates, & par tant d’autres Auteurs anciens & modernes, & sur-tout par le célebre Paul Matthieu Doria dans son Livre de la vie Civile.

Л. 8

Право политическое

Я не думаю, чтоб для выполнения предположеннаго мною предмета должен я был зачать с первейших начал политическаго права, на коем основана нерушимость гражданских обществ, то и коснусь того весьма кратко в первых главах. Довольно припомянуть сокращенным образом ученику моему о наставлениях, в коих я почитаю его довольно искусным, и кои он может сыскать в другом месте обстоятельно истолкованныя и объясненныя Платонами, Аристотелями, и Сократами, и множеством других древних и новейших писателей; а всего боле славным Павлом Матвеем Дориа – в книге его о гражданской жизни.

P. 16

§ХХХ Le Machiavélisme ne mérite pas qu’on s’arrête à le refuter.

Un homme éclairé, & tel que je le souhaite, c’est-à-dire, libre de toute passion vénale, exempt d’ambition, mais plein de sentimens d’humanité, de droiture, d’amour pour sa Patrie & son Prince, n’aura jamais l’envie ni même la pensée de recourir à ces funestes moyens dont il sent l’injustice, & découvre aisément les suites malheureuses.

Л. 8 об.

Махиавелева правила не заслуживают того, чтоб опровергать их.

Просвещенный человек и такой, какого я желаю, то есть не корыстолюбивый и не подверженный любочестию, но исполненный чувствований человеколюбия, правоты и любви к отечеству своему и к Государю, ни когда не пожелает и даже не подумает возыметь прибежище к сим бедственным средствам, коих чувствует несправедливость, и легко предусматривает несчастныя следствия.

P. 22 

Notes sur l’Introduction

(3) 

Tout concourt à prouver la grande utilité des Ouvrages qui traitent du Gouvernement & des différentes branches de l’Administration ;  <…> Socrate inventa la doctrine civile, ou selon l’expression d’un moderne, il la fit descendre du Ciel pour l’etablir sur la terre.

Л. 12

Примечания на Введение

Примечание (3)

Сочинения заключающия в себе разсуждения о правлении и о разных отраслях онаго чрезвычайно полезны. <…> Сократ изобрел гражданское учение, или по новому выражению, он получил оное с неба для возстановления его на земли.

Р. 23

(4)

C’est pour cette raison que les Grecs & les Romains faisoient entrer la science du Gouvernement comme partie essentielle dans l’éducation de la jeunesse.

Л. 12 об.

Примечание (4)

Для сей-то причины Греки и римляне полагали науку правления за самоважнейшую часть в воспитании.

Р. 35

(10) 

Ce ne sont point les lumieres des sujets que le Prince doit craindre, c’es leur ignorance. Celle des Lettres est toujours suivie de celle des Loix, comme celle-ci l’est de celle des devoirs. Le savoir rend tranquile, fournit une douce occupation, & éclaire sur les suites de l’indocilité ; mais les gens peu insruits & les gens oisife sont également dangereux dans un Etat. Le Gouvernement n’a autre objet que de rendre les homes heureux ; & il est si utile aux hommes, que tous les avantages dont ils jouissent sur la terre, leur fortune, leur honneur, leur vie en dépendent.

Л. 15

Примечание (10)

Государь не просвещения подданных своих страшится должен, но невежества их. Ученость всегда предшествует знанию законов, и неразрывно сопрягается с исполнением должностей. Просвещение делает спокойным, доставляет приятное упражнение и показывает пагубныя следствия грубости; праздные не всегда весьма вредны для Государства. Как правление не имеет другаго предмета, кроме того, чтоб сделать людей счастливыми, то и нужно для них, чтоб все выгоды, [л. 15 об.] коими они пользуются на земли богатство, честь и жизнь их от онаго зависили [sic].

P. 37

Chapitre I. Du Gouvernement en général

§I. Nécessité d’avoir une idée juste de sa profession

Lorsque l’on n’a pas une notion juste & précise de la profession que l’on a embrassée, quelle qu’elle soit, il est impossible que l’on en gere convenablement les fonctions. Non seulement on ne peut en remplir la fin, on est encore exposé à faire des fautes сonsidérables,  dont les suites sont d’autant plus dangereuses que cette profession a plus d’influence sur la société. On ne sauroit donc s’attacher avec trop de soin à bien connoître la nature de l’état auquel on se voue, & l’étendue des obligations qu’il impose : c’est l’unique moyen de s’en former une idée juste & vraie: cette connoissance est plus ou moins difficile, selon que cet état est plus ou moins relevé. Plus les différentes professions de la vie civile s’élevent les unes all-dessus des autres, plus leurs rapports se multiplient & se combinent, plus la connoissance & l’exercice en deviennent pénibles.

Л. 16

Глава I. О правлении вообще

Необходимо нужно иметь истинное понятие о своем звании

Не имея точнаго и вернаго сведения о принятом звании, какого бы рода оно ни было, не можно приличным образом выполнить возложенных должностей, без сего не толко не сохранена будет цель его, но возпоследуют опущения и ошибки коих следствия тем опаснее, чем более звание сие имеет втечения в общежительство. И так всевозможно надлежит стараться изведать обстоятельнее свойство предназначаемаго себе состояния, и пространство обязанностей, оным налагаемых: познание сие бывает затруднительно по мере важности звания, ибо чем оно знаменитее в обществе, тем отношения его обширнее и исполнение неудобовозможнее.

P. 39

§ III Fausses idées du Gouvernement

Qui compareroit le Gouvernement des Etats, à celui d’une famille : qui le croiroit semblable : a la conduite que tient la Sagesse divine, en gouvernant le Monde : qui le regarderoit comme une avide usurpation, & une tyrannie : enfin, qui le traiteroit de savante imposure, se tromperoit également. Faisons donc une courte observation sur le mot Gouvernement, avant que d’en chercher le vrai sens en Politique.

Л. 16 об.

Несправедливое понятие о правлении

Всякой обманывается, кто сравнивает [л. 17] правление Государства с управлением семейства: кто уподобляет его действию, каковым Божественная премудрость управляет вселенною, кто почитает его за алчное хищение насилие и коварную хитрость. Сделает краткое примечание на слово правление, прежде изыскания оному точнаго смысла в политике.

Р. 40–41

§VII. Gouvernement intérieur

Quant à l’ordre intérieur, le Gouvernement consiste dans la bonne police, ce qui comprend la juste disribution des récompenses a donner, ou des peines à infliger aux sujets, selon leurs bonnes ou leurs mauvaises actions ; dans l’octroi, ou la soustraction des privileges ; dans l’augmentation, ou la diminution des impôts : dans les instances, plus ou moins vives de leur perception. Il y entre une vigilance continuelle sur les déportemens des Magistrats subalternes, laquelle leur doit servir d’aiguillon pour l’acquit de leurs devoirs : une attention extrême sur la fidélité des officiers de ces mêmes Magisrats ; pour empêcher les concussions & les malversations. Le Gouvernement intérieur s’occupe encore avec un égal soin de la direction économique des Finances, dont la bonne Administration fait la richesse de l’Etat, & celle des Peuples ; le trésor public doit toujours être en proportion avec les besoins. Cette économie bien entendue, en même-temps qu’elle défend l’Etat d’une pénurie fâcheuse, empêche que les Peuples soient vexés, ou le trésor public épuisé. Cet ordre de Gouvernement s’étend aussi sur les moyens les plus propres à accroître les revenus de l’Etat : & tels sont les suivants : <…> à bannir l’oisiveté de l’Etat ;  <…> l’avancement du commerce ; la population; la monnoie ; <…> les bornes à prescrire aux richesses des particuliers, proportionnément à l’état d’un chacun : ce qui peut plus contribuer a l’augmentation des finances, que l’épargne du Prince ; <…>. Voilà, ce me semble, les moyens les plus sûrs de multiplier les richesses d’un Etat, & d’en conserver le bon systéme : ce qui constitue évidemment son Gouvernement intérieur.

Л. 17 об.

Внутреннее правление

Что касается до внутреннего порядка, правление состоит в добром распоряжении, под коим раздел праведной разумеется в [л.18] награждения; в умножении или в уменшении привилегий: в наложении или сокращении податей: и проч. В сие входит также безпрерывное наблюдение над подчиненными судебными местами, поощряющее судей к исполнению их должностей, строгое смотрение над ревностию сим самым судиям подчиненных для удержания грабительств и притеснение. Внутреннее правление имеет также попечение о збережении Государственных денег, коих доброе употребление составляет богатство народное и общественное имущество, долженствующее быть всегда наравне с надобностями. Сия хорошо выразумленная економия, избавляя государство от бедственнаго умножении монет, не допускает народ до утеснения, а казну до истощения. Сей порядок в правлении простирается также и до средств наиболее служащих к приращению Государственных доходов. Оныя суть: неутомимое старание привести в совершенство художества, изгнав из Государства праздность; <…> распространение торговли, размножение народа; монета; <…> предписание границ богатству частных людей, чтоб оное сразмерно было состоянию их; все способствующее к умножении зборов без народнаго отягощения; <…>. Сии то суть, по моему мнению, самовернейшие способы умножить богатство в Государстве и соблюсти добрую систему онаго. В том состоит внутреннее правление.

Р. 44

§ХIV. Autre sens du mot Gouvernement

Voila ce que j’entends ici par le mot de Gouvernement : & c’est à l’exécution des choses que je viens de désigner, qu’il convient, quoiqu’un usage reçu l’attribue également aux personnes même qui gouvernent ; ainsi l’assemblée de ces mêmes personnes, s’appelle aussi Gouvernement. Par cette raison, nous ne balançons pas de donner à l’Empire le nom de Gouvernement, puisque sans Gouvernement il ne sauroit y avoir d’Empire.

Л. 19 об.

Другой смысл слова правление

Вот что разумею я сдесь чрез слов правление: оное приличествует исполнению тех вещей, кои я описал; хотя употребление равным образом приписует его особам управляющим; почему собрание сих самых особ можно также именовать правлением. По сей причине мы не колеблемся дать Империи имя правления, поелику без правления и империя существовать не может.

P. 51

Chapitre II. De la variété des Gouvernemens.

§I. Divers systémes  de Gouvernement

Quoique, en général, le sens politique du mot Gouvernement, soit par-tout à-peu-près le même, & qu’on l’emploie toujours pour signifier un’Empire quelconque ; tou-fois, comme les Empires sont administrés & dirigés par des méthodes différentes, & sur des principes divers, ces systemes particuliers sont des formes ou des especes dont le mot Gouvernement exprime le genre.

Л. 20

Глава II. О разности в правлениях.

Различные системы правления

Политической смысл слова правление везде почти за одно приемлется и употребляется обыкновенно для означения каковаго либо Государства; а как Государства управляемы и руководствуемы разными образами, и на неодинаковых правилах, то сии особенныя системы суть образы или  виды, коими слово правление означает род.

P. 52

§III. Deux especes générales de Gouvernement

Quant à leur nombre, il est constant qu’elles se réduisent à deux classes. L’une est celle qui nous offre pour chef un seul homme : l’autre est celle qui sait consister l’autorité dans l’union de plusieurs. La premiere s’appelle Monarchie, qui désigne le Gouvernement d’un seul : la derniere est ordinairement appellée du nom de République, qui exprime un commandement de plusieurs en commun.

Л. 20 об.

Два общия рода в правлении 

Первой [образ правления] есть тот которой представляет нам начальником одного человека; другой же вмещает власть в соединении многих. Первой называется монархиею или единоначалием: последний же обыкновенно именуется республикою чрез которую означается начальство многих вообще.

P. 52

§IV. Gouvernement monarchique. Théocratie.

La Monarchie a été autrefois nommée Théocratie, du mot grec [teos] qui signifie Dieu. Ainsi la Théocratie est le Gouvernement de Dieu. C’est cette forme de Gouvernement, que nous remarquons dans la Sainte Bible, au livre I. des Rois, Ch. VIII. <…> Les Athéniens aussi se sont fait honneur d’un Gouvernement semblable, lorsque les deux fils de Codrus, Médon & Milée, troublant le repos public, Jupiter sut nommé Roi d’Athenes. Nous ne voyons pas que la Théocratie ait été connue en d’autres temps, ni chez aucune autre Nation.

Л. 21

Монархическое едино[на]чальное правление. Теократия [Феократия].

Монархия некогда называема была Теократиею от слова Теос, которое значит Бог, по чему теократия есть правление Божие. Сей то образ правления усматриваем мы в Священной библии первой книге Царств в Главе VIII. <…>  Афиняне также сделали себе честь подобным царствованием, когда два Кодрусова сына Медон и Мелей возмущали общее спокойствие, то провозгласили они Царем Афинским Юпитера. Кроме того нигде не видимо, чтоб Феократия известна была у других народов.

P. 53

§V. Gouvernement monarchique sous différens titres

La Monarchie, offrant un Gouvernement dont un seul homme est chef, réunit dans celui-ci toute l’autorité de régler le systéme de l’Etat pour le plus grand bien des Peuples. Ainsi, nous pouvons appeller également Monarchique tout Etat dont le chef est titré de Roi, de Prince, de Duc, de Seigneur, & puisqu’un Prince, un Duc, un Seigneur, souverain dans son pays, peut, de-même qu’un Roi, établir & diriger le systême de son Etat au plus grand bien des Peuples qui le composent. C’est cette forme de Gouvernement vraiment Monarchique, que nous voyons fleurir dans la plûpart des Etats de l’Europe & de l’Asie.

Л. 21

Монархическое правление под разными наименованиями.

Монархия, представляя правление коим начальствует один человек, дает ему на волю учреждение Государственной системы для блага подданных. По тому самому [л. 21 об.] можем ли мы именовать всякое правление монархическим, как только начальник онаго почтен знанием Короля, Князя, Герцога, Государя и проч. ибо князь, Герцог и всякой самодержавный в стране своей, может также как и Король возстановлять и управлять системою своего Государства и для вяшшаго блага народов оное составляющих. Сей то образ правления по истине монархический видим мы процветающим в большей части Европейских и Азиатских Государств.

Р. 53

§VI. Comment il dégénere en tyrannie.

Mais si ce même Gouvernement qui doit tendre au bonheur des Peuples, s’éloigne de cette fin par les vices de son chef, Roi, ou Prince, s’il dirige ses opérations au seul profit de ce chef, sans égard à la félicité des membres qu’il rend au-contraire misérables & abattus sous le poids de l’injustice; des-lors il cesse de mériter le titre glorieux de Monarchie ; on lui donne justement le nom odieux de tyrannie, & son chef n’est plus un Tyran. Ce n’est pas que la qualité de Tyran emporte d’elle-même une signification odieuse; elle ne veut dire autre chose que chef du Gouvernement; mais, parce que ces sortes des chefs ont été souvent corrompus, & n’ont eu que leurs passions pour regle, ils ont tellement avili ce titre qu’il ne se prend plus qu’en mauvaise part ; & l’on traite de Tyran tout Prince qui se laisse aveugler par son amour-propre, au préjudice de ses Etats & de ses sujets.

Л. 21 об.

Как монархия преобращается в тиранию.

Но естьли сие самое правление долженствующее клониться к благосостоянию народов, удалится от своего предмета чрез пороки начальника, когда оной начнет наклонять свои действия к единой своей корысти и не уважая благополучия своих подчиненных, доведет их до порабощения, будет утомлять под игом неправосудия; то с сего времени он престает заслуживать [л. 22] достопочтенное титло Монарха; и по справедливости приписуется ему ненавистное имя тирана. Не потому чтоб качество тирана имело в себе ненавистное знаменование; оно не другое что значит, как начальника правления; но как сего рода властелины часто бывали развращены и управляли по единым только страстям своим, то как унизили сие именование, что его иначе не принимают как в худую только сторону; всякаго Государя допускающаго себя ослеплять самолюбием в предосуждение Государства своего и подданных называют тираном.

P. 54

§VII. Origine de la Monarchie

D’abord, il es vraisemblable que la Monarchie a été établie d’un consentement unanime de Peuples encore grossiers, qui se voyant en proie aux dissentions intestines, faute d’une bonne police, ou aux guerres externes, par déſaut de discipline militaire, auront résolu de se soumettre à la conduite de quelqu’un d’entre eux, d’une prudence reconnue, qui leur donnant des loix, & employant à propos chaque sujet, aura arrêté le cours des maux que souffroit la nation, & qui auroient augmenté sans cet heureux expédient ; & il est naturel de croire qu’on récompense des avantages dûs aux soins de cet homme choisi, on lui ait ſait hommage des personnes & des biens des Peuples ; en sorte que de Législateur, il soit devenu, par cette donation volontaire, l’arbitre souverain de la vie de ses semblables, & le maître absolu de leurs possessions ; mais a certaines conditions, & avec des resrictions qui assuroient le bien général.

Л. 22

Происхождение Монархии

Сперва всего вероятным кажется что Монархия составилась от единодушнаго согласия народов, еще грубых, которыя видя себя терзаемых от внутренних раздоров, за недостаток добраго порядка или от внешних браней, за не имением воинскаго учения, решились покориться управлению единаго из сограждан своих, наиболее отличающагося благоразумием, которой подавая им законы истате употребляя каждаго из поданных своих, остановил течения зол тем народом претерпеваемых, как без сего счастливаго средства уврачевания неминуемо умножилось; можно думать что в [л. 22 об.] награду польз должных попечениям сего избраннаго человека принесли ему в жертву личность и имущество народов; так что из законодателя, чрез сие произвольное дарование, соделался он самодержавным властелином над жизнию себе подобных, и обладателем их имений; с некоторыми при том условиями и ограничением обезпечивающим общественное благо.

Р. 55

§Х. Autre Origine [de tyrannie]

La tyrannie peut encore être un effet de la Monarchie dé générée, lorsqu’un Monarque, après s’être bien comporté pendant les premieres années de son regne, abandonne le parti de la vertu & de la justice pour se livrer à la cruauté, préfere son intérêt particulier à intérêt public, sacrífiant la vie & les biens de ses sujets à ses vues injustes.

Л. 22 об.

Другое происхождение [тирании] 

Тиранство может также произойти [л. 23] от испорченной монархии, когда государь поступая хорошо в первыя лета царствования своего, вдруг оставляет добродетельное поведение и правосудие, предается жестокости, предпочитая частную свою пользу общественной и посвящает жизнь и имущества подданных неправедным своим замыслам.

Р. 56

§ХIII. Gouvernement Républicain

Quant a l’autre Forme de Gouvernement, qui est celui des Républiques, l’Etat Républicain est, ou Aristocratique, ou Démocratique. L’objet de l’un & de l’autre est également le bien public, autant qu’il est possible de le procurer : & cette forme ne le cede en rien à celle de l’Etat Monarchique.

Л. 23 об.

Республиканское или общенародное правление.

Другий правления образ есть Республиканский, состояние республики бывает аристократическое или демократическое. Предметом и того и другаго есть доставление возможнаго обществу блага: и потому сей род правления ни в чем не уступает монархическому.

Р. 56

§ХIV. Aristorcratie

L’Aristocratie est un Gouvernement confié aux Grands ; c’est-à-dire, à plusieurs hommes sages, expérimentés, & de haute naissance, choisis & élus par d’autres personnages d’un rang distingué, & recommandables par leurs emplois. Tel fut le systême de presque toutes les Républiques de la Grece, & d’Affrique, dont l’histoire nous donne de si brillantes idées, quand elle nous représente ces beaux Gouvernemens de Lacédémone, de Carthage, de Crete, d’Athênes. Tel est encore le systême de la plupart des Républiques actuelles : & le Corps germanique, ainsi que ceux des Villes libres de l’Empire, sont régis de la même maniere. Les Républiques de Venise, de Genes, de Lucques, & de Raguse, conservent tout-à-ſait la forme du Gouvernement  Aristocratique, & n’adoptent pas d’autre systême.

Л. 23 об.

Аристократия или вельможное правление

Аристократия есть правление вельможам вверенное; то есть многим людям разумным, опытным. И знатнаго происхождения, избранным другими особами великаго чина и отличавшимися в своем звании. Такова была система почти всех греческих и африканских республик, коих история описывает нам в толь полном виде, представляя изящныя правления Лакедемона, Карфагена, Крита и Афин. Такова еще система большей части нынешних Республик; немецкой корпус и вольныя имперския города управляются сим же образом. Венецианская, Генуезская, Лукская и Рагузская республики сохраняют во всем форму Аристократическаго правления и не принимают другой системы.

P. 56

§ХV. Démocratie

La Démocratie est l’union de la Noblesse & du Peuple, dans le Gouvernement. Cette forme fut d’abord exactement gardée chez les Romains: ensuite, elle y fut ensévelie sous les ruines de l’autorité du Peuple. Le Gouvernement du Peuple seul, se nomme aussi Démocratie ; nous en avons des exemples dans la Hollande, la Suisse & dans la plus grande partie des Villes Anséatiques, où, n’y ayant que peu de Noblesse, chacun a également droit aux Charges.

Л. 23 об.

Демократия или народное правление.

Демократия есть соединенное правления дворянства с простым народом. Сей образ в началах исправно наблюдаем был у [л. 24] Римлян: наконец он низпал во время народнаго правления. Единаго народа правления также называется демократиею. Мы имеем тому примеры в Голландии, в Швейцарии и в большей части Анзеатических городов, где, по недостатку знатных, всякой на чины имеет право.

Р. 57

§ХVI. Origine du Gouvernement républicain

L’origine de ces deux dernieres especes de Gouvernement  différente sans doute de celle que nous attribuons à la Monarchie ; à cela près que, dans celle-ci, toute l’autorité réside en un seul, tandis que, dans celles-là, elle appartient à un certain nombre de personnes, plus ou moins grand, ou à tout le corps.

Л. 24

Происхождение республиканскаго правления

Происхождение сих последних двух родов правления конечно не отлично от того, которое приписуем мы Монархии; кроме того, что там все начальство состоит в одном а в сих оное принадлежит некоторому числу особ, или всему обществу.

P. 57

§ХVII. Oligarchie

Que si le systéme Démocratique vient à être altéré, ensorte que peu de membres s’emparent de toute l’autorité, pour la faire servir à leurs intérêts propres, préférablement au bien commun, alors ces Gouvernemens dégénerent en ce qu’on appelle Oligarchies, qui ne sont autre chose que le Despotisme de quelques personnes réunies. Tel fut dans Rome le fameux Triumvirat entre Octavien-Auguste, Marc-Antoine, & Lépide. Telles furent aussi les associations à l’Empire, par la création des Césars; comme lorsqu’Antonin le Pieux adopta Marc Aurele, & Lucius-Vérus, qui régnerent apres la mort d’Antonin : & lorsque aussi le Sénat déclara Empereurs Pupien & Balbinus ; ou quand Dioclétien s’associa Maximien, creation qui fut suivie de celles de Galerius & de Constance. La même chose avoit été pratiquée a Sparte, vers la fin de sa République. Un tel systeme de Gouvernement ne paroissant pas établi consentement du Peuple, & étant plutôt contraire à la constitution de l’Etat, peut passer pour tyrannique.

Л. 24

Олигархия или малоначалие

Так называют демократическое правление в таком случае, когда вся власть похищается малым числом членов и обращается ими к собственным своим выгодам в предосуждение общественнаго блага; олигархия не иное что есть, как диспотизм [sic] некотораго числа людей. Она случилась в Риме во время славнаго тирумвирата Октавиана Августа, Марка Антония и Лепида. Таковыя заговоры были также в Империи при постановлении Кесарей; в то время как благочествивый Антонин усыновил Марка Аврелия и Луция Вера, по смерти его царствовавших, и когда Сенат обнародовалпровозгласил Императорами Пупиана и Балбиена. То же самое приключилось в Спартанской Республике пред окончанием оныя. Как система сия в правлении учреждается без народнаго согласия и противна Государственному узаконению, то может почесться за тираническую.

P. 57

§ХVIII. Ochlocratie

De plus, une République dégénere en Ochlocratie, quand le Peuple & la Noblesse refusent d’obéir aux loix, & cessent de garder l’ordre, les formalités & les termes établis pour l’élection & la déposition des Magistrats. Tel fut le mauvais Gouvernement de Rome sous les Decemvirs, lorsque les Grands pretendoient envahir l’autorité suprême par la force, & non plus l’obtenir par la liberté des suffrages. La Démocratie souffre aussi cette altération, lorsque la dissention se met entre le Peuple & la Noblesse, soit que la Noblesse dédaigne de concourir avec le Peuple, au bien commun, ou que le Peuple se détache de la Noblesse ; comme il arriva lorsque le Peuple Romain se sépara des Nobles, & se retira sur le mont Aventin.

Л. 24 об.

Охлократия или многовластие

Республика перераждается в Охлократию, когда народ и дворянство отрекаются от повиновения законам и престают наблюдать порядок, обряды и сроки назначенныя для избирания и отрешения судей. Такое худое правление было в Риме при децемвирах, когда вельможи хотели силою получать главное начальство, а не воле голосов. Демократия также претерпевает сию перемену. Когда вкореняется раздор между народом и дворянством, либо по причине пренебрежения дворянства споспешествовать купно с народом общему благу, либо по причине отделения народа от дворянства, как то случилось в то время когда Римской народ оставив знатных, удалился на Авентинскую гору.

Р. 58

§ХIХ Gouvernement mixte

Il est une autre systême de Gouvernement composé de Monarchie & d’Aristocratie. Sparte joignoit à ces deux branches, celle de la Démocratie : son Sénat avoit le pouvoir de réformer les décrets même des Rois ; & de son côté, le Peuple soutenu par ses Ephores, pouvoit s’opposer aux declarations du Sénat & les annuler. De nos jours, la Pologne joint le systême Aristocratique au Monarchique; & les Royaumes d’Angleterre & de Suede, sont aussi des Gouvernemens mixtes.

Л. 24 об.

Смешенное правление

Есть другая система правления из Монархии и аристократии сложенная. Спарта присоединяла к сим двум отродам [sic] еще демократическую: Сенат ея имел власть переменять решение даже и самых королей, народ же с своей стороны, ефорами поддерживаемый, мог сопротивляться узаконениям Сената и уничтожать оныя. В наши дни Польша соединяет Аристократическую систему с Монархическою; Аглинское же и Шведское королевства суть также смешенныя правления.

P. 59

§ХХI. Essence du Gouvernement, la même dans tous les systemes.

Quelque variés que soient ces systèmes, il es constant qu’ils se ressemblent tous les uns aux autres, en ce qui fait l’essence du Gouvernement. Or, le point essentiel, qui réunite les divers systèmes, c’est (comme on peut l’inférer du Chapitre précédent) la puissance de porter des loix & de faire des décrets, qui réside dans tous les Gouvernemens soit Monarchiques ou Républicains, avec cette seule différence que dans la Monarchie elle réside en un seul, au lieu qu’elle appartient à plusieurs dans la République, savoir à tous, ou seulement à un nombre limité. Du reste cette différence bien appréciée se réduit à bien peu de chose, puisque dans la République le Peuple, ou les Grands constituent le Souverain, comme le Monarque l’est dans son Royaume.

Л. 25 об.

Сущность правления во всех системах одинакова

Коль бы различны ни были системы, но непременно уподобляются друг другу в том, что составляет сущность правления. Того  ради самоважнейший пункт, соединяющий между собою разныя системы, есть (как то из следующей глав усмотреть можно) власть давать законы и производить суды, которая обретается во всех правлениях, как в монархическом, так и в республиканском с тою только разностию, что в монархии оная пребывает в одном, в Республике во многих, то есть во всех или только в известном числе людей. Впрочем сия разность весьма не велика, ибо в Республике народ, или вельможи составляют Государя, а Монарх есть уже таков в своем Государстве.

Р. 87 

Notes sur le chapitre II

(2)

Le célebre Auteur de l’Esprit de loix admet trois espèces de Gouvenement, le Républicain, le Monarchique & le Despotique, dont il donne les trois définitions suivantes : Le Gouvernement Républicain est celui où le peuple en corps, ou seulement une partie du peuple a la souveraine puissance: le Monarchique, celui où un seul gouverne, mais par des loix fixes & établies au lieu que dans le Despotisme, un seul, sans loi & sans regle, entraine tout par sa volonté & par ses caprices. De l’esprit de loix Liv. I1. Chap. I.

On a très-bien observé que cette division étoit inexacte, en ce que le Despotisme qui est la corruption d’un Gouvernement quelconque, ne peut pas être regardé comme une espece particuliere C’est une erreur de s’imaginer qu’il n’y ait que la Monarchie qui puisse dégénérer en Despotisme. Le Despotisme peut avoir lieu sous le Gouvernement de plusieurs comme sous celui d’un seul. Il peut arriver que dans la République aristocratique, les chefs, sans loi & sans regle, entrainent tout au gré de leurs caprices. Et qu’est-ce en effet que l’Olygarchie, sinon le Despotisme de plusieurs ? Qu’est-ce encore que ce qu’on nomme Politíe, sinon le Despotisme de tous ? Ainsi le Despotisme peut non seulement se trouver dans un Etat Monarchique, mais encore dans l’Aristocratie, & même la Démocratie la plus formelle.

Л. 27

Примечания на вторую главу

Примечание (1)

Славный писатель О разуме законов полагает три рода правлений Республиканское, Монархическое и Деспотическое, которым следующия даст знаменования: «Республиканское правление есть то где народ весь или только некоторая часть его верховную власть имеет: Монархическое есть то, когда одна особа управляет, но по установленным неподвижным законам; деспотическое имеет то различие, что одна особа всякаго закона и правил владычествует над всеми по своей воле и прихотям. О разуме законов. Книга II, Глава 1.

Справедливо заметили, что определение сие было не исправно, потому что деспотизм не иное что есть как испорченное какое либо правление и не должен полагаем быть в особенном роде. Неправильно думать, чтоб одна токмо Монархия могла обратиться в деспотизм. Деспотизм может быть в правлении многих также как и одного. Случит[ь]ся может, что в Аристократической республике начальники, не имея правил, ни законов поступают по произволении своих прихотей. Что же такое олигархия как не деспотизм многих? Что такое полития как не деспотизм всех? И потому деспотизм может не только обретаться в Монархическом Государстве, но равно в Аристократическом и даже в самом точном Демократическом.

P. 95

Chapitre III. Des différens Emplois du Gouvernement

§1. L’Etat comparé au corps humain

Tout corps destiné à l’exercice de quelque emploi, doit être composé de parties, ou membres, qu’il puisse faire servir à ses fins. Ainsi le corps humain, dont les diverses opérations se dirigent toutes à la vie ; & à l’entretien de l’homme, est formé de plusieurs membres, ou parties propres à cet effet. De-même, le Gouvernement des Etats, considéré par rapport à sa fin qui es le bonheur des Peuples, doit être regarde comme un corps : mais cette fin si noble, qu’il se propose, depend de divers moyens ; un tel corps doit donc être formé de divèrs membres capables de mettre ces moyens en usage & d’en tirer tout le parti possible.

Л. 31

Глава III. О разных должностях правления

Государство сравнивается с телом человеческим

Всякое общество, предназначенное к произведению какой либо должности, должно быть составлено из частей или членов, которые бы оно могло употребить к своим намерениям. Равно как тело человеческое, коего разыня деяния все управляются к жизни и к содержанию человека, составлено из многих членов или частей способных к сему действию, управление государств, разсматриваемое по отношению к предмету своему, которой есть благополучие народов, должно почитаем быть за тело: но сей предмет толь благородной зависит от разных средств; и потому тело сие должно составлено быть из разных членов, способных употреблять сии средства и получать из того все возможную выгоду.

Р. 96

§IV. La justice civile

Une seconde source de troubles dans l’Etat, ce sont les contestations & les différends qui s’elevent entre les particuliers, au sujet de leurs divers intérêts. La Jusice civile y remédie en examinant leurs prétentions, en pesant leurs droits, en assurant leurs possessions, en fixant leur état, toujours suivant les loix, en rendant à chacun ce qui lui appartient. Ainsi elle juge du droit réel de chaque particulier, décide avec prudence, sageſſe, équité, les cas où ce droit se trouve en litige, & fait cesser par ce moyen toutes sortes de proces & de contesations.

Л. 31 об.

Гражданское судилище

Второй источник смятений в государстве происходит от распрей и задоров возстающих между честными людми за разныя свои пользы. Гражданской суд основываясь на законах может сему помочь, изследовав их жалобы, измерив права их, обеспечив владения их, утвердив состояние их, и возвратив каждому принадлежащее. Таким образом оной суд располагает существенным правом каждаго частнаго человека, решить с благоразумием [л. 32], мудростию и правдою. Случай, по коим право сие находится в споре и чрез то прерывает все роды тяжб и распрей.

P. 96

L’Economique

L’Economique est une troisieme branche de la science du Gouvernement, qui prévient ou répare les désordres que peut mettre dans les Finances de l’Etat une prodigalité excessive, la négligence ou l’avidité de ceux à qui l’on confie cette partie de l’Administration. Elle compare les revenus de l’Etat à ses dépenses. Elle recherche les moyens d’augmenter les uns & de diminuer les autres. L’Agriculture, le Commerce, les Manufactures, [p. 97] les Impôts, tout ce qui peut remplir le trésor public sans vexer le peuple, est de son ressort. Elle ne doit jamais oublier ce grand principe, que le trésor public ne doit point s’augmenter aux dépens des richesses des particuliers, mais s’accroître avec elles & en même proportion.

Л. 32

Домоводство 

Домоводство есть третия ветвь науки правления предупреждающая или заглаждающая [sic] безпорядки, кои может произвести в доходах государьственных чрезмерная расточительность, нерадение или жадность тех, коим вверяют сию часть, оно сравнивает доходы государственныя с издержками. Оно изыскивает средства к умножению одних и к уменшению других. Земледелие, купечество, рукоделия, подати и все что может наполнить общественное сокровище без народного утеснения, до сего относится. Оно никогда не должно збывать сие великое правило: да не увеличивается общественное сокровище насчет богатство частных людей, но да возрастет наравне с оными.

P. 97

§ VII. La Politique

La Politique est la cinquieme branche de l’Administration. Cet Art sublime est d’une étendue immense, puisqu’il embrasse généralement tout ce qui peut influer sur la prospérité des Etats & sur le bonheur des Peuples ; c’est lui qui juge de ce qui est utile à l’Etat dans les circonstances les plus critiques, comme dans les rencontres les plus ordinaires. Il indique les moyens & la maniere de les appliquer avec le plus grand avantage possible. ll apprend à deviner l’avenir par la science du passé & la connoissance du présent. Il montre les avantages & les inconvéniens de chaque parti, de chaque résolution, & la méthode d’éviter les uns en profitant des autres. Mais cette [p. 98]  science s’acquiert difficilement, et à force d’expérience & de réflexion. Elle suppose une grande pénétration, un jugement solide, un esprit juste & sûr.

Л. 32 об.

Политика

Политика есть пятая ветвь управления. Сия высочайшая наука почти необъемлема, поелику вообще заключает в себе все, что только может иметь влияние на благополучие государства и на блаженство народов; она то судить о том, что государству полезно в самых щекотливых обстоятельствах, ровна как и при самых обстоятельствах, равно как и при самых обыкновенных встречах. Она показывает средства и способы употреблять их к наивозможнейшей прибыли. Она научает предузнавать будущее чрез изучение прошедшаго и чрез познание настоящаго. Она представляет выгоды неудобства каждой стороны, всякаго решения, и способ избегать одних употребляя себе в пользу другия, но наука сия приобретается трудом  инее иначе как посредством опытности и разсудка. К сему потребны великая проницательность, твердое суждение и безошибочной разум.

P. 97

§VIII. Cette cinquieme branche d’Administration commande & dirige les quatre autres

La Politique commande & dirige les quatre autres branches de l’Administration. Car elle a pour objet d’introduire & de maintenir un bon ordre dans l’Etat, d’y faire observer les loix, de punir ceux qui les violent, ce qui concerne l’exercice de la justice criminelle ; d’y établir une bonne & exacte police ; d’assurer à chacun la possession de ce qui lui appartient légitimement, afin que personne ne soit lesé dans ses intérêts particuliers, ce qui regarde l’exercice de la justice civile ; de faire fleurir l’Etat, d’y entretenir l’opulence, ce qui a rapport à l’économique ; enfin de rendre l’Etat formidable & respectable à ses voisins, ce qui concerne l’entretien des troupes & l’exercice de l’art militaire. Elle s’occupe de tous ces objets en grand: elle veille, par exemple, à ce que les Magistrats ne mettent ni trop de foiblesse ni trop de rigidité dans l’Administration de la justice criminelle ou civile. Mais elle n’est pas bornée au Gouvernement intérieur de l’Etat. Elle sait une de ses principales affaires de la conduite qu’il convient de tenir avec les Cours étrangeres.

Л. 32 об.

Сия пятая отрасль управления руководствует и повелевает четырьми другими.

Политика руководствует и повелевает другими четырмя отрасльми управления. Ибо метою ее есть введение и содержание добраго порядка в государстве, старание о наблюдении в нем законов и о наказании нарушающих оные, что особенно принадлежит к производству уголовнаго судилища; учреждение исправной полиции, которая б обеспечивала каждаго во владении законно ему принадлежащаго, дабы никто не  обижен был в частных своих пользах, что относится к производству гражданскаго суда; приведение [л. 32об.] государства в цветущее состояние; содержание в оном изобилия, что касается до домоводства; наконец, соделание государства страшным и почтенным для своих соседей, что следует к устройству войск и к военной науке. Она занимается общественно всеми предметами: она надзирает, например дабы судии в уголовном или гражданском суде не делали излишняго послабления и не приозводили чрезмерной строгости. При всем том политика не ограничивается на внутреннем правлении государства, главнейшее ея упражнение состоит в том, как поступать приличнее и c иностранными державами.

P. 101

Notes sur le chapitre III

(2)

Second moyen : polir une Nation & en étendre les lumieres

Voulez-vous prévenir les crimes ! Faites que les lumieres accompagnent la liberté. A mesure que les connoissances s’étendent, les maux qu’elles entraînent diminuent, & les avantages qu’elles apportent deviennent plus grands. Au lieu que l’ignorance & l’abrutissement sont des causes de toutes sortes de désordres. Quand les hommes manquent de principes, il n’y a que la crainte des supplice les plus cruels qui puisse les tenir en bride. Les moeurs s’adoucissent à mesure que l’esprit s’éclaire. Devant les lumieres répandues avec profusion dans une nation, on voit disparoître la cruauté & la fraude, trembler l’autorité lorsqu’elle est desarmée de raisons, & demeurer immobile la seule force des loix. Il n’y a point d’homme éclairé qui n’aime les conventions dont l’utilité, est claire & connue, & qui sont les fondemens de la sureté publique ; parce qu’il compare ce peu de liberté inutile dont il s’est dépouillé, avec la somme de toutes les autres libertés dont les autres hommes lui ont fait le sacrifice & qui, sans les loix, pouvoient s’aimer & conspirer contre lui. Quiconque a une ame sensible, jettant un regard sur un code de bonnes loix, & reconnoissant qu’il n’a perdu que la funeste liberté de nuire à ses semblables, sera forcé de bénir le trône & celui qui l’occupe. Quel est le Peuple le plus méchant ? C’est, à coup sûi, le plus ignorant & plus superstitieux, celui qui, avili par sa crasse ignorance, se refuse opiniâtrément aux efforts des Sages qui cherchent à l’éclairer.

Л. 35 

Примечания на третью главу

Примечание (2)

Второе средство [предупреждать преступления]: просветить Государство и распространить благонравие

Ты желаешь предупредить преступления! Сделай, чтоб просвещение сопутствовало вольности. Невежество и грубость суть причины всякаго рода безпорядков. Когда людям недостает правил благонравия, то единый токмо страх жесточайших наказаний может содержать их в обуздании. Нравы умягчаются по мере просвещения разсудка. Пред просвещением изобильно распространенном в государстве жестокость и коварство. Очевидно исчезают и законы остаются во всей [л. 35] своей силе. Нет просвещеннаго человека, которому бы не нравились соглашения, коих польза приметна и дознана [так] и которыя служат основанием для общественной безопасности; ибо он сравнивает сию небольшую вольность, которой он лишил себя с суммою тех вольностей, коими пожертвовали ему другие люди, которые б без законов могли вооружиться и вступить в заговор против его. Всяк имеющий чувствительную душу, обратив внимание свое на законоположение устрояющее благо, признается, что он лишился токмо бедственной свободы вредить себе подобным и будет благословлять престол купно с обладателем его. Какой народ злобнее всех верно тот, которой пребывает в невежестве и весьма суеверен, тот которой унижен будет чрезмерным невежеством. За упрямством своим отказывается от старания мудрых пекущихся о его просвещении.

Р. 166

Chapitre VII. Quel doit étre l’Homme d’Etat

§I. C’est parmi les Nobles qu’on doit choisir les Ministres Politiques

Сe qu’on entend ici par Noblesse

Sans avoir égard aux définitions philosophiques & morales du mot Noblesse, nous entendons par-là l’état de quelqu’un qui vit de son revenu, sans avoir besoin d’exercer aucun art méchanique. Mais plusieurs Républiques ne tiennent pour Nobles que les membres du Corps Souverain. Quoiqu’il en soit, c’est parmi des tels Nobles dans les Gouvernemens Aristocratiques & les autres qui ne sont pas Démocratiques, que doit être choisi le Ministre Politique, pour les raisons que nous allons exposer.

Л. 63

Глава VII. Каков должен быть статской человек

В политическия министры должно выбирать из благородных

Что разумеется здесь под благородством

Несмотря на философския и нравственныя определения о слове благородства, мы разумеем по ним состояние какаго нибудь человека, которой живет своими доходами не имея нужды упражняться ни в каком механическом искусстве. Но многия Республики считаю благородными одних только членов Государственнаго собрания. Как бы то ни было, из таких то благородных в аристократическом и в других правлениях, которыя не суть Демократическия, должно избирать в Политические министры для тех причин, которыя мы теперь предложим.

P. 166

§II. Premiere raison de ne pas choisir un Ministre sans naissance 

La premiere, afin de maintenir les sujets dans l’obéissance ; car si le Ministre est un homme du Peuple, ses égaux lui porteront envie, & les nobles refuseront de se soumettre à leur inferieur : ainsi l’envie des uns, & la hauteur des [p. 167] autres, rendront le Ministre roturier, non seulement odieux à tous, mais encore un sujet de mépris dans tout ce qui émanera de lui <…>.

Л. 63 об.

Первая причина

Первая причина состоит в содержании подчиненных в повиновении. Ибо ежели министр будет из простаго народа, то равныя ему будут завидовать, а  благородные откажутся покоряться нижшему себя [л. 64.] таким образом зависть одни и высокомерие других, сделают простолюдима [sic] министра не только ненавистным всем, но еще и предметом презрения во всем том, что будет происходить от него<…>.

Р. 167

§ III. Seconde raison

Seconde raison : il est à craindre qu’un Ministre sans naissance, ne tienne une conduite peu réguliere, & que son administration ne soit mal soutenue, mal dirigée, faute d’un systéme politique assez bien lié, assez bien combiné : inconvénient qui peut avoir deux principes : son insuffisance personnelle, & celle de ses correspondances: l’insuffisance des moyens qu’il emploiera, & la foiblesse des correspondances qu’il entretiendra.

Л. 64

Вторая причина 

Вторая причина: опасно, дабы министр не имеющий знатной породы, не возъимел неправильнаго поведения, и чтобы его делопроизводство не было худосодержимо и разополагемо по причине недостатка довольно хорошо связанной политической системы: вред, которой может иметь два начала: недостаток в его личности и в его сношениях, недостаток средств, которыя он будет употреблять, и слабость сношений, которыя он будет иметь.