государственный съезд

.term-highlight[href='/ru/term/gosudarstvennyi-sezdy'], .term-highlight[href^='/ru/term/gosudarstvennyi-sezdy-'], .term-highlight[href='/ru/term/gosudarstvennye-sezdy'], .term-highlight[href^='/ru/term/gosudarstvennye-sezdy-'], .term-highlight[href='/ru/term/gosudarstvennym-sezdom'], .term-highlight[href^='/ru/term/gosudarstvennym-sezdom-']
Оригинал
Перевод
P. 96

Minori tamen utcunque Reipublicae incommodo regnare electi Reges possunt, quam eligi. Nam in vividis gentibus, subtilique & exerto ambitu ferventibus, num quieta fore speres comitia ? [...] Quid deinde, cum in duos candidatos studia dividuntur, amboque in regnum se asserunt, ut nescias, uter vitio sit creatus?

Argenis (1621)
John Barclay
I, 15, 70. С. 182

Однако, не толь с великим вредом, некоторым образом, государству, царствовать избранныи Цари могут, коль быть избираемы. Ибо в острых народах, и тонким честолюбием кипящих, не надеетесь ли, чтоб государственныи съезды могли быть покойны? <…> Что ж, когда еще на двух Избранников голосы разделяются, и оба законными Царями себя провозглашают, так что и знать не можно, который из них несправедливо избран?

P. 9

Les Bourgeois de Stokholme & les [p. 10] Habitans des autres Villes Maritimes qui ne subsistoient que par le commerce, avoient plus de soumission & d’attachement pour le Roi <…>. Les Païsans au contraire, qui dans ce Royaume ont le privilege particulier d’envoyer des Députez de leur Corps aux Etats, suivoient aveuglément les mouvemens de leurs Seigneurs, & défendoient toujours avec opiniâtreté la liberté & les priviléges de leurs Provinces.

C. 11

Стокгольмские мещане и других приморских городов жители, которые содержали себя одною коммерциею, имели больше других почтения и любви к Королю <…>. [с. 12] Мужики напротив того, которые в сем государстве особливую имеют привилегию, посылать от себя депутатов на государственные съезды, слепо следовали воле господ своих, и защищали всегда с великим упрямством вольность и привилегии своих провинций.

P. 226

On ne vouloit pas s’exposer au despotisme d’un autre prince. On disoit : “Que fera un monarque vicieux, si [p. 227] Charles XII a fait lui-même notre malheur ? ” Sa sœur, Ulrique-Eléonore, épouse du landgrave, mise sur le trône par la diète, au commencement de 1719, se prêta au désirs ou plutôt à la volonté des Suédois. On la remercia de l’aversion juste & raisonnable qu’elle avoit témoignée pour le pouvoir arbitraire & absolu ; on décida d’abolir ce pouvoir, & l’on régla le gouvernement.

C. 265

<…> почему и не хотели они подвергнуться самовластию другого государя, говоря: «что уже сделает над нами наполненный пороками государь, когда и сам Карл XII был причинителем нашего несчастья?» В следствие чего возведенная государственным съездом в 1719 году на престол сестра королевская и супруга ландграфова Улрика Элеонора, склонилась на желание, или [c. 266] лучше сказать, на требование Шведов, кои и благодарили ее за справедливое и благоразумное ее омерзение, кое оказала она к самодержавию и беспредельной власти; да и определила уничтожить королевскую силу и установить новый порядок правления.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!