мир

.term-highlight[href='/ru/term/mira'], .term-highlight[href^='/ru/term/mira-'], .term-highlight[href='/ru/term/mir'], .term-highlight[href^='/ru/term/mir-'], .term-highlight[href='/ru/term/mire'], .term-highlight[href^='/ru/term/mire-']
Оригинал
Перевод
P. 49

In suscipiendis, gerendisque bellis; in pace concilianda & conservanda; in injuriis tam illâtis, quam acceptis, iisdem semper rectæ rationis utatur perspicillis, per quæ æqualiter sine fuco & fallaciis singula videat. Neminem illain rerum aestimatione indifferentia & justitia magis decet ac Principem, qui in regno suo præstare id debet, quod examen in trutinâ, proindeque derebus omnibus recte sincere que judicet oportet; ut sua regno constet æquita cujusbilances nunquam in æquilibrio consistent, si áffectui aut passiónibus locus sit, aut ad rectae rationis trutinam non omnia ponderentur.

Л.19 об.

В подъятии и творении брани, в поставлении мира и соблюдении, в обыдах, тако со[де]ланных, яко же себе приятных, тех же всегда праваго разума да употребляет зраков, ими же равно без соблазнения и лести вся видети возмогл би. Никому же тое во рассуждении вещей целомудрие истинна лучше лепотсвует, якоже монарсе, иже в ц[а]рстве своем тое творити должен есть, еже стрела во мерилах. Тем же достоит, да о всех вещех право истинно рассуждает, и да всегда в ц[а]рстве пребывает правда, ея же мерила во правоте не постоят, аще страстем и пожеланиям место будет, или на мерилах праваго разума вся не размератся, 

S. 52

Antoninus war der Meynung, daß die grösseste Macht eines Reichs in dem klugen Rath der Weisen bestünde; Daher fing er nichts wichtiges weder im Krieg noch Frieden, ohne seine Räthe zu fragen an.

С. 75

Марк Аврелий всегда в том мнении пребывал, что наибольшая сила государства в разумном совете мудрых людей состоит, и для того никаких важных дел, как в войне, так и в мире, не спросясь своих Советников, не делал […].

P. 52

Praefectura Caminiecensis cum arce et duo de quinquaginta oppidis pagisque in Turcarum potestate permanerent, tributum viginti aureorum millia singulos in annos darent Poloni, Cosaci rebelles amicorum in loco haberentur. His legibus pace composita Sultanus exercitum in hiberna reducit: interea Poloni rebellant: Cancellarius litteris ad Vesirium missis ostendit: Regem inconsulta rep. ignominiosam pacem faciendi potestatem non habuisse.

C. 53

[…] что Каменецкое воеводство с замком, и с сорокью осмью городами и селами останется во владении Турков; что Поляки платить будут ежегодно подать по дватцати тысяч золотых, и что бунтующие Казаки на всегда останутся их друзьями. Султан заключив на сих условиях мир, повелевает расположиться своему войску по зимним квартирам. А Поляки между тем опять бунтуют. Коронный Канцлер письменно Визирю дает знать: что Король без согласия всей речи посполитой не имел власти толь постыдный заключить мир.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!