subditus

.term-highlight[href='/ru/term/subditus'], .term-highlight[href^='/ru/term/subditus-'], .term-highlight[href='/ru/term/subditi'], .term-highlight[href^='/ru/term/subditi-'], .term-highlight[href='/ru/term/subditos'], .term-highlight[href^='/ru/term/subditos-'], .term-highlight[href='/ru/term/subditis'], .term-highlight[href^='/ru/term/subditis-'], .term-highlight[href='/ru/term/subditorum'], .term-highlight[href^='/ru/term/subditorum-'], .term-highlight[href='/ru/term/subditos-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/subditos-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/subditus-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/subditus-1-']
Оригинал
Перевод
P. 83

Deinde, quod regnum ita moderatius videatur, cum nec innutriti sint potentiae, & ex ea superbiae; & quod neque proprium habeant, ab aliis acceptum, ad alios transmittendum. Eo minus intendunt imperium, aut subditos opprimunt: in quem enim post-usum? Aperitur & virtutibus campus: ac multi ad eas adspirent, vel spe Principatus. Haec & talia Aristotelem moverint, ut Carthaginienses laudaret hoc nomine, & Spartiatis praeferret, qui stirpe reges legebant. Sunt & hodie, aut nuper fuerunt inter Christianos, electi reges: hodie quidem Poloniae, nuper Bohemiae, Daniaeque.

Л. 46

Третия: яко лучшее управление в том государстве бывает, где царие народятся и [ошибочно вм. «не родятся, а»] общим советом избираются; то же того ради, яко избраннии не могут тако гордитися и власти своея зле употребляти, якоже родимыи царие; и знающе, яко власть их есть временна и купно с животом их может пресещися, того ради не зело сверепеют и не велми подручных своих порабощают, не уничижают, ниже угнетают; и мнози, чающе сея власти доступити, доброе житие жителствуют и великие добродетели тщатся показовати. Сих ради вин и Аристотель карфагенов похваляет, спартанов же охуждает, яко по наследию царей имели бяху недавно; и ныне еще суть нецыи христианстии народы, котории не по наследию царей или королей себе имеют: недавно Ческое и Данское государство таковыи имело обычаи, полское же и ныне в том пребывает.

P. 296

§ 732. Membra reipublicae sunt in genere duplicis generis, vel superior, vel subditus. Superior vero dicitur is qui imperium civile habet, & subditus is qui imperio civili subiectus.

§ 733. In monarchia unus est superior, qui Monarcha, Princeps seu Rex appellatur & reliqui omnes sunt subditi; in aristocratica <sic!> plures simul sumti sunt superior & tam hi, qua singuli, sunt subditi, quam omnia reliqua reipublicae membra; in democratia vero omnia membra reipublicae simul sumta sunt superior, singula membra vero sunt subditi.

C. 263

§ 732. Члены республики вообще суть двоякого рода, или верьховный повелитель (superior), или подданный (subditus). Верьховным повелителем называется тот, кто имеет правление гражданское, подданным же тот,  кто правлению гражданскому подвержен.

§ 733. В Монархии один есть верьховный повелитель, которой называется МОНАРХОМ (Monarcha) ГОСУДАРЕМ, или ЦАРЕМ (Princeps seu Rex), а прочие все суть подданные. В Аристократии многие люди, вместе взятые, суть верьховный повелитель, и как сии поразнь взятые, суть подданные, так и все прочие республики члены. В Демократии же все члены республики, вместе взятые, суть верьховный повелитель, все ж члены поразнь суть подданные.

P. 302-303

§ 752. Superior obligatus est ad promovendam quocunque modo salutem & securitatem publicam subditorum, & quilibet subditus obligatus est ad ita agendum ut salus & securitas publica promoveatur.

C. 268-269

§ 752. Верьховный повелитель обязан всяким образом стараться о том, чтоб продолжалась целость и безопасность общая всех подданных; и всякой подданный обязан поступать так, чтоб целость и безопасность общая продолжалась.

P. 308

§ 770. Leges ipsae quae in republica feruntur vel pro obiecto suo habent ipsum imperium, vel non. In priori casu dicuntur publicae seu fundamentales, in posteriori casu vero privatae.

§ 771. Potestas legislatoria superioris nonnisi leges privatas respicit. Fundamentales leges vero non a superiore vi [p. 309] imperii feruntur, sed potius per pactum inter superiorem & subditos statuuntur; sicque superiorem non per modum legis vi imperii latae obligant, sed per modum pacti cum iis, qui imperium deferunt, initi.

C. 274

§ 770. Самые законы, которые предписываются в республике, или, вместо своего предмета, имеют самое правление, или не имеют. В первом случае называются публичными (publicae) или основательными (fundamentales), в последнем же случае особенными или приватными (privatae).

§ 771. Законодательная власть верьховнаго повелителя принадлежит токмо до приватных законов; публичные ж законы в силу правления предписываются не от верьховнаго повелителя, но по большей части учреждаются чрез договор, учиненной между верьховнаго повелителем  и подданными; и так оные обязывают верьховнаго повелителя не по силе закона, которой предписан в силу правления, но по силе договора, заключеннаго с теми, которые поручают правление.

Fol. c3a

Utinam intelligerent subditi, quanto Principib[us] ipsum imperare constet! Utinam cognoscerent Principes, quam dulce sit in pace vivere! Jurare ausim fore, ut et maxima tum minores erga majores commiseratione, tum majores erga minores invidia afficerentur.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 7

О когда бы подданные уразумели, колико Государям стоит трудов повелевать! а Государи напротив того узнали коль сладко жить в покое! смело божусь, что подчиненные о начальствующих возъимели бы чрезвычайное сожаление, а начальствующие позавидовалиб состоянию подчиненных.

P. 62

Prius enim portas bonus Princeps vitiis claudat oportet, ne subditos illa invadant, quam muros adversus hostes instauret ac firmet.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 193

Понеже доброму Государю надлежит запереть прежде вход порокам, дабы подданные спаслись от нападения оных; нежели обновлять и укреплять противо неприятелей городския стены.

P. 108

Quamobrem omnes virtutis amantes homines moneo, rogo atque obsecro, ut fideles servi esse non graventur, ut dominos cuncti benignos habere mereamur. Ita enim comparatum est, ut rebellem malus Princeps vasallum, et dominum servus rebellis tyrannum reddat. (Ac proinde) in manu magna ex parte subditorum est, ut boni malive sint praesides.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 281

Того ради всех любящих добродетель увещеваю, прошу и молю, стараться, быть верными рабами; дабы все мы удостоились иметь [с. 282] милосердных Государей. Понеже обыкновенно бывает, что злой Государь подданнаго изменником, и непослушной раб господина делает тиранном; следовательно во власти подданных найпаче зависит, чтоб Государи их были добрые, или злые.

P. 108

Saepe Deus Monarchas imperiis, Reges regnis, Praesides Provinciis, Dominos terris, Antistites Ecclesiis, non quales bona subditorum gubernatio postulat ; sed quales peccatorum multitudo meretur, concedit.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 282

Часто посылает Бог Империям монархов, царствам королей, провинциям наместников, землям владетелей, и церьквам пастырей, не таких, каковых требует доброе управление подчиненных; но каких множество грехов заслуживает.

P. 131

Ubi enim est in Principe veritas, beneficentia et clementia ; nullus injustitiae et tyrannidi in Republica locus relinquitur. Ex adverso Quicunque Princeps tyrannidem cordi penitus infixam, os mendaciis plenum, manus immanitate cruentas, aures assentationibus pronas habet ; et ipse infelicissimus est, et multo magis populus ipsius subditus Imperio.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 29

Ибо где в Государе истинна, щедроты и милосердие обретаются, там уже нет ни какого в государстве неправосудию и мучительству места. Напротив же того всякий Государь, в сердце коего глубочайше вкоренилося тиранство, котораго язык утопает в лести, бесчеловечием окровавлены руки, и открытыя к похлебствам уши, не токмо сам; но и найвящше подданной его народ безсчастен.

P. 189

Parum quippe prodest, si examen sapientum secum Rex ad gubernandum (seipsum regnumque) ducat, si malitia sint armati ad non parendum subditi. Principes, qui sapientum non magni aestimant consilia, certo sibi persuadeant, fore ut sua contemnantur mandata. Legi enim, cujus fundamentum vis potius, quam jus est, nulla debetur obedientia.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 140

Ибо мало пользы, естьли царь ведет полк мудрецов к правлению самаго себя и царства; но подданные вооружены злобою непослушания. Государи, советы мудрых людей маловажными почитающие, пусть будут уверены, что и самих их повеления презирать станут. Ибо закону, паче на насилии, нежели на справедливости основанному, ни какого повиновения отдавать не должно.

P. 190

Saepe mecum cogitare soleo, unde tanta existat inter subditos et magistratus, interque Principes et beneficiarios dissensio : Et positis utrinque calculis, tum hos, tum illos ratione niti invenio. Subditi enim de parva, quam in dominis reperiunt, conqueruntur benignitate. Domini vero de multiplici queruntur, quam in subditis inveniunt, inobedientia.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 140

Часто я сам в себе разсуждаю, откуда между подданными и правительствами, Государями и вельможами, толикое несогласие происходит: и уважа с обеих сторон, нахожу, что и те и другие на справедливости утверждаются. Ибо подданные вопиют на Государей за малое к ним благопризрение; а Государи жалуются о премногом непослушании, которое они обретают в подвластном народе.

P. 207

Et prohibere Principes, et viros prudentes minime pati decet, ut homines seditiosi subditos (perturbent et) concitent pacificos. Tumultuante enim populo, mox evigilat cupiditas, crescit avaritia, sponte sua ruit justicia, dominatur vis (et violentia), regnant rapinae, libere grassatur luxuria, praevalent improbi, opprimuntur boni : denique damno quisque gaudet alieno, dum privato prospiciat commodo.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 174

[из писем Фаларида] Государи возбранять, и мудрые люди всячески не допускать должны, чтоб мятежники возмущали подданных, и обеспокоивали миролюбивых. Ибо во время народнаго бунта, тот час пробуждается похоть, возрастает сребролюбие, упадает правосудие, господствует насилие, царствуют хищения, свободно распространяется невоздержание, преодолевают беззаконные, утесняются добродетельные: на конец, всяк с чужим вредом промышляет о собственной пользе.

P. 246

Nec vero instituti mei est hic loqui contra foeminas Principes et illustres, quae oppida et castella in patrimonio suo (plura) possident. Illis enim a beneficiariis (subditisque) jure debita non adimo servitia ; sed eis, obedientiam praestent matrimonii ratione maritis debitam, persuadere cupio. Foeminas humiles et plebejas cum maritis nonnunquam discordare mirum non est. Fortunas enim quas perdant, tenues, et laborem, quem in discrimen committant, exiguum habent. At foeminae Principes ac illustres, quae multis imperare audent, cur uni ut pareant, demittere se abnuant ; Nam, quod citra cujusquam injuriam dictum velim, abunde stulticiae, parum intelligentiae inest foeminae, quae gubernandi regni peritiam sibi vendicat, et aequo animo maritum ferendi scientia caret (ac patientia).

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 82

Однакож я не намерен здесь противоречить Великим Государыням и Княгиням, во владении своем многие города и крепости имеющим. Ибо я не прекословлю, чтоб вельможи и подданные законную им приносили службу; но точию посоветовать желаю, дабы оне в разсуж[д]ении брака должное супругам своим послушание отдавали. Подлыя и простонародныя жены, не дивно, что с мужьями иногда бывают не согласны. Ибо пожитки, кои утратить, скудные; и честь, которую потерять, малую имеют. Но Великия Государыни и Княгини, многими повелевать дерзающия; чего ради одному повиноваться и перед одним смириться не желают? Ибо (не в обиду говорю) довольно глупости и мало разума в той жене обретается, которая к правлению целаго государства знание и искусство себе присвояет; а единаго мужа своего великодушно и терпеливно сносить не умеют.

P. 279

Imperante Octavio, Pistus Philosophus Pythagoricus Romae floruit, et tum Octavio Caesari (intimus ac) familiarissimus, tum populo carissimus fuit, quod non exiguae laudis est. Plerunque enim qui Principi summus atque intimus, idem subditis odiosus est.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 174

Во время Императора Октавия, Пист, Философ Пифагорический, процветал в Риме; каторый как у Цесаря Октавия в [с. 175] особливейшей милости, так и у народа в крайней любви находился: что не малой похвалы стоит. Ибо, кого Государь в отменнейшей любви и доверенности содержит, того по большей части подданные ненавидят.

P. 415

...nil aliud possum, quam gemere propter praeterita, et deplorare praesentia. Video enim, quomodo tum pugnarint exercitus ; imperarint tantum senes ; annisi sint, ut frugi essent, juvenes ; video, quam bene imperarint Principes ; quam promte obtemperarint subditi. Video denique quod omnium maxime mirandum, quanta libertate gratiaque usi sint sapientes (et eruditi) ; quanta in humilitate et despectu vixerint idiotae.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 347

[из речи М. Аврелия] <...> ни чего инаго не могу делать, как точию воздыхать о прешедшем, и оплакивать настоящее. Ибо зрю, каким образом тогда ополчались воинства; первенство и власть имели одни токмо старики; старались добродетельными быть юноши; зрю, [с. 348] коль благочинно повелевали Государи, и коль усердно повиновались подданные; и наконец, всего удивительнее, коликою вольностию и преимуществом пользовались мудрые и ученые люди; и в коликом рабстве и презрении находились невежи.

P. 681

Hoc sibi persuasum habeant Principes, amorem civium, libertatem reipublicae, stabilitatem domus suae, amicorum benevolentiam, inimicorum subjectionem, et subditorum obedientiam non armorum per ditionem diffusorum copia: sed decorum in ipsis unitorum praestantia conservari. Principi virtutis spectatae totus sese mundus sponte dedit; adversus vitiosum (sua quoque terra) consurgit.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara

[речь Марка Аврелия к сыну] Пусть уверены будут Государи, что любовь граждан, вольность общества, твердость дому их, доброжелательство другов, покорность врагов, и повиновение подданных, не множеством разсеянных по области оружий, но преимуществом единых в них добродетелей сохраняются. Государю [с. 247] отменныя добродетели целой свет сам себя под власть и державу предает; а противу беззаконнаго и собственная его земля возстает.

P. 413

XIIII. Theorema.
Princeps sаevitiam exercere debet uno veluti ictu atq[ue] impetus: benefice[n]tiam, paulatim.
Qui principatum aliquem invadit (inquit Machiavellus) quaecumq[ue] saeve & acerbe fieri expedit, ea primo statim impetus exsequi debet, ne saepius omissa repetere necesse sit: quo subditos postea mansuefacere leni & moderato imperio posit. Na[m] iniuriae semel & uno velut ictu inferri debent, ut quo rariores subditis illatae fuerint, eo minus irritant. Contra vero, beneficia sensim & paulatim co[n]fere[n]da sunt, ut saepius iterate animos eorum qui accipiunt vehementius imbua[n]t. Plurimi quidem extitere qui propter s[a]evitia[m] tranquillum principatum diu obtinere no[n] potuerunt: sed id propterea evenit, quia saevitiam dextre non exercuerant.

Л. 364

ДI [14] Разсуждение.
Властелин свирепство делати должен един аки ударением или дерзновением, благочинность по воли.
Иже власть якую наступает (поведает Ма-хиавель) что либо строптиво и свирепо тво-рити тщится, тое первим намерением со-верши повинен, до многожды остановления потворяти и не нужда будет к ним подданним. Послежде скротити мяхким и мерним владением возлегл бы, ибо кривди единою  и единим аки бы ударением отдатися повинни, да яко редки[и] рабом или подданним подоватися будут, тако мало оскорбят. Вопреки паки благодеяния небор-зящеся воздоватися мают да многожды повторенния желание иже обирают зелней исполняют. Многи уже пребыша иже свирепства ради мирное владение те долго одержати не могли,  но и того ради случися бо свирепство мудро не творили.

P. 469

XV. Theorema. 
Tyrannus strenuus & virtute praeditus, ut tyrannidis opes firmet, alere factiones inter subditos, & boni publici amantes tollere debet.

Л. 368

ДI [14- sic!] Разсуждение. 
Мучитель скорый и силный, да утвердит свое свирепство, любити лукавство между подданными, а общих благ любителей искореняти.

Р. 128

Cap. IX. {=X}
DE IUSTITIA.
Quam Princeps erga Subditos servet.

Quid enim potius faciat? prima institutio &amp;
admissio regum ab hoc fine fuit. Sine Iustitia
vivere inter nos, id est in Societate, non licet:
ergo aliquis, aut aliqui eligendi, qui huic administrandae praesunt.
Livius [Lib. I.] bene:
Multitudo coalescere in unius populi corpus,
nulla re, quam legibus, potest. &lt;Plane nulla;
haec vinclum est, &amp; ut sic dicam, coagulum:
solve, dissipamur, &amp; ut ferae solitariae,
vagamur. Homerus, qui omnia scivit, de
Iustitia istud [Odyss. ς {=β}]:
ἥ τ᾽ ἀνδρῶν ἀγορὰς ἠμὲν λύει ἠδὲ καθίζει:
Quae coetus hominum cogit, solvitque
vicissim.

Л. 102 об.

Глава 10я
О правосудии, которое царь* должен
подданным** хранити.

Первое избрание и утверждение царей не
иныя ради вины бысть, точию правосудия
ради, без праведнаго бо суда человеком в
дружестве жити невозможно; убо многим в
любве жити хотящим подобает имети над
собою единаго некоего или многих правды хранителей,
о чем сице Ливий: множество
народа никакоже может сочетатися во
едино тело, разве союзом законов.

Р. 34

Mon. IV.

Regna a Deo & Reges temperari.

I. Breve Monitum, sed magni sensus & usus: videre quomodo Deus disponat & cohibeat, hos ne crescant, hos ne cadant: & velut in aequilibrio res suspendat.

Hoc Nicephori Gregorae [Lib. V] verbis dicendum est: Mirari mihi subit, inquit, impervestigabilem Dei sapientiam, qui plane contraria uno fine conclusit. Nam cum duas adversarias potestates inter se committere statuit, nec alteram alteri subiicere: aut ingenio? virtute praestantes utrique parti moderatores praeficit, ut alter alterius consilia & conatus evertat, & utrimque subditorum libertati consulatur; aut utrosque hebetes & imbelles deligit, ut neuter alterum tentare, & septa (quod aiunt) transilire audeat, veteresque regnorum limites convellere. Dici prudentius nihil potuit: & Providentiae hanc dispositionem quot exempla adfirmant? non insisto, & vetera omitto: sed nuper Carolus V. nobis, Franciscus I. Gallis, Soleimannus Turcis imperitabant: quivis eorum dignus orbisterrae imperio; & habuissent, aut promovissent; nisi concursus ille fuisset, & alius alium interpellasset. In parte altera exempla, quae verecundia prohibitus non dicam.

Л. 17 об.

Предложение 4

Царие и царства Богом управляются

Краткое се есть предложение, обаче зело полезное: ведети, как Бог весь мир устрояет и всех живущих в нем содержит и обуздовает: иных, да не возносятся; иных же, да не ниспадают; и якоже на мериле вся вещи содержит.

Сицевому промыслу Божию удивившися Никифор Грегор, сице глаголет: удивляюся зело непостижимой мудрости Божии, иже противное единым концем заключи, егда бо двое царства противное между собою утвердити восхоте, и дабы едино другому подручное не было, [л. 18] устрои то сугубым промыслом или разумом и силою крепких управителей обоим странам подает, дабы един другаго советы и начинания разорил, и дабы оба подручным своим свободу промышляли, или обоих правителей слабых и боязливых  избирает, дабы един другаго не дерзал входити. Суть сего безчисленные образы; как древние, так и новые, нам же во уверение вещи довлеет един на среду произвести. Недавным временем, егда у нас царствоваше Карол пятый, тогда бяше у французов Францешко первый, а у турков Солиман скипетры царства держаше, и всякий з них достоин был власти всего света, и удоб всякий от них могл бы стяжати, аще бы един другому не творил препятия. Безсилных же и боязливых срама ради зде не воспоминаю.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!