imperium

.term-highlight[href='/ru/term/imperium'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperium-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperium-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperium-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperii'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperii-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperio'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperio-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperii-12'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperii-12-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperiis'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperiis-'], .term-highlight[href='/ru/term/imperij'], .term-highlight[href^='/ru/term/imperij-']
Оригинал
Перевод
Р. 67

Caput primum.
De Principatu.
Eum praeferendum aliis imperiis videre

Quae adhuc dixi, etsi ad Principem aptavi, communia cum aliis sunt, & in omni imperio adhibenda. Hunc formare magis, & propius dirigere incipiam: si tamen prius breviter adstruxero eum, & laudaro. Nam ambigere multos, & dusseri varie de optima imperii forma olim & nunc, scitum est: at nos istum praeferimus, & caussas distincte, & velut per titulos libabo. 

Л. 42

Глава 1
О монархии, яко лучша есть паче иных образов владения

Вся та, о них же доселе глаголах, аще и паче иных прилична суть царем, обаче обща суть и прочиим, зде уже особне о едином царьствовании и о тех, яже единым точию царем суть прилична, хощу глаголати; мнози различно о образех царьствования писали, и различная о сем мнения подавали, обаче мы монархию или единовластие паче иных образов царьствования и владения похваляем, и вины похваления подробну зде предлагаем.

P. 83

Deinde, quod regnum ita moderatius videatur, cum nec innutriti sint potentiae, & ex ea superbiae; & quod neque proprium habeant, ab aliis acceptum, ad alios transmittendum. Eo minus intendunt imperium, aut subditos opprimunt: in quem enim post-usum? Aperitur & virtutibus campus: ac multi ad eas adspirent, vel spe Principatus. Haec & talia Aristotelem moverint, ut Carthaginienses laudaret hoc nomine, & Spartiatis praeferret, qui stirpe reges legebant. Sunt & hodie, aut nuper fuerunt inter Christianos, electi reges: hodie quidem Poloniae, nuper Bohemiae, Daniaeque.

Л. 46

Третия: яко лучшее управление в том государстве бывает, где царие народятся и [ошибочно вм. «не родятся, а»] общим советом избираются; то же того ради, яко избраннии не могут тако гордитися и власти своея зле употребляти, якоже родимыи царие; и знающе, яко власть их есть временна и купно с животом их может пресещися, того ради не зело сверепеют и не велми подручных своих порабощают, не уничижают, ниже угнетают; и мнози, чающе сея власти доступити, доброе житие жителствуют и великие добродетели тщатся показовати. Сих ради вин и Аристотель карфагенов похваляет, спартанов же охуждает, яко по наследию царей имели бяху недавно; и ныне еще суть нецыи христианстии народы, котории не по наследию царей или королей себе имеют: недавно Ческое и Данское государство таковыи имело обычаи, полское же и ныне в том пребывает.

Р. 84

Ultimum, Aristotelem approbare: & hodieque alibi esse. De Aristotele, non mirum: Graecus & liber, regna amat proxima libertati. De usu [р. 85] hodierno aut nupero, leve est: nam praeponderant exempla alia, & pro uno Electionis, centena sunt Successionis. Quae vis hic igitur? Quod si illud dicatur, etiam nunc melius regi aut crescere regna ab Electione: magnum fit, sed non dicetur, & oculi ac sensus refutabunt. Ego vero amplius dico, ubicumque bonum & laudabile regnum fuit , in Perside , in Macedonia, in AEgypto, in Sinensibus , in Hebraeis ipsis, Successionem valuisse: etiam in Romanis, quoties Principum liberi aut genitura , aut (quod laxius) adoptione essent. Iterumque amplius dico, nec fuisse ulla Comitialia regna, nec fore diuturna. Exoritur semper aliquis, animo & consilio inter Principes maior, qui creditum uni sibi regnum, suis stabilit gratia, arte, praemio: & vis interdum adhibetur. Dania & Bohemia ostendunt, alia magna regio fortasse ostendet. Sed in fine non me teneo, quin Nicetae etiam verba, & ego eius sensibus, subscribam. Exclamat: O quanto deterius est multorum suffragium & electio, quam unius! Tu inclytum Romanum imperium, & gentibus adoranda maiestas, quos tyrannos pertulisti? quales amatores te petierunt? quibus substrata, tui copiam fecisti? quales corona, & diademate, & puniceo vestitu exornasti? Graviora utique tulifti , quam Penelope procorum illa frequentia obsessa. Res ita habet. Romanum imperium statim a Claudio, qui primus a milite electus eft, & fidem eorum praemio pigneravit, in vilissima capita & pessima hac Eleclione venit: Electione, an palam Emptione? Nam & hoc scimus velut sub hasta, vaenale pependisse: & non aliud magis clarum certumque exitium rei Romanae fuisse. Sed exempla quaedam Electionis videamus, bonae aut malae mixtim.

Л. 47 об.

Аще же речеши: чесо убо ради Аристотель лучше похваляет избрание, нежели наследие? Не чудися тому: ибо [л. 48] грек был и свободу любил, и того ради избрание паче наследия предъпочитал, имел же к тому некия вины и образы предпочитания; а ныне, аще бы тои же Аристотель жил, похвалял бы паче наследие, нежели избрание, ибо ныне много болшие суть вины и множайшие образы, их же ради наследие паче избрания предпочитати подобает, и против единыя вины и единаго образа избрания мощно обрести сто вин и сто образов наследия. Аще же кто речет, яко и ныне лучше управляются и возрастают тая государства, идеже царь бывает по избранию, то явная ложь есть; то всякий не точию слышит, но и очима видети может; обратим убо очи наши на Персиду, на Македонию, на Египет, на Синейскую и на жидовскую земли; увидим, яко и прежде не иныя ради вины тако процветаху и разширяхуся, точию того ради, яко на[следием] управляеми бяху; такожде и римское государство всегда лучшим благополучием процветало, егда в нем царие по наследию, а не по избранию царствовали; а где по избранию царие бывали, тамо ни едино же царство было долголетно, ибо всегда обретался в государствах един некий от началнейших князей, разумом и советом иных превосходящий, который, избранием прием власть царскую, не точию сам оную крепко в руках своих держал, но еще за живота своего всякими образы тщался на ней утвердити детей своих или других наследников, и тако избрание удобь прелагается в наследие; имамы во образ сея вещи Данию, и Богемию, и прочая государства, идеже прежде избранием поставлялся, ныне же наследием бывает король; не подобает же зде умолчати словес Никиты Хониятского, историка греческаго, который о избрании тако глаголет: О, коль худейшее есть многих хотение и избрание, нежели единаго; ты, преславное царство римское и всех народов едина похвала, колико мучителей претерпело еси, колико неистовых рачителей [л. 48 об.] устремляхуся безстудно на тя; колико насилников насилием угнетаху тя; каких венцем, диадимою и порфирою украшало еси; воистинну, много тяжайшую беду претерпело еси, нежели Пенелиопа от безстудных женихов своих. Истинну глаголет Никита: ибо от избрания на царство Клявдия (который был от простаго солдата) часто избираеми бяху на царство велми худыи человецы; аще же истинну речем, засвидетелствуем, что сень точию и имя избрания было вещи, юже самою купование и продояние власти царския силу имело, и таковаго ради избрания область царства римскаго погибе; но кроме вышереченных образов хощу зде и иные предложитии.

P. 102

Duae etiam virtutes Principum primae, Iustitia & Fides, firmiter vix sunt in istis. Non prior, quia inclinant facile & miserantur facillime & gratiae aut affectui obsecundant. Non altera, quia mobiles ingenio sunt, & mutant ut ventus. Ne Clementia quidem sit, quae putetur: & benignior ille vultus, nescio quomodo, saevum saepe animum & vindicem celat. Quid de lascivia aut luxu dicam? utrique vitio opportunas scimus, [p. 103] & pudorem atque opes prodigere; praesertim cum sui iuris ac spontis, fraenum non habent quod adstringat. O quale regnum, ubi Cleopatra aliqua, Messalina, aut Ioanna Neapolitana imperat? Neque sine caussa Sacrae litterae inter pessima comminantur: Faeminarum imperiis subiectum iri. Sed parte tamen altera, exempla nos redarguant, itemque instituta gentium. Nam & alibi succedunt in regna, & feliciter atque industrie administrarunt; cui rei utrique lubet exempla ex Historiis dare.

Л. 61об.

Л. 61об.
Во всяком монархе первейшие суть две добродетели: правда и вера, яже обая мало в женах обретаются: правды того ради не могут жены содержати, яко всяким прошением удобь преклоняютца и того жалеют, его же не подобает жалети; веры же того ради не могут хранити, яко слабы суть умом и, яко младые древеса ветром, тако женский разум различными страстми семо и овамо непрестанно колеблется; часто же всуе безмерно гневаются и на невинных людей зело свирепеют; и егда веселое лице показуют, тогда часто наиболший гнев в сердце хранят; что же имамы рещи о невоздержании и вожделении телесном, его же ради мнози о срамоте не радят и вся своя имения погубляют; наипаче же егда никого над собою болшаго не видят, и во всем доволство и самоволство имеют. О коль бедно бяше царство Египеcкое, егда в нем Клеопатра начат царствовати; такожде Римское, егда Мессалина беднаго Клявдия своего ѕа нос водила; а в Неаполитании некая Иоанна бесилася; не без вины же и божественное писание, егда гнев божий и казнь [л. 62] на некое царство найти возвещает, тогда тамо женской власти предити обещает. Обаче мнению сему и увещанию нашему многие противные суть образы, такожде установления народная, ибо во многих народах жены по мужах наследствуют разумно и благополучно царство управляют; чесо ради от различных историй различные зде приклады предлагаю: так благополучнаго, яко и неблагополучнаго женского царствования.

P. 236

§ 522. Imperium est ius determinandi actiones alterius pro suo arbitrio, & ipsum imperii exercitium dicitur regimen. Is vero qui imperium habet superior, isque qui alterius imperio subest subiectus dicitur.

§ 523. Prout natura nemini competit dominium, sed potius res omnes in communione primaeva sunt: ita natura nemini competit imperium, sed potius natura omnes homines vivunt in libertate naturali <...>. Legibus naturalibus tamen non repugnat homines alterius imperio se subiicere, quod tamen aliter fieri non potest, quam consensu eius qui imperio subiiciendus.

C. 207-208

§ 522. Власть (imperium) есть право определять по своему произволению действия другаго, и самое упражнение оной власти называется правительством (regimen). Тотже, кто имеет власть, вышшим или главнейшим (superior), а тот, кто состоит под властию другаго, именуется подданным (subiectus).

§ 523. Как по натуре никому не приличествует обладание, но особливо все вещи состоят в первоначальном обществе: так никому по натуре не приличествует власть, но все люди живут в естественной вольности <...>, однако непротивно естественным законам, чтоб люди подвергали себя под власть другаго; и сие другим образом быть не подвергали себя под власть другаго может, как по согласию того, кого должно подвергать под власть.

P. 289-290

§ 709. Posita republica ponitur imperium, quod est origine tenus penes totam rempublicam & dicitur speciali nomine imperium civile vel simpliciter imperium, eique opponitur sub nomine imperii privati seu potestatis, omne imperium reliquarum societatum praeter rempublicam.

C. 258

§ 709. Ежели есть общество, то находится и правление, которое по своему началу состоит во власти целой республики, и называется в особливости правлением гражданским (imperium civile), или просто правлением (imperium), которому противополагается под именем приватнаго правления или власти, всякое правление прочих обществ, кроме республики.

P. 292

§ 717. Imperii variae dantur species, estque I) vel summum si a nullo alio homine iure dependet, vel subordinatum si ab alio homine iure dependet.

§ 718. Imperium dividitur II) in limitatum si ius vi imperii disponendi speciali modo determinatum, & illimitatum si non.

§ 719. Imperium dividitur III) in plenum si nullo iure maiestatico diminutum, & minus plenum si iure quodam maiestatico diminutum.

§ 720. Imperium dividitur IV) in patrimoniale si de eo tanquam re in dominio existente disponere licet, & usufructuarium si de ipso imperio disponere non licet.

C. 260

§ 717. Разные суть виды правления: и I.) или верьховное (summum), которое ни от какого другаго человека по праву не зависит, или подчиненное (subordinatum), которое от другаго человека по праву зависит.

§ 718. Правление разделяется II.) на ограниченное (limitatum), ежели право в силу правления разполагать особенным образом определено, и на неограниченное (illimitatum), ежели оно не определено.

§ 719. Правление разделяется III.) на полное (plenum), естьли оно ни по какому праву государственному не уменьшено, и на неполное (minus plenum), ежели оно по какому праву государственному уменьшено.

§ 720. Правление разделяется IV.) на наследственное (patrimoniale), ежели об оном, так как о вещи, в обладании находящейся, разполагать можно, и на ненаследственное (usufructuarium), ежели об оном разполагать не можно.

P. 293

§ 721. Tandem etiam imperium dividitur V) in temporarium quod veniente die extinguitur, & perpetuum si non.

C. 260

§ 721. Наконец разделяется также правление V.) на временное (temporarium), которое по наступлении определеннаго дня исчезает, и на вечное (perpetuum), ежели не исчезает.

P. 294

§ 726. Forma reipublicae est determinatus modus administrandi imperium, eaque dicitur regularis, si imperium in republica non divisum in minus plena imperia & in casu opposito dicitur irregularis.

§ 727. In forma regulari, vel imperium penes totam membrorum reipublicae multitudinem est, tumque dicitur respublica Democratia, vel penes nonnullos, tumque dicitur Aristocratia, vel penes unum, tumque dicitur Monarchia. Formarum irregularium vero variae dantur species, quae oriuntur tam ex ipsa divisione singulorum iurium maiestaticorum, quam ex separatione directorii exercitii imperii ab ipso imperio.

C. 261

§ 726. Форма республики (forma reipublicae) есть определенной способ управлять правлением, и называется правильною (regularis), ежели правление в республике не разделено на неполныя правления; в противном же случае называется неправильною (irregularis).

§ 727. В разсуждении правильной формы, или правление состоит во власти всего множества членов республики, и тогда такая республика называется Демократиею (Democratia), [с. 262] или во власти некоторых, и тогда именуется Аристократиею (Aristocratia), или во власти одного, и тогда называется Монархиею, или единоначальством (Monarchia). В разсуждении ж неправильных форм, различные находятся виды, которые произходят как из самаго разделения всех прав государственных, так и из отделения разпоряжательнаго управления от самаго правления.

P. 295

§ 730. Quicquid valet de democratia, quatenus in ea multa individua simul sumta imperium habent, valet etiam de aristocratia.

§ 731. In monarchia tam quam aristocratia imperium vel limitatum, vel [p. 296] illimitatum esse potest, non vero in democratia, in qua semper imperium est illimitatum.

C. 262

§ 730. Что сказано о демократии, поелику в оной многия неразделимыя, вместе взятыя, [с. 263] имеют правление, тоже служит и об аристократии.

§ 731. Как в Монархии, так и в Аристократии может правление быть или ограниченное или неограниченное, а не в Демократии, в которой правление всегда бывает неограниченное.

P. 344

§ 882. Imperium acquiritur vel originarie, si acquiritur imperium civile reipublicae constituendae; vel derivative, si acquiritur imperium civile reipublicae iam constitutae.

§ 883. Originaria acquisitio per delationem populi sit, & a populi voluntate dependet, an, quomodo & in quem transferre velit imperium.

§ 884. Consensus populi imperium civile transferentis vel ultroneus, vel coactus esse potest: in priori casu per electionem, (p. 345) in posteriori vero per bellum, fieri dicitur acquisitio imperii.

C. 306

§ 882. Правление приобретается или начально (originarie), то есть, ежели приобретается правление гражданское такой республики, которая должна учреждена быть, или производно (derivative), то есть, ежели приобретается правление гражданской республики уже учрежденной.

§ 883. Начальное приобретение бывает чрез народное поручение, и от воли народа зависит, желает ли оной, каким образом и кому поручить правление.

§ 884. Согласие народа, поручающего правление гражданское, или добровольное (ultroneus), или принужденное (coactus) быть может; в первом случае чрез избрание (electionem), а в последнем чрез войну бывает приобретение правления.

P. 353

§ 910. Voluntate populi amittitur imperium per declarationem se nolle amplius subesse superioris imperio, quae declaratio, si a tota republica fit dicitur depositio seu dethronisatio, si vero a parte aliqua reipublicae fit dicitur subductio.

C. 313

§ 910. По изволению народа оставляется правление или чрез объявление, что оный не желает более быть подвержен правлению верьховнаго повелителя; и такое объявление, ежели бывает от всей республики, называется низвержением с престола (depositio sive dethronisatio), ежели ж от некоторой части республики бывает, то именуется утаением или похищением (subductio).

P. 108

Saepe Deus Monarchas imperiis, Reges regnis, Praesides Provinciis, Dominos terris, Antistites Ecclesiis, non quales bona subditorum gubernatio postulat ; sed quales peccatorum multitudo meretur, concedit.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 282

Часто посылает Бог Империям монархов, царствам королей, провинциям наместников, землям владетелей, и церьквам пастырей, не таких, каковых требует доброе управление подчиненных; но каких множество грехов заслуживает.

P. 414

Quam juvit antiquitus cernere politiam Romanam, antequam Syllae Mariique seditionibus distraheretur ; a Catilina Lentuloque perturbaretur ; a Julio et Pompejo convelleretur ; ab Augusto et Antonio everteretur; a Tiberio et Caligula contaminaretur; a Nerone et Domitiano corrumperetur! Nam plerique horum Principum etiamsi viri fuerunt praestantes, multaque imperio regna adjecerunt ; plura tamen nobis vitia attulerunt, quam regna subegerunt, et quod omnium est pessimum, regnis jam amissis, vitia retinuimus.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 342

[из речи М. Аврелия] Коль приятно было зреть в древния времена благочинное правление Рима; пока онаго не расторгнули междоусобными мятежами Силла и Марий; не возмутили Катилина и Лентул; не опровергли Иулий и Помпей; не искоренили Август и Антоний; не осквернили Тиверий и [с. 343] Калигула; и не развратили Нерон и Домитиан. Ибо многие из сих Государей хотя были преизящные мужи, и многия к Империи присоединили царства; больше однакож нам пристяжали пороков, нежели завоевали царств; и всего хуже, что мы ныне, лишась царств, пороками обладаем.

Р. 12

Nam Livius libro I. centum modo senatores fuisse, cum Romulus obiit, non dubie significat his verbis. Timor deinde patres incessit, ne civitatem sine imperio, exercitum sine duce, multarum circa civitatum irritatis animis, vis aliqua externa adoriretur. & esse igitur aliquod caput placebat: & nemo alteri concedere in animum inducebat. Itaque rem inter se centum patres, decem decuriis factis, singulisq[ue] in singulas decurias creatis, qui summae rerum praeessent, consociant. Decem imperitabant. Unus cum insignibus imperii, & lictoribus erat. Quinque dierum spatio [p. 13] finiebatur imperium, ac per omnes in orbem ibat: annuumq[ue] intervallum regni fuit. Id ab re, quod nunc quoque tenet nomen, Interregnum appellatum. Fremere deinde plebs multiplicatam servitutem: centum pro uno dominos factos.

С. 26

<…> поелику Ливий в кн. 1 ясно дает знать, что в то время, когда умер Ромул, было [с. 27] только 100 Сенаторов. Слова его следующия: Потом некоторая боязнь напала на Сенаторов, дабы не сделалось какое нападение от внешних неприятелей на общество, лишившееся Государя, на воинство, неимеющее предводителя: поелику тогда многих соседних обществ сердца были раздражены Римлянами. И так сто Сенаторов, разделившись на десять десятков, и выбравши из каждаго десятка по одному, которому бы иметь верховное правительство, взаимно между собою сообщают власть. Все оные десять Сенаторов имели повелительную власть, но один из них имел знак верьховности и Ликторов. Чрез пять дней [с. 28] продолжалась каждаго власть, и переходила от одного к другому по порядку. Сие междоцарствие продолжалось один год, названное (которое название и теперь в употреблении) междоцарствием от самой бытности дела. Потом начал роптать народ, что умножилось чрез то рабство, и вместо одного сделано 100 повелителей.

Р. 36–37

Principio igitur summi Principis duplicē esse potestatem vel ex ipsis Iurisconsultis constat. Unam Absolutam, sive Solutam, alteram Civilem appellant. Soluta, seu libera, ea est quae nullis legibus circumscripta est, omnia sine discrimine complectitur: exceptis tamen Dei Naturaeque legibus, atq[ue] iis quibus tamquam fundamentis Principatus fastigium & status innititur. Quippe Deo superior non magis est Princeps, quam vel patrono cliens, vel seniore suo vasallus: immo ipsius imperio & potestati subiectus est, nedum ut illi divinas leges abrogare liceat.
Principi quoque fundamentales principatus sui leges antiquare minime licet. Nam abolere ea iura, quibus status Reip[ublicae] atque ipsius dalus continetur, quid aliud esset quam seipsum ultro pessumdare? Sic Galliarum Regi, nec legem Salicam, nec trium Statuum conventum, nec legem de non alienandis Regni partibus & provinciis quae in ipsius Reip[ublicae] dominio polite sunt, tollere licet.

Л. 37 об. – 38

Во первых убо превисочайшего кн[я]зя две власти от самих советников позноватся. Едину свободную, вторую грожданскую именуют. Свободная сия е[c]ть,  яже ни ко единому суду причитуется, но вся беспрекословия составляеть, кроме божиих и естественных судов и тех ими же аки основаниями властелителства степени и стани утверждаются. Понеже не паче высочайши есть властелин яко же благодители пестун и вящему себе раб, паче же оного власти и раден[и]ю подлежит, дабы когда б[о]жияго суда не отвратил.
Кн[я]зя такожде утвержденнаго княжения устави всячески забивати не подобает, ибо отвергати оные уставы и ниже стан речи посполитой и здравия его состоится, что болие есть, аще не себе самого отвергати? Тако Галли ц[а]рь ниже установлении салинском, ниже трех станов собрание, ниже уставов и не отверженны ц[а]рств части и стран, яже в самые речи посполитыя власти положенные суть отвергати подобает <…>.

P. 52

Altera Potestas (quam Civilem appellant) ratione temperate, iuris & aequi finibus circumscribitur. Ea velle uti Principem perpetuo, existimandum est, nisi diserte edixerit se hoc vel illud velle, iubere, summo  imperio: cuius ratio nemini praeterquam ipsi constet. Ea consilio & prudential regitur, & priori illi, id est infinitae Principis potestati, violentae ac rapidae, sese adiungens, eam non secus ac annuus solis cursus diurnum, salubri quadam comitate temperat, & quodammodo mansuetiorem reddit.

Л. 49

Второя власть (юже Гражданскую именуют) разсуждением изчисляема закона и равенства, концами описуется. Сия позволяется кн[я]зеве ко употреблению, вечна, непьшуема есть, аще ясно исповесть себе или онаго желающа повелети величайших владением, того мнение никому же токмо ему самому знаемо есть. Сия советом и разсуждением управляется, из первой оной сии есть,  превысочайшой кн[я]зя власти, насилуемой и похищаемой, себе прилучающи оную, наипаче яко годишной солнца бе день, здравим неяким последованием разтворяет, и неким образом погоднейшим творих.

P. 413

XIIII. Theorema.
Princeps sаevitiam exercere debet uno veluti ictu atq[ue] impetus: benefice[n]tiam, paulatim.
Qui principatum aliquem invadit (inquit Machiavellus) quaecumq[ue] saeve & acerbe fieri expedit, ea primo statim impetus exsequi debet, ne saepius omissa repetere necesse sit: quo subditos postea mansuefacere leni & moderato imperio posit. Na[m] iniuriae semel & uno velut ictu inferri debent, ut quo rariores subditis illatae fuerint, eo minus irritant. Contra vero, beneficia sensim & paulatim co[n]fere[n]da sunt, ut saepius iterate animos eorum qui accipiunt vehementius imbua[n]t. Plurimi quidem extitere qui propter s[a]evitia[m] tranquillum principatum diu obtinere no[n] potuerunt: sed id propterea evenit, quia saevitiam dextre non exercuerant.

Л. 364

ДI [14] Разсуждение.
Властелин свирепство делати должен един аки ударением или дерзновением, благочинность по воли.
Иже власть якую наступает (поведает Ма-хиавель) что либо строптиво и свирепо тво-рити тщится, тое первим намерением со-верши повинен, до многожды остановления потворяти и не нужда будет к ним подданним. Послежде скротити мяхким и мерним владением возлегл бы, ибо кривди единою  и единим аки бы ударением отдатися повинни, да яко редки[и] рабом или подданним подоватися будут, тако мало оскорбят. Вопреки паки благодеяния небор-зящеся воздоватися мают да многожды повторенния желание иже обирают зелней исполняют. Многи уже пребыша иже свирепства ради мирное владение те долго одержати не могли,  но и того ради случися бо свирепство мудро не творили.

P. 140

QUAESTIO.

An curias, & ordines Iudicum perpetuos esse conveniat?

 

Hodie sic habemus, nec cum Princeps intendit, & velut censuram interdum exercet, improbemus. Tamen suae etiam rationes sint improbanti. Ut, quod tempore omissiores segnioresque fiant; & assidua Iustitiae tractatione, minus eius reverentes. Redditur enim cottidianum opus, & cum taedio aliquo aut fastidio usurpandum. Secundo, factio aut coitio facile oriri potest, & superba etiam quaedam dominatio; quod Livius [Lib. XXXIII] notat in ordine iudicum perpetuo apud Carthaginienses: & qui unum eius ordinis, idem omnes adversos habebat; idque inter caussas lapsae illius reip. quidam habent. Tertio, corruptelae interveniunt: & quibus ex diuturnitate securitas adest, facile aures & manus iis laxant. Itaque ut in aliis imperiis, brevia plerumque meliora, & peccare minus obnoxia: ita quidam hic censent, & mutandos esse. Romani ita, qui Decurias Iudicum scribebant, ex honestissimis, & ex censu (ne paupertas ad culpam impelleret), sed non eas omnes adsidue iudicare volebant, dumtaxant quotannis certum & necessarium numerum forte legebant, reliquis tunc feriatis. Sed re tamen bene examinata, cum iam ad hanc multitudinem legum, & ex ea tricas aut captendulas ventum: bonum est perpetuos esse, eosque iuris bene peritos. Quod ad Omissionem, aut Coitionem:

 

 

Л. 113

Вопрос
Лутче ли пременяти или не пременяти министров и чин судей? *

 

Ныне мнози обыкоша не пременяти, и не худо то делают, идеже сам царь часто судов назирает и досматривает; обаче имеют свои притчины и тии, которые пременяют, ибо долго на единой власти пребывающии начинают ленитися и нерадети, и непрестанно судами упраждняющиися часто суд пренебрегают, ибо всякое повседневное дело уныние некое и возгнушание раждает; такожде долго едину власть держащии удоб часто бывают виною [л. 113 об.] мятежа, факции и раззорения всего государства; сия вина (и по свидетельству Тита Ливия) поспешествова к раззорению Картагены; третия вина, яко властелины, чрез многое время на единой власти непременно пребывающии, могут безбедно, якоже сами хощут, нам [м]зде судити, того ради мнят неции, яко лутче есть иногда пременяти начала и власти; тако творяху иногда римляне, иже в чин судей избираху мужей знаменитых и в добродетели свидетелствованных, такожде в богатстве изобилующих, дабы нищета не была виною мздоприятия; аще же и таковых избираху, обаче не подоваху им во всем совершенной власти суд творити, но на всякой год некиих пременяху и вместо тех иных избираху; обаче ныне расмотревше и разсудивше всякие случаи и окрестности, наипаче же умножившуюся злобу и хитрость человеческую, лутче мнится не пременяти чинов; да будут же в  званеи своем искусни и не ленивы, и тчателны, да не возносятся гордынею; **

 

 

Р. 34

Mon. IV.

Regna a Deo & Reges temperari.

I. Breve Monitum, sed magni sensus & usus: videre quomodo Deus disponat & cohibeat, hos ne crescant, hos ne cadant: & velut in aequilibrio res suspendat.

Hoc Nicephori Gregorae [Lib. V] verbis dicendum est: Mirari mihi subit, inquit, impervestigabilem Dei sapientiam, qui plane contraria uno fine conclusit. Nam cum duas adversarias potestates inter se committere statuit, nec alteram alteri subiicere: aut ingenio? virtute praestantes utrique parti moderatores praeficit, ut alter alterius consilia & conatus evertat, & utrimque subditorum libertati consulatur; aut utrosque hebetes & imbelles deligit, ut neuter alterum tentare, & septa (quod aiunt) transilire audeat, veteresque regnorum limites convellere. Dici prudentius nihil potuit: & Providentiae hanc dispositionem quot exempla adfirmant? non insisto, & vetera omitto: sed nuper Carolus V. nobis, Franciscus I. Gallis, Soleimannus Turcis imperitabant: quivis eorum dignus orbisterrae imperio; & habuissent, aut promovissent; nisi concursus ille fuisset, & alius alium interpellasset. In parte altera exempla, quae verecundia prohibitus non dicam.

Л. 17 об.

Предложение 4

Царие и царства Богом управляются

Краткое се есть предложение, обаче зело полезное: ведети, как Бог весь мир устрояет и всех живущих в нем содержит и обуздовает: иных, да не возносятся; иных же, да не ниспадают; и якоже на мериле вся вещи содержит.

Сицевому промыслу Божию удивившися Никифор Грегор, сице глаголет: удивляюся зело непостижимой мудрости Божии, иже противное единым концем заключи, егда бо двое царства противное между собою утвердити восхоте, и дабы едино другому подручное не было, [л. 18] устрои то сугубым промыслом или разумом и силою крепких управителей обоим странам подает, дабы един другаго советы и начинания разорил, и дабы оба подручным своим свободу промышляли, или обоих правителей слабых и боязливых  избирает, дабы един другаго не дерзал входити. Суть сего безчисленные образы; как древние, так и новые, нам же во уверение вещи довлеет един на среду произвести. Недавным временем, егда у нас царствоваше Карол пятый, тогда бяше у французов Францешко первый, а у турков Солиман скипетры царства держаше, и всякий з них достоин был власти всего света, и удоб всякий от них могл бы стяжати, аще бы един другому не творил препятия. Безсилных же и боязливых срама ради зде не воспоминаю.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!