избрание

.term-highlight[href='/ru/term/izbraniu'], .term-highlight[href^='/ru/term/izbraniu-'], .term-highlight[href='/ru/term/izbranie'], .term-highlight[href^='/ru/term/izbranie-'], .term-highlight[href='/ru/term/izbranie-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/izbranie-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/izbranii'], .term-highlight[href^='/ru/term/izbranii-'], .term-highlight[href='/ru/term/izbraniya'], .term-highlight[href^='/ru/term/izbraniya-'], .term-highlight[href='/ru/term/izbranie-2'], .term-highlight[href^='/ru/term/izbranie-2-']
Оригинал
Перевод
P. 83

Sunt etiam rationes, quae commendare Electionem videantur. Prima, quod optimi & aptissimi per eam capi; non item a Successione possint, in qua quoscumque genitos admitti. Item, quod iusta aetate capi, & idonea iam regere: aliter in Successione, ubi pueri saepe aut infantes ius sumunt. 

Л. 46

Суть же и вины некие, их же ради избрания паче наследия похваляется. Первая вина: яко избранием самыи лучшии и самыи достойнейши избираются, что в наследии [не] бывает, ибо каков либо наследник случится, таков и наследует, и невозможно тамо злаго или глупаго отринути, понеже наследник есть. Вторая вина: яко избранием избираются мужие возраста и лет совершенных, инако же бывает в наследии, идеже часто отроки и млеко ссущии младенцы власть монаршую приемлют.

Р. 84

Ultimum, Aristotelem approbare: & hodieque alibi esse. De Aristotele, non mirum: Graecus & liber, regna amat proxima libertati. De usu [р. 85] hodierno aut nupero, leve est: nam praeponderant exempla alia, & pro uno Electionis, centena sunt Successionis. Quae vis hic igitur? Quod si illud dicatur, etiam nunc melius regi aut crescere regna ab Electione: magnum fit, sed non dicetur, & oculi ac sensus refutabunt. Ego vero amplius dico, ubicumque bonum & laudabile regnum fuit , in Perside , in Macedonia, in AEgypto, in Sinensibus , in Hebraeis ipsis, Successionem valuisse: etiam in Romanis, quoties Principum liberi aut genitura , aut (quod laxius) adoptione essent. Iterumque amplius dico, nec fuisse ulla Comitialia regna, nec fore diuturna. Exoritur semper aliquis, animo & consilio inter Principes maior, qui creditum uni sibi regnum, suis stabilit gratia, arte, praemio: & vis interdum adhibetur. Dania & Bohemia ostendunt, alia magna regio fortasse ostendet. Sed in fine non me teneo, quin Nicetae etiam verba, & ego eius sensibus, subscribam. Exclamat: O quanto deterius est multorum suffragium & electio, quam unius! Tu inclytum Romanum imperium, & gentibus adoranda maiestas, quos tyrannos pertulisti? quales amatores te petierunt? quibus substrata, tui copiam fecisti? quales corona, & diademate, & puniceo vestitu exornasti? Graviora utique tulifti , quam Penelope procorum illa frequentia obsessa. Res ita habet. Romanum imperium statim a Claudio, qui primus a milite electus eft, & fidem eorum praemio pigneravit, in vilissima capita & pessima hac Eleclione venit: Electione, an palam Emptione? Nam & hoc scimus velut sub hasta, vaenale pependisse: & non aliud magis clarum certumque exitium rei Romanae fuisse. Sed exempla quaedam Electionis videamus, bonae aut malae mixtim.

Л. 47 об.

Аще же речеши: чесо убо ради Аристотель лучше похваляет избрание, нежели наследие? Не чудися тому: ибо [л. 48] грек был и свободу любил, и того ради избрание паче наследия предъпочитал, имел же к тому некия вины и образы предпочитания; а ныне, аще бы тои же Аристотель жил, похвалял бы паче наследие, нежели избрание, ибо ныне много болшие суть вины и множайшие образы, их же ради наследие паче избрания предпочитати подобает, и против единыя вины и единаго образа избрания мощно обрести сто вин и сто образов наследия. Аще же кто речет, яко и ныне лучше управляются и возрастают тая государства, идеже царь бывает по избранию, то явная ложь есть; то всякий не точию слышит, но и очима видети может; обратим убо очи наши на Персиду, на Македонию, на Египет, на Синейскую и на жидовскую земли; увидим, яко и прежде не иныя ради вины тако процветаху и разширяхуся, точию того ради, яко на[следием] управляеми бяху; такожде и римское государство всегда лучшим благополучием процветало, егда в нем царие по наследию, а не по избранию царствовали; а где по избранию царие бывали, тамо ни едино же царство было долголетно, ибо всегда обретался в государствах един некий от началнейших князей, разумом и советом иных превосходящий, который, избранием прием власть царскую, не точию сам оную крепко в руках своих держал, но еще за живота своего всякими образы тщался на ней утвердити детей своих или других наследников, и тако избрание удобь прелагается в наследие; имамы во образ сея вещи Данию, и Богемию, и прочая государства, идеже прежде избранием поставлялся, ныне же наследием бывает король; не подобает же зде умолчати словес Никиты Хониятского, историка греческаго, который о избрании тако глаголет: О, коль худейшее есть многих хотение и избрание, нежели единаго; ты, преславное царство римское и всех народов едина похвала, колико мучителей претерпело еси, колико неистовых рачителей [л. 48 об.] устремляхуся безстудно на тя; колико насилников насилием угнетаху тя; каких венцем, диадимою и порфирою украшало еси; воистинну, много тяжайшую беду претерпело еси, нежели Пенелиопа от безстудных женихов своих. Истинну глаголет Никита: ибо от избрания на царство Клявдия (который был от простаго солдата) часто избираеми бяху на царство велми худыи человецы; аще же истинну речем, засвидетелствуем, что сень точию и имя избрания было вещи, юже самою купование и продояние власти царския силу имело, и таковаго ради избрания область царства римскаго погибе; но кроме вышереченных образов хощу зде и иные предложитии.

Р. 82

Cap. III.
De
electione
Quae commendare eam, quae abiicere possint. 

Viri igitur potius imperent, & soli. Sed quomodo? Electione, an Successione admoti? Electio antiquior videtur, & heroicis illis temporibus vix aliter factum; & Principatus pace aut bello, virtutis aut roboris praerogatiua assignati. Naturae enim eft, ait Seneca, deteriora potioribus summittere. Itaque Brasilienses quidam, cum ad Carolum IX. Galliae regem Rothomagum deducti venissent, valde mirabantur, Quomodo validi illi & proceri viri (Helvetios intelligebant) parerent parvo & tenello regi. Nimirum pro suo more, & sensu, iudicantes: [p. 83] satis laeve, quasi a sola corporis magnitudine praestantia esset.

Л. 46

Глава 3
О избрании
что лучшее, избрание ли на царство или наследие?

Показахом уже, яко самим точию мужем царская власть подобает и прилична есть, зде же хощем показати, которое государство безбеднейше и полезнейшее: то ли, в котором царь общим советом избирается, или тое, в котором наследствует; правда, яко избрание давнейшее есть, нежели наследие, от начала бо мира вси древнии народы не по наследию, но по избранию царей себе имели и всегда таковых избирали, котории телом, разумом, мужеством и храбростию прочиих всех превосходили. 

P. 202

§. 3. Ultroneo autem consensu populi paratur regnum interveniente electione, qua populous constituendus, aut jam constitutus, ultro certum hominem, suo judicio imperij capacem, designat; cui quando decretum populi fuerit significatum, idq; ille acceptaverit, promisso populi obsequio imperium confertur.

C. 441

3.  САМОИЗВОЛЬНЫМ ЖЕ СОГАЛИСЕМ народ, учиняется правителство чрез ИЗБРАНИЕ, которым [с. 441] народ имущий устроитися, или уже устроенный самоизволно известнаго некоего человека, по их разсуждению к повелителству угоднаго определяют. Которому егда изволение народное объявлено будет, и он тое за благо воспримет, а народ свое послушание обещает, власть вручается.

P. 94

Finge enim in nobilibus & inquietis gentibus, quas cernimus hereditario contineri imperio, hunc, quem laudas, electionis morem vigere; quid facturos Optimates existimas, nunc quoque vix Regem patientes? Iam haec illis accederet sui fiducia, posse se quoque regno potiri ; iam despectus in Regem, qui & ex illorum ordine fuisset, nec maiores liberos relicturus.

Argenis (1621)
John Barclay
I, 15, 69. С. 177

Извольте ж, прошу, положить, что у благородных и беспокойных народов, которых мы ныне видим воздержаваемых наследственным правлением, сие, похваляемое вами, обыкновение избрания есть в важности: то, что тогда делать имели б вельможи, чаете, которыи и ныне едва сносят Царя? Вот тотчас бы они начали излишно уповать, что могут себе получить престол; вот стали б показывать и презрение к Царю, которому б из их же состояния быть надлежало, и не могущему оставить своих детей высочайшими. 

S. 3

6. Die Kaiser und Könige gelangen zur Regierung theils durch Erbrecht, <…> theils durch Wahl, welche entweder an ein gewisses Haus gebunden ist, <…> oder willkürlich ist, <…> theils durch die Ernennung des letzten Regenten, welches nur in Russland statt findet. <…>. [последняя фраза с упоминанием России выпущена переводчиком]

С. 3

6. Императоры и Короли получают престол отчасти по наследственному праву [c. 4] <…> отчасти по избранию, которое либо на одну фамилию пало, <…> либо бывает переменное <…>.

S. 10

Ja ihre Erkenntlichkeit erstreckte sich so weit, daß sie ihn einträchtiglich zum Herrn über alle Horden und Stämme, worein das Land getheilet war, erwählten. Die Erwählung geschahe mit grosser Pracht und Solennitäten, indem ihn 7 Kans oder Fürsten auf einen Thron setzten und ihre Knie 9 mal vor ihm beugeten. Er erklärete so gleich, seine vorigen Feinde, die Tartaren, mit denen Mogolern zu vereinigen, daß er künfftig den Titel eines grossen Mogolisch- und Tartarischen Kans führen wollte, den er auch nachher jederzeit im Gebrauch hatte.

С. 11

Их благодарность простиралась столь далеко, что избрали его единодушно Государем над всеми ордами и коленами, составляющими сию страну. Избрание происходило с крайним великолепием и празднествами; ибо 7 Ханов или Владелцов, посадя его на престол, преклонили пред ним 9 раз колена. Вскоре после сего объявил он, что соединяет татарский народ своих бывших неприятелей с Моголцами, и что он впредь желает называем быть моголским и татарским великим Ханом, который титул имел он в последующее время всегда в употреблении.

P. 344

§ 882. Imperium acquiritur vel originarie, si acquiritur imperium civile reipublicae constituendae; vel derivative, si acquiritur imperium civile reipublicae iam constitutae.

§ 883. Originaria acquisitio per delationem populi sit, & a populi voluntate dependet, an, quomodo & in quem transferre velit imperium.

§ 884. Consensus populi imperium civile transferentis vel ultroneus, vel coactus esse potest: in priori casu per electionem, (p. 345) in posteriori vero per bellum, fieri dicitur acquisitio imperii.

C. 306

§ 882. Правление приобретается или начально (originarie), то есть, ежели приобретается правление гражданское такой республики, которая должна учреждена быть, или производно (derivative), то есть, ежели приобретается правление гражданской республики уже учрежденной.

§ 883. Начальное приобретение бывает чрез народное поручение, и от воли народа зависит, желает ли оной, каким образом и кому поручить правление.

§ 884. Согласие народа, поручающего правление гражданское, или добровольное (ultroneus), или принужденное (coactus) быть может; в первом случае чрез избрание (electionem), а в последнем чрез войну бывает приобретение правления.

P. 107

La solemnite du Couronnement étant finie, la Diète s’ouvrit. La République commença par remercier son Roi de tout  ce qu’il  avoit fait pour elle, depuis son Élection, en le suppliant de ménager sa vie dans les combats. Des Sénateurs et des Nonces en grand nombre, lui firent une autre priere qui les flétrissoit autant qu’elle honoroit le Prince. Éblouis par ses grandes qualirés, ils le presserent de réunir  à la Couronne la charge de Grand-Général, à laquelle il [p. 108] n’avoit pas nommé, quoique vacante depuis son Élection au Trône. Ceux qui faisoient cette priere violoient les constitutions et frahissoient la République.

С. 101

По окончании всех  при короновании короля произходящих обрядов начался сейм. Республика приносила во первых королю благодарение за все то, что он по избрании своем совершил в ее пользу, и по  том просила его, чтоб щадил  на сражениях свой живот. Некоторые сенаторы и земские послы предложили королю на сейме же и другую еще прозьбу, которая сколько посрамляла их, сколько напротив того прославляла короля. Будучи ослеплены преизрядными его качествами, просили они, чтоб соединил Иоанн достоинство великаго гетмана,  которое было еще и по сие время праздно, с королевским саном. Просители нарушали сим безразсудным усердием польские уставы, и чрез то [с. 102] изменяли республике.

P. 337

À l’égard des domestiques, ils lui doivent aussi leurs services en échange de l’entretien qu’il leur donne ; sauf à rompre le marché dès qu’il cesse de leur convenir. Je ne parle point de l’esclavage ; parce qu’il [p. 338] est contraire à la nature, & qu’aucun droit ne peut l’autoriser.

Il n’y a rien de tout cela dans la société politique. Loin que le chef ait un intérêt naturel au bonheur des particuliers, il ne lui est pas rare de chercher le sien dans leur misere. La magistrature est-elle héréditaire, c’est souvent un enfant qui commande à des hommes : est-elle élective, mille inconvéniens se font sentir dans les élections, & l’on perd dans l’un & l’autre cas tous les avantages de la paternité. Si vous n’avez qu’un seul chef, vous êtes à la discrétion d’un maître qui n’a nulle raison de vous aimer ; si vous en avez plusieurs, il faut supporter à la fois leur tyrannie & leurs divisions. En un mot, les abus sont inévitables & leurs suites funestes dans toute société, où l’intérêt public & les lois n’ont aucune force naturelle, & sont sans cesse attaqués par l’intérêt personnel & les passions du chef & des membres.

С. 6

В разсуждении же слуг, они обязаны ему услугами за пропитание. Я здесь не говорю о рабстве по тому, что оно противно естеству и никаким правом защищено быть не может. 

Ничего из вышеозначеннаго не случается в политическом обществе. Правитель не редко ищет случая, воспользоваться бедностию частных людей, а особливо когда не имеет естественной пользы от благополучий их. Ежели правление получается по наследству, то часто ребенок повелевает людям; ежели же по выбору, то многия неудобности встречаются при избрании, и в обоих случаях превосходства отечества теряются. Когда правитель имеется один, то подданные подвержены воле единаго господина, который никакой причины не имеет их любить; когда же многие, то должно в одно [с. 7] и то же время сносить их мучительство и раздоры. Одним словом злоупотребления не избежимы и их худыя следствия во всяком обществе, где общая польза и законы не имеют существенной своей силы и завсегда нарушаемы пользами частных людей и страстьми правителя и сочленов его.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!