престол

.term-highlight[href='/ru/term/prestol'], .term-highlight[href^='/ru/term/prestol-'], .term-highlight[href='/ru/term/prestola'], .term-highlight[href^='/ru/term/prestola-'], .term-highlight[href='/ru/term/prestolom'], .term-highlight[href^='/ru/term/prestolom-']
Оригинал
Перевод
P. 58

Le même jour, on permit aux Ministres étrangers de donner avis à leur Cour de l’Avenement de Mahmoud au Trône; et les Tribunaux de Justice reprirent leur cours ordinaire, sous les nouveaux Officiers qui furent substituez à ceux que les Rebelles avoient proscrits.

C. 14

В тотже день дано позволение иностранным министрам уведомлять своих государей о восшествии Магмудовом на престол; а дела касающияся до суда и росправы начали отправлять новые офицеры, определенные на тех места, которых бунтовщики низвергли.

P. 161

Tel est l’Etat présent de l’Empire [p. 162] Ottoman, mal affermi encore depuis l’Elevation du present Sultan au Trône. Car, depuis cette Révolution, le Ministere a toujours été dans une agitation violente, soit par les accidens continuels survenus successivement les uns après les autres, soit par les changemens frequens de Vizirs, de Muftis, de Grands-Amiraux, et des autres Ministres de la Cour <...>.

C. 37

Сие то есть нынешнее состояние Оттоманския империи, которая и еще колеблется от восшествия на престол нынешняго Султана; ибо, от самаго сего бунта, правительство всегда было в великом страхе, то чрез непрестанные припадки случившиеся по разным временам, то от частыя перемены везирей, муфти, генерал-адмиралов, и других придворных министров <...>.

P. 1

Les Troubles arrivez en Perse, par la Révolte d’Esreff contre le Sophi son Souverain, dont il avoit resolu d’occuper le Tróne, avoient fourni une occasion favorable aux Turcs d’étendre de ce côté-là leurs Frontieres, et de s’emparer des Provinces de Perse <...>.

С. 1

Смятение случившияся в Персии чрез бунт, который начат от Эшрефа противу софи, или шаха, своего государя, у котораго он намерился отнять престол, и сесть сам на оной, подали благоприятной случай туркам, распространить с сея стороны свои границы и завладеть персицкими провинциями <...>.

P. 8

Meleander, quod opinor non ignoras, paternum avitumque Siciliae regnum tenet, mitissimi ingenii homo ; sed qui non saeculo, non hominum moribus aestimatis, ita caeterorum fidei credidit, ut sibi credi par esse ex virtute sentiebat. Illum quoque existimem nimia felicitate laboravisse. Nam sub initia imperii, quia pacata omnia erant, palam cupiditates solvit, lenes quidem & multis Principum familiares, quae tamen facilem prodiderunt, [p. 9] nec in iniurias idonea severitate acrem. 

Argenis (1621)
John Barclay
I, 2, 7. C. 15

Мелеандр, о чем уповаю, что вам не безызвесно, от отца и прародителя имеет себе наследством Сицилийское государство, и с природы прекроткаго сердца человек: но не рассуждая ни о веке, ни о нравax людских, так он на чужую верность положился, как, чувствуя по своей добродетели, сам себе мог верить. Думал бы я, что ему чрезмерное его благополучие во вред обратилось. Ибо, по восшествии сперва на престол, видя что везде в его державе было тихо и спокойно, в явные он попустился роскоши, хотя и не безмерные, и многим [с. 16] из Государей обыкновенные; однако сии самые показали его, что он милостив, и за учиненныя себе оскорбления, пристойною казни жестокостию не был мстителен.

P. 94

Finge enim in nobilibus & inquietis gentibus, quas cernimus hereditario contineri imperio, hunc, quem laudas, electionis morem vigere; quid facturos Optimates existimas, nunc quoque vix Regem patientes? Iam haec illis accederet sui fiducia, posse se quoque regno potiri ; iam despectus in Regem, qui & ex illorum ordine fuisset, nec maiores liberos relicturus.

Argenis (1621)
John Barclay
I, 15, 69. С. 177

Извольте ж, прошу, положить, что у благородных и беспокойных народов, которых мы ныне видим воздержаваемых наследственным правлением, сие, похваляемое вами, обыкновение избрания есть в важности: то, что тогда делать имели б вельможи, чаете, которыи и ныне едва сносят Царя? Вот тотчас бы они начали излишно уповать, что могут себе получить престол; вот стали б показывать и презрение к Царю, которому б из их же состояния быть надлежало, и не могущему оставить своих детей высочайшими. 

S. 3

6. Die Kaiser und Könige gelangen zur Regierung theils durch Erbrecht, <…> theils durch Wahl, welche entweder an ein gewisses Haus gebunden ist, <…> oder willkürlich ist, <…> theils durch die Ernennung des letzten Regenten, welches nur in Russland statt findet. <…>. [последняя фраза с упоминанием России выпущена переводчиком]

С. 3

6. Императоры и Короли получают престол отчасти по наследственному праву [c. 4] <…> отчасти по избранию, которое либо на одну фамилию пало, <…> либо бывает переменное <…>.

P. 62

Je ne sache rien de si magnanime que la résolution que prit un Monarque qui a régné de nos jours, de s’ensevelir plutôt sous les débris du trône, que d’accepter des propositions qu’un Roi ne doit pas entendre : il avoit l’ame trop fiere pour descendre plus bas que ses malheurs ne l’avoient mis ; & il sçavoit bien que le courage peut raffermir une Couronne, & que l’infamie ne le fait jamais.

С. 61

Я не нахожу ничего столь великодушнаго, как принятое царствовавшим во дни наши неким монархом намерение, лучше погрести себя под развалинами престола, нежели принять предложения, которых государь не должен и слушать: благородство его души возпещало унизить себя больше, нежели сколько его злополучия требовали; и он знал, что мужество может опять утвердить престол, и что безчестие никогда подобных действий не производит.

P. 353

§ 910. Voluntate populi amittitur imperium per declarationem se nolle amplius subesse superioris imperio, quae declaratio, si a tota republica fit dicitur depositio seu dethronisatio, si vero a parte aliqua reipublicae fit dicitur subductio.

C. 313

§ 910. По изволению народа оставляется правление или чрез объявление, что оный не желает более быть подвержен правлению верьховнаго повелителя; и такое объявление, ежели бывает от всей республики, называется низвержением с престола (depositio sive dethronisatio), ежели ж от некоторой части республики бывает, то именуется утаением или похищением (subductio).

P. 5

Les Saxons introduisirent dans toute la Bretagne leurs loix, leurs mœurs, leur gouvernement & leur langage, & bientôt il ne resta aucun vestige des institutions antérieures à leur conquête. Le contraire arriva dans une révolution postérieure. Lorsqu’une seule bataille eut placé Guillaume de Normandie sur le trône de l’Angleterre, les habitans Saxons furent opprimés, mais non détruits, & le conquérant employa en vain tous les ressorts de son autorité & de sa politique pour assujettir ses nouveaux sujets aux institutions Normandes. <…> Les loix Normandes étoient tyranniques & odieuses au peuple <…>.

С. 6

Саксоны ввели во всей Британии свои законы, свои обычаи, свое правление и свой язык, и в скором времени по их завоевании не осталось никаких следов прежних установлений. Противное тому случилось в последующей перемене. Когда одно сражение Вильгельма Нормандскаго возвело на Аглинской престол, то Саксонские жители хотя и утеснены, но не истреблены были, и победитель тщетно употреблял все способы своей власти и политики для приведения своих новых подданных под Нормандския установления. <…> [с. 7] Нормандские законы мучительны и ненавистны были народу <…>.

S. 9

III. Das Regierungsrecht der West-Gothischen Könige war nicht unumschränkt, die Magnaten und nachher die Geistlichkeit hatten in Reichssachen mit zu sprechen. Doch war die Krone anfangs erblich, und ward erst nach und nach wählbar.

C. 4

ІІІ. Власть Королей Вестготских была не безпредельная: ибо вельможи, а после и духовенство в государственных делах голоса подавали. Однако же с начала на престол по наследству вступали, а после от времени до времени Короли уже избирамые были. 

S. 23

In den ersten Jahrhunderten hatte dieses Reich eine gemischte Tronfolge: und ist die Erblichkeit der Krone in männ- und weiblicher Linie [S. 24] erst allmählich gegründet worden. Die Könige waren in den wichtigsten Regierungsgeschäften an die Einwilligung der Stände gebunden, welche aus der Geistlichkeit, dem hohen Adel, den Ritter-Orden und Städten bestunden; die wegen ihrer grossen Güther und Freiheiten, sonderlich aber wegen ihres hergebrachten Waffenrechts (daran doch die Städte keinen Antheil hatten), den Königen öfters trotzen konnten. Ihre Reichsversamlungen wurden Cortes Generales genannt.

C. 13

В первые веки наследование Испанскаго престола было смешанное, а в мужеском и женском поколении право к тому учреждено было уже исподоволь. В важнейших до государственного правления касающихся делах спрашивались Короли соизволения государственных чинов, которые состояли из духовенства, знатнейшаго дворянства, Кавалерских Орденов и городов, кои ради знатных своих отчин и вольностей, особливо же для вошедшаго изстари обыкновения иметь у себя в велениях вооруженных и спорно биющихся людей (в чем однакож города не имели отнюдь никакого участия) могли по часту и с самими Королями спорить. Государственные их съезды назывались общими Кортесами [Cortes Generales]. 

T. 2, P. 7

Achmet III gouvernait alors l’empire de Turquie. Il avait éte mis, en 1703, [p. 8] sur le trône, à la place de son frère Mustapha, par une révolution semblable à celle qui avait donné en Angleterre, la couronne de Jacques II, à son gendre Guillaume.

Histoire de Charles XII, roi de Suède (1731)
François-Marie Arouet dit Voltaire
Л. 111 (112)

Тогда Агмет III в турецкой империи государствовал, он в 1703м году на престол возведен, на место брата своего Мустафы, таким бунтом, каков в Англии корону короля Иякоба ІІ на главу зятя его Вилгелма возложил <...>.

P. 3

Mais ce n’est pas seulement dans les Lettres, que les femmes ont réussi. <…> Honneur qui seroit encore allé bien plus loin, si depuis plusieurs siécles les hommes n’avoient usurpé sur elles la conduite des Etats, & le Commandement des Armées ; ne leur ayant laissé en partage, que leur quenoüille, & les petits soins du menage, afin de les tenir dans une plus grande servitude ; la France en a donné un grand exemple par la rigueur de sa Loy Salique, qui exclud les femmes du Thrône, & de la Royauté.

С. 4

Но не в единых токмо словесных науках прославили себя жены. <…> Слава сия разпространилась бы еще и далее, когда бы за несколько веков пред сим, мущины не похитили у них права управления областьми и предводительства войсками; оставляя для них один только гребень и некоторыя домашния распоряжения, дабы содержать их в большем порабощении; Франция подала к сему великий пример строгостию закона ея Салическаго, которым [с. 5] жены исключаются от престола и царскаго наследия.

P. 344

Que s’il lui avoit ordonné de lui parler en cette maniere qu’elle vouloit bien excuser sa jeunesse, & son peu d’experience, parce que n’étant parvenu à la Couronne que par Election, & non pas par succession, il ne sçavoit pa[s] encore de quel maniere il en faloit user avec les Princes : ni n’avoit lû dans les Archives de sa Nation pour y apprendre de quelle maniere ses Predecesseurs en avoient usé avec elle, en plusieurs Ambassades qu’on lui avoit envoyé.

С. 402

Что ежели действительно он [польский король] приказал ему [послу] так говорить ей, то она согласуется извинить ево, его молодостию и тем, что он еще не искусился, ибо возшедши на престол по выбору, а не по наследству, не знает еще он как должно поступать в сем случае с государями: не читавши так же в архивах народа своего, не мог он научиться каким образом предшественники его поступали с нею в разных посольствах отправляемых ими к ней.

P. 66

<…> the friends of Richard, formed a conspiracy, in order to assassinate Henry, and restore Richard to the throne <…>.

P. 66

<…> друзья Рихарда втораго, учинили заговор, в намерении убить Генрика и возвести опять Рихарда на престол <…>.

P. 126

<…> after his departure, the lords and commons agreed, after much dispute, that he abdicated the throne, upon which the prince of Orange, and the princess Mary, were proclaimed king and queen the 13th of February, 1689, and crowned the 11th of April following.

C. 132

<…> по его отъезде верхний и нижний парламенты по многих спорах утвердили, что он отказался [с. 133] от престола; после чего принц Оранский объявлен был Королем, а принцесса Мария Королевою, 13 Февраля 1689 года, и 11 Апреля оба коронованы.

P. 5

Sa fille Christine, née avec un génie rare, aima mieux converser avec des savants que de régner sur un peuple qui ne connaissait que les armes. Elle se rendit aussi illustre en quittant le trône, que ses ancêtres l'étaient pour l'avoir conquis ou affermi.

Histoire de Charles XII, roi de Suède (1731)
François-Marie Arouet dit Voltaire
Л. 8

Дщерь его Христина с удивительным разумом ражденная любила лутче с учеными людьми разговаривать нежели [л. 8 об.] над таким народом Государствовать, которой ничего кроме оружеи не знал; она столько ж славу свою показала оставлением престола, сколько предки ее завоеванием и утверждением онаго.

P. 130

Le nouveau sultan, pour toute récompense d'une couronne qu'il devait aux ministres, aux généraux, aux officiers des janissaires, enfin à ceux qui avaient eu part à la révolution, les fit tous périr les uns après les autres, de peur qu'un jour ils n'en tentassent une seconde. Par le sacrifice de tant de braves gens il affaiblit les forces de l'empire; [p. 131] mais il affermit son trône, du moins pour quelques années. Il s'appliqua depuis à amasser des trésors. C'est le premier des Ottomans qui ait osé altérer un peu la monnaie, et établir de nouveaux impôts; mais il a été obligé de s'arrêter dans ces deux entreprises, de crainte d'un soulèvement; car la rapacité et la tyrannie du grand-seigneur ne s'étendent presque jamais que sur les officiers de l'empire, qui, quels qu'ils soient, sont esclaves domestiques du sultan; mais le reste des musulmans vit dans une sécurité profonde; sans craindre ni pour leurs vies, ni pour leurs fortunes, ni pour leur liberté.

Histoire de Charles XII, roi de Suède (1731)
François-Marie Arouet dit Voltaire
Л. 79

Новой султан вместо должнаго министрам, генералом, янычарским офицерам, и наконец всем учасником онаго бунта за корону награждения, всех их одного за другим погубил; опасаясь чтоб они и вторичнаго такого ж покушения не зделали. Преданием на жертву толикаго числа храбрых людей он силы империи своей вослабление привел но престол свой утвердил. Потом он [л. 79. об.] старание положил о собрании сокровищ, он первой из салтанов осмелился было денежныя монеты несколько переменить и новые подати наложить; однако ж от обоих сих предприятии воздержатся принужден был, опасаясь бунту, ибо возможность и тиранство султанов почти никогда далее не роспростирается, как только на знатных в империи людей, которыя, каковы б ни были всегда, однако ж домашними султанскими невольниками суть; прочия ж турки в совершеннейшей надежности живут, не опасаясь ни о жизни ни о благополучии ниже о вольности своей.

P. 32

L. 275. Ce Sénat, qui ne fut d’abord composé que de douze Palatins, a long-tems, lui seul, gouverné tout le royaume. A présent il en constitue le second Ordre, et tient la balance entre la Noblesse et le Trône. Ces Messeurs se sont appeller, comme les Romains, Peres-Conscripts, pour montrer qu’ils doivent traiter les peuples en peres, et leur donner les premiers exemples de l’amour de la patrie.

С. 22

П. 263. Сей Сенат, состоявший с начала только из двенадцати воевод, долгое время один правил Королевством. Ныне есть оной только второй стан, и содержит равновесие между дворянством и престолом. Сии господа величаются как древние Римляне названием patres conscripti, для доказания, что должны с народом  поступать яко отцы, и давать им первые примеры любви к отечеству.

P. 191-193

Entre mille exemples de ces retours, qui de l’abîme de l’adversité relèvent au faîte de la prospérité, je n’en citerai qu’un seul. Abul-Moro, frère d’un roi de Grenade, avait été arrêté comme prisonnier d’État par l’ordre de son souverain. Cet illustre prisonnier, pour donner le change à la triste pensée de sa captivité, se mit à jouer aux échecs avec quelqu’un de ses gardes. Dans le temps qu’il jouait, un courrier, qui apportait l’arrêt de sa mort, arriva. Abdul demanda au commissaire deux heures de vie seulement ; celui-ci trouva que c’était trop, et ne lui accorda que le temps de finir sa partie d’échecs déjà bien avancée. Cette courte suspension fut suffisante pour que la fortune allât du noir au blanc en faveur d’Abdul : avant que sa partie fût achevée, il arriva un second courtier, lequel lui apportait, et la nouvelle de la mort imprévue de son frère, et les vœux detout le royaume, qui l’appelait à la succession, et l’avait déjà proclamé légitime héritier. Ainsi Abdul fut, en un même jour, arraché aux mains infâmes d’un bourreau et mis sur le trône

Le Heros (1725)
Baltasar Gracián
C. 143-144

Я приведу здесь только один тому пример: Абул-Маро, брат одного Гренадскаго Короля, был взят по приказу своего Государя под караул, и посажен, как государственной преступник, в народную тюрьму. Сей знатной невольник, желая сколько нибудь разогнать свою скуку, пригласил одного из караульных играть с собою в шахматы.
Во время продолжавшейся игры прискакал от Двора нарочный курьер с объявлением Королевскому брату смертной казни. Абул просил от чиновника, коему было препоручено исполнение сего дела, на два часа сроку; но сей поставляя такое время весьма долгим, дозволил ему наслаждаться жизнию только до тех пор, пока он окончит свою игру, которая была уже до половины разыграна. Но сия короткая отсрочка преобразила Абулову участь из мрачнаго ея вида в самый блистательный. Ибо Королевский брат не успел еще окончить свою игру, как сверьх чаяния прибыл к нему другой курьер с донесением о скоропостижной смерти Короля брата его, объявляя притом, что он по всеобщему государственных чинов желанию избран преемником престола, и уже провозглашен законным наследником умершаго Государя. Таким образом Абул был в один день изторгнут из палачовых рук, и возведен на знаменитый престол своих предков.

Ирой (1792)
Бальтасар Грасиан
Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!