гражданский закон

.term-highlight[href='/ru/term/zakonami-grazhdanskimi'], .term-highlight[href^='/ru/term/zakonami-grazhdanskimi-'], .term-highlight[href='/ru/term/zakonov-grazhdanskih'], .term-highlight[href^='/ru/term/zakonov-grazhdanskih-'], .term-highlight[href='/ru/term/grazhdanskie-zakony'], .term-highlight[href^='/ru/term/grazhdanskie-zakony-'], .term-highlight[href='/ru/term/grazhdanskih-ih-zakonov'], .term-highlight[href^='/ru/term/grazhdanskih-ih-zakonov-'], .term-highlight[href='/ru/term/grazhdanskih-zakonov'], .term-highlight[href^='/ru/term/grazhdanskih-zakonov-'], .term-highlight[href='/ru/term/zakonam-grazhdanskim'], .term-highlight[href^='/ru/term/zakonam-grazhdanskim-'], .term-highlight[href='/ru/term/zakon-grazhdanskii'], .term-highlight[href^='/ru/term/zakon-grazhdanskii-'], .term-highlight[href='/ru/term/grazhdanskii-zakon'], .term-highlight[href^='/ru/term/grazhdanskii-zakon-'], .term-highlight[href='/ru/term/grazhdanskim-zakonam'], .term-highlight[href^='/ru/term/grazhdanskim-zakonam-'], .term-highlight[href='/ru/term/grazhdanskago-zakona'], .term-highlight[href^='/ru/term/grazhdanskago-zakona-'], .term-highlight[href='/ru/term/grazhdanskie-bo-zakony'], .term-highlight[href^='/ru/term/grazhdanskie-bo-zakony-'], .term-highlight[href='/ru/term/zakonov-grazhdanskih-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/zakonov-grazhdanskih-1-']
Оригинал
Перевод
P. 22

§. 6. Cæterum ut lex vim suam in animis eorum, quibus fertur, exserete possit, requiritur cognitio tum legislatoris, tum ipsius legis. Nemo enim obedientiam praestare valebit, si neq; cui parere debeat, neq; ad quod teneatur noverit. Et legislatoris quidem cognitio est facillima. Legum quippe naturalium eundem esse auctorem, qui universi, ex lumine rationis costat. Nec civis ignorare potest, quis in ipsum imperium obtineat. Leges porro naturales quomodo innotescant, paulo post exponetur. Civiles autem leges per promulgatiomem publice & perspicue factam in subjectorum notitiam perveniunt.

C. 43

6. Но дабы закон действителен, в умах тех человеков, которым полагается, был, надобно ведать тако ЗАКОНОДАВЦА, яко и САМЫЯ ЗАКОНЫ. Никто бо послушания творити возможет, егда кому не подчинен, и к чему обязуется того не ведает. Законодавца убо познать не трудно: а законов естественных тои есть творец, кто и вся сотворил, якоже естественным разумом показуется. И тако гражданин не может не знать, кто над ним власть имеет: законы же естественные како могут познаваемы быти, потом покажем. Гражданские бо законы чрез объявление всенародное, и ясно учиненное, в познание подчиненным приходят: в котором объявлении сии две вещи наблюдать должно. 

P. 214

§. 4. Consistit autem vis legum civilium in hoc, ut præceptis de faciendo vel omittendo addatur sanctio paenalis <…>. 

C. 468

4. СИЛА ЖЕ ЗАКОНОВ ГРАЖДАНСКИХ в том состит: да бы к повелениям оным что делати или не делати подобает, присовокуплено было НАКАЗАНИЕ УЛОЖЕННОЕ <…>.

P. 35-39

VIII.
Estre soûmis aux loix de l’Estat.

Le droit divin, l’ordre de la societé civile, le bien general des peuples demandent que chaque particulier se soûmette aux loix. Dans un Estat Monarchique les sujets sont obligez d’honorer leur Roy, & de luy obéïr; & dans les Respubliques on doit estre soûmis aux Magistrats: c’est un devoir indispensable, & une loy reçûë de tout temps par toute la terre. 

C. 30

ПРАВИЛО VIII.
Повиноваться гражданским законам.

Божественное право, порядок гражданскаго сожития, и общая всех народов польза требуют, чтоб каждой человек повиновался законам. В самодержавном Государстве [с. 31], подданные должны почитать своего Государя, и не сопротивляться ему ни в чем; а в Республиках, надлежит отдавать послушание Магистрату. Сия необходимая есть должность, и такой закон, которой принят от всех времен по всей земле.

P. 34

IX.

N’estre attaché qu’au Roy.

 

Cette maxime n’est qu’une suite de la precedente. Car les loix de l’Etat nous obligent d’obeïr au Roy, & nous defendent tout engagement contraire à ce premier devoir. Or ceux qui se dévouënt entierement à quelque personne élevée au dessus d’eux par son rang ou par sa naissance, sont en danger de manquer de fidelité à leur Prince, lorsque les personnes à qui ils se sont attachez en manquent elles-mesmes.

C. 40

ПРА́ВИЛО IX.
Держаться токмо Государя.

Сие пра́вило есть не что иное, как последование выше предложеннаго: ибо гражданские законы обязуют нас повиноваться Государю, [c. 35] а запрещают всякое другое обязательство сей должности противное. Но те, которые совсем поручаются какой нибудь Особе высочайшей себя чином и породою, могут скоро потерять верность к своему Государю, когда и те Особы, к которым они пристали, сами оныя не имеют. 

P. 434

Il n’y avoit à Sparte aucune loi constitutive ou civile ,  aucun usage qui ne tendît à augmenter les passions pour la patrie, pour la gloire, pour la vertu, & à rendre les citoyens heureux par ces nobles passions.

C. 39

В Спарте не было ни одного положительнаго , ни гражданскаго закона, ниже обыкновения, которое бы еще больше не разпаляло любви к отечеству, к славе и к добродетели, и не [с. 40] споспешествовало бы посредством сих страстей благополучию граждан.

Спарта (1769)
Луи де Жокур
Dissert. Р. 26

On trouve trois sortes de Loix dans tous les Païs ; à sçavoir, celles qui tiennent à la Politique, & qui établissent le Gouvernement ; celles qui tiennent aux Moeurs & qui punissent les Criminels; & enfin les Loix Civiles, qui réglent les Successions, les Tutelles, les Usures & les Contracts. Les Legislateurs, qui établissent des Loix dans des Monarchies, sont ordinairement eux-mêmes Souverains : si leurs Loix son[t] douces & équitables, elles se soutiennent d’elles-mêmes ; [p. 27] tous les Particuliers y trouvent leur avantage : si elles sont dures & tyranniques, elles seront bientôt abolies ; parce qu’il faut les maintenir par la violence, & que le Tyran est seul contre tout un Peuple, qui n’a de désir que de les supprimer.

Dans plusieurs Républiques, où des Particuliers ont été Legislateurs ; leurs Loix n’ont réüssi qu’autant qu’elles ont pû établir un juste équilibre entre le Pouvoir du Gouvernement & la Liberté des Citoiens.

С. 356

В каждой земле находим мы троякое законов разделение; то есть те, которые надлежат до Политики, и на которых основано стоит правление, те, которые касаются до нравов, и наказывают преступников, наконец гражданские законы, которые учреждают наследства, опекунства, рост и договоры. Законодатели, поставляющие законы в монархиях, обыкновенно они же сами суть и самодержцы: ежели их законы кротки и справедливы, то они сами чрез себя сохраняются, все подданные находят в них свой прибыток, ежели они жестоки и безчеловечны, то скоро потреблены будут, понеже их должно сохранять чрез насилие, и для того, что тиран один не может стоять против всего народа, который ничего больше не желает, как их изтребления.

Во многих республиках, где граждане были законодателями, законы их по стольку могли успеть, по скольку могли они уставить надлежащее равновесие между властию правления и вольностию граждан.

История Бранденбургская (1770)
Фридрих II Гогенцоллерн
P. 304

§ 758. Potestas legislatoria est ius determinandi, quaenam regulae ut leges in republica valere debeant.

[p. 305] § 761. Leges quas superior in republica fert sunt non naturales, solentque appellari leges civiles.

C. 270

§ 758. Законодательная власть (potestas legislatoria) есть право определять, какия бы правила, так как законы, должны иметь силу в республике.

[С. 271] § 761. Законы, которые в республике предписываются от верьховной власти, суть не естественные, но обыкновенно называются законами гражданскими.

P. 317

Debebat igitur Aristoteles definire legem civilem hoc modo, Lex civilis est oratio [p. 318] definita per voluntattem civitatis, singula imperans qua oportet facere.

C. 171

И так Аристотелю гражданский закон надлежало определить следующими словами: гражданский закон есть изречение общества, повелевающее все то, что гражданину делать потребно.

P. 44

Thus much I thought it necessary to premise concerning the law of nature, the revealed law, and the law of nations, before I proceeded to treat more fully of the principal subject of this section, municipal or civil law; that is, the rule by which particular districts; communities, or nations, are governed; being thus defined by Justinian,(d) “jus civile est quod quisque sibi populus constituit.” 

C. 109

Показав предварительно, сколько надобность требовала, содержание закона естественного, откровенного, и права народного, теперь приступаю пространнее изъяснсять предлежащий мне главнейший предмет, то есть закон гражданский, состоящий из такого правила, коим управляется в особенности каждая область, каждый народ и каждое государство. Гражданским законом определяет Юстиниан быть такой, который всякой для себя народ постановляет. 

P. 426

§ 63. X. <…> at ius civile ex scriptione, quae in litteris est, cognoscimus, et interpretamur, nihilque maiores nostril in legibus civilibus scribendis aliud propositum sibi habuere, nisi salute atque utilitatem reipublicae, et civitatum singularum.

С. 99

§ 63. X. Гражданское же право из письменных уведомлений познаваем и толкуем; да и предки наши в предписании гражданских законов не другое имели намерение, как только благоденствие, и пользу общества, и каждого гражданина.

P. 361

Les vertus chrétiennes & la saine doctrine, dont il resta toujours quelques traces, déposoient contre les vices dominans. On abusoit de la religion, ou faute de la bien connoitre, ou parce que les passions [p. 362] abusent de tout. Le sacerdoce faisant un corps séparé, ayant des intérêts particuliers, ayant été presque affranchi des lois civiles, exerçant en partie le pouvoir législatif, étant maître absolu de l’enseignement, gouvernant les consciences à son gré, commandant sous le nom de Dieu à des hommes qui ne raisonnoient point, qu’on empêchoit même de raisonner ; avec tous ces avantages, comment les prêtres, comment les pontifes, en des siècles corrompus, n’auroient-ils pas tenu les nations dans une espèce de servitude ?

C. 446

Христианские добродетели и святое его учение, от коих еще оставались всегда некоторые следы, вопиют против господствующих пороков. Сия святая вера употреблялась во зло либо по недостатку знания в оной, либо для того, что страсти людские повреждают самые лучшие узаконения. А понеже священный чин учинял из себя отделенное сословие, имел особливые выгоды, почти освобождался от гражданских законов, исполнял некоторым образом власть законодателей, был самовластным господином в учении, управлял по своей воли совестями, и повелевал именем Божиим таким людям, кои не могли и не смели рассуждать: то со всеми сими выгодами и в сии развращенные веки как же можно было, чтоб священники, а особливо священноначальники, не держали все народы в некотором роде рабства?

S. 98 (74)

Nach Beschaffenheit der Gesetzte entsteht nun ein zusammengesesster Begriff der Freiheit und sie ist entweder die natürliche: das ist: die Freiheit zu handeln, insoferne sie den Gesetzen der Natur nicht zuwider ist: oder die bürgerliche Freiheit, das ist: die Freiheit zu handeln, insoferne sie den bürgerlichen Gesetzen nicht zuwider ist. 

С. 70

По обстоятельствам законов происходит сложное понятие свободы. Она есть либо естественная, то есть, свобода действовать, когда непротивна законам естества; либо гражданская, то есть, свобода действовать, когда непротивна законам гражданским.

P. 66

§ 63. X. Illud [ius naturale] nos recta docet ratio, totumque genus humanum obligat ; at Ius civile ex scriptione, quae in litteris est, cognoscimus, et interpretamur, nihilque maiores nostri in legibus civilibus scribendis aliud propositum sibi habuere, nisi salutem atque utilitatem reipublicae, et civitatum singularum.

Elementa philosophiae recentioris (1777)
Friedrich Christian Baumeister
С. 104

§ 63. X. <...> Праву естественному научает нас правой разум, и обязывает оно весь человеческой род; а право гражданское из предания письменнаго познаем и толкуем, и предки наши в предании законов гражданских не имели никакого инаго намерения, кроме благосостояния и пользы общества и каждаго гражданства.

Нравоучительная философия (1788)
Фридрих Христиан Баумейстер
P. 411

According to the historians of Berne, this town was built by Berchtold V, duke of Zaeringen; and was, from its foundation, an imperial city. Upon the death of the duke in 1218, the emperor Frederic II. conferred upon the inhabitants considerable privileges, and drew up also a code of legislation, which forms the basis of their present civil laws. The liberty which this town enjoyed, attracted great numbers of inhabitants from the adjacent country, who found here a sure asylum from the oppression of the nobles.

С. 157

Город сей [Берн] по мнению всех Историков того уезда основан Берхтольдом V, Герцогом Церингенским, и был с тех пор Имперским городом. По смерти Герцога случившейся в 1218 году Император Фридерик II дал знатныя преимущества его жителям, издал также книгу законов, служащих еще и ныне основанием гражданских законов. Свобода, которою пользовался сей город, привлекла великое число жителей из соседних земель, нашедших там безопасное убежище против мучения дворянства.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!