respublica

.term-highlight[href='/ru/term/reipubl-icae'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipubl-icae-'], .term-highlight[href='/ru/term/reip-ublicae'], .term-highlight[href^='/ru/term/reip-ublicae-'], .term-highlight[href='/ru/term/respublica'], .term-highlight[href^='/ru/term/respublica-'], .term-highlight[href='/ru/term/republica'], .term-highlight[href^='/ru/term/republica-'], .term-highlight[href='/ru/term/reipublicae'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipublicae-'], .term-highlight[href='/ru/term/republica-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/republica-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/reipublicae-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipublicae-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/reip-ublicae-12'], .term-highlight[href^='/ru/term/reip-ublicae-12-'], .term-highlight[href='/ru/term/reipubl-icae-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipubl-icae-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/reip-ublicae-13'], .term-highlight[href^='/ru/term/reip-ublicae-13-'], .term-highlight[href='/ru/term/remp-ublicam'], .term-highlight[href^='/ru/term/remp-ublicam-'], .term-highlight[href='/ru/term/rempubl-icam'], .term-highlight[href^='/ru/term/rempubl-icam-'], .term-highlight[href='/ru/term/remp-ublicae'], .term-highlight[href^='/ru/term/remp-ublicae-'], .term-highlight[href='/ru/term/respubl-ica'], .term-highlight[href^='/ru/term/respubl-ica-'], .term-highlight[href='/ru/term/respubl-ica-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/respubl-ica-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/rempublicam'], .term-highlight[href^='/ru/term/rempublicam-'], .term-highlight[href='/ru/term/respublica-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/respublica-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/resp'], .term-highlight[href^='/ru/term/resp-'], .term-highlight[href='/ru/term/reipubliae'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipubliae-'], .term-highlight[href='/ru/term/rebusp-ublicis'], .term-highlight[href^='/ru/term/rebusp-ublicis-'], .term-highlight[href='/ru/term/resp-ublica'], .term-highlight[href^='/ru/term/resp-ublica-'], .term-highlight[href='/ru/term/rebuspublicis'], .term-highlight[href^='/ru/term/rebuspublicis-'], .term-highlight[href='/ru/term/rempublicam-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/rempublicam-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/reipublica'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipublica-'], .term-highlight[href='/ru/term/reipubl'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipubl-'], .term-highlight[href='/ru/term/publicae-rei'], .term-highlight[href^='/ru/term/publicae-rei-'], .term-highlight[href='/ru/term/reipubl-icae-2'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipubl-icae-2-'], .term-highlight[href='/ru/term/respublicas'], .term-highlight[href^='/ru/term/respublicas-'], .term-highlight[href='/ru/term/respub-lica'], .term-highlight[href^='/ru/term/respub-lica-'], .term-highlight[href='/ru/term/reipublicae-2'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipublicae-2-'], .term-highlight[href='/ru/term/reipublica-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipublica-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/respublicae'], .term-highlight[href^='/ru/term/respublicae-'], .term-highlight[href='/ru/term/reip-ublicae-1'], .term-highlight[href^='/ru/term/reip-ublicae-1-'], .term-highlight[href='/ru/term/reipubl-icae-3'], .term-highlight[href^='/ru/term/reipubl-icae-3-'], .term-highlight[href='/ru/term/rei-publ-icae'], .term-highlight[href^='/ru/term/rei-publ-icae-'], .term-highlight[href='/ru/term/remp-ublicam-2'], .term-highlight[href^='/ru/term/remp-ublicam-2-'], .term-highlight[href='/ru/term/rebus-publ-icis'], .term-highlight[href^='/ru/term/rebus-publ-icis-'], .term-highlight[href='/ru/term/republ-ica'], .term-highlight[href^='/ru/term/republ-ica-'], .term-highlight[href='/ru/term/rerumpubl-icarum'], .term-highlight[href^='/ru/term/rerumpubl-icarum-']
Оригинал
Перевод
P. 319

Eam ob rem sola illa Respublica stare diu poterit, quæ partibus costiterit mediocribus: nec admodum inter se inæqualibus. Opus nimiæ quorundam civium everterunt Florentinorum Rempublicam, & etiamnum hodie in caussa sunt, cur inquieta sit Genua. Contrà, quia apud Venetos meliùs divisæ eæ sunt, ideò jam tot saeculis Status ille cōstans perseverat <…>.

Л. 117 об.

И того ради тое токмо Ц[а]рство долго стояти может, еже имат уды своя не зело нравныя. Излишния некиих граждан силы низринуша Флорентииское общество, но и н[ы]не таяж де вина есть нестроения во Геневе. Вопреки же понеже имения в Венецком Государстве лучше суть разделенная, того ради чрез толь многие уже веки неподвижно стоит область оная. <…>.

P. 521

Symbolum LXI
Decachordum (instrumentum Musicum) perfectam format Aristocratiam constantem ex Monarchico imperio & Democratico. lntelligentia præsidet imperant plures digiti, paret vero nervorum multitude; quasi populus quidam, qui attemperati sunt omnes inter se & concordes in harmonia, non particulari & privata sed communi & publiea, ita ut majorcs à minoribus minime dissonant. Decachordo similis est Respub[lica] aliqua in qua longus reruusus & experientia alios præesse voluit obedire alios, sancivit leges, constitüit Magistratus distinxit official, certos praescripsit imperaridi modos ac formas & apud Nationes omnes eum instituit Reipublicæ cordinem qui naturæ cujusque maxime conformis esset & consentaneus. Unde fit, ut antiqua illa dispositio sine periculo immutari haud possit.

Л. 171 об.

Символ 61
Гусли (орудие мусикийское) изобразует на себе совершенную Аристократию, имущую купно в себе димократское и монаршеское правление. Разум бо зде ч[е]л[о]в[е]ч[ес]кий аки на пр[е]столе седит, рука повелевает, повинует же ся струн множество не собственным, но общим согласием едина от другия не разствующе, но добре согласующе малая с великими. Тако бо и в всякой области подобает быти: инные бо м[у]др[ос]ти и искуства началствовати достойни сут[ь], иннии же повиноватися долженствуют. Подобает убо, да кн[я]зь и обладатель добре познавает орган области своея, снесть чест[ь] и величество пр[е]стола своего, к тому вся свойства, чины и долженства в народе, в велможах и в слугах своих, в том бо наипаче мудрость правителства содержится. 

P. 91

Symbolum XII
Quàm ob rem, cùm minime ignorarent Romani, quanti momenti esset veritas, ad stabilienda sin Republica hominum societates & commercia mutual, âdeoque nihil magis cuperent, quam ut Verecundia ab ea desciscendi inter mortales farta tećta  servaretur, suspendebant è parvulorum collo cor aureum (quod Bullam dicebant) hieroglyphicum, Ausonio teste, à Pythagora inventum, ad significandam ingenuitatem, quam in fermone profiteri debent homines, & sinceritatem veritatis gestando in pectore detectum quasi & apertum cor, genuinum veritatis illius Symbolum.

Л. 35

Символ 12
Почто, когда увидеша римляне, колико ползует истинна в общежителстве ч[е]л[о]в[е]к к состоянию дружества и взаимподателной купле, и яко ничесо же толико вожделеша, яко да срам удаления ради от оной снест[ь] злобы, опасне между ч[е]л[о]в[е]ки блюдется, возлагаху на выя отрочатем с[е]рдце златое (еже горвол именовашеся), уподобление сие Авзонию сведителствующу, от Питагора изобретенно ко образованию бл[а]городия и правоти истинни, яже в словесех должни исповедати ч[е]л[о]в[е]ци, носяще на персех откритое и аки бы явленное с[е]рдце природное истинни онаго знамение, 

P. 89

Neque enim sub Republica minus, quam sub Regno, leges sunt, magistratusque quibus obtemperes. Quae omnia eodem modo aut conveniunt aut abhorrent a naturae libertate. Si contineri sua sponte intra fines iustitiae posset genus humanum, tunc in pari omnium pietate non supervacua modo, sed iniusta essent imperia, quae cives iam sponte aequissimos ad inutilem servitutem adigerent. Sed cum ex vitiis mortalium haec felicitas sperari non possit, ea maxime forma regiminis ad naturam accedit, quae homines vetat extra leges naturae ipsius, virtutisque exerrare. Ut non intersit, pluresne an pauci imperent, sed in utro regimine sanctius cives agant.

Argenis (1621)
John Barclay
I, 15, 66. P. 167

Изволите знать, что как во всеобществах, так и в Царстве уставы, которым бы повиноваться. А все сие равным образом или согласно, или нет, с природною вольностию. Ежели б добровольно мог воздержаться в пределах справедливости род человеческий; то, для великия всех добродетели, не токмо излишное, но и не праведное было б повеление, которое граждан, добровольно уже справедливейших, принуждало б к бесполезному порабощению. Но понеже от злонравия человеческаго не можно благополучия сего ожидать: того ради, тот образ правления наибольше с естеством сходствует, который запрещает людям заблуждать, вышед за закон самаго естества и добродетели. Так что нет нужды в том, чтоб многим, [с. 168] или немногим власть иметь; но необходимая есть, дабы знать, в коем из сих правлений добродетельнее граждане живут.

P. 353

§ 910. Voluntate populi amittitur imperium per declarationem se nolle amplius subesse superioris imperio, quae declaratio, si a tota republica fit dicitur depositio seu dethronisatio, si vero a parte aliqua reipublicae fit dicitur subductio.

C. 313

§ 910. По изволению народа оставляется правление или чрез объявление, что оный не желает более быть подвержен правлению верьховнаго повелителя; и такое объявление, ежели бывает от всей республики, называется низвержением с престола (depositio sive dethronisatio), ежели ж от некоторой части республики бывает, то именуется утаением или похищением (subductio).

P. 289

§ 706. Salus publica est is status, quo plures homines simul sumti, se suumque statum externum perfectiorem reddere possunt.

§ 707. Securitas publica est status, quo plures homines simul sumti, a laesionibus aliorum sunt tuti.

§ 708. Respublica sive civitas vel regnum (sin Staat) est societas composita, publicae salutis & securitatis causa inita.

C. 257

§ 706. Общее благоденствие (salus publica) есть такое состояние, когда многие люди, вместе взятые, могут делать себя и свое внешнее состояние совершеннейшим.

§ 707. Общая безопасность (securitas publica) есть такое состояние, когда многие люди, вместе взятые, живут не опасаясь вреда других.

§ 708. Республика (respublica), или гражданство (civitas), или царство (regnum ein Staat) есть общество сложное, для общего благоденствия и безопасности уставленное.

P. 3

Nullum faciunt Romani Historici modum querelarum, quod temporum varietas, Tyrannorum multitudo, et bellorum civilium perturbatio causam dederint, ut pessum iret antiqua illa Respubl[ica] Romana, et in locum illius novum vitiosumque vitae genus introduceretur. Sed nemini hoc mirum videri debet, cum in omnibus regnis nationibusque usu venire soleat, ut mutatis dominis, externa mox in subditis vitia pullulent.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 82

Римские историки безмерно жалуются, что перемена времен, множество тираннов, и замешательства междоусобных браней возпричинствовали упадок древней республике Римской, и на место ее ввели новой и порочной род жизни. Но сему никто удивляться не должен, для того, что и во всех других царствах и народах обыкновенно, при перемене Государей, тот час в подданных странные прозябают пороки.

Fol. d4b

Postquam augeri indies hominum numerus, et exacui magis magisque ingenia coeperunt; tyranni qui pauperes opprimebant; fures, qui divites spoliabant; turbulenti, qui perturbabant quietos; homicidae, qui pacis (et ocii) amantes trucidabant, et ociosi, qui sudoribus victitabant alienis, exorti sunt. Quo animadverso, viri virtute (et consilio) praestanti statuerunt, vinculo quodam societatis simul vivere, ut et conservari hac ratione boni, et ii, qui improbi esse voluissent, reprimi possent. <...> nimiam aviditatem et profundam avaritiam caussam praebuisse inveniendae inter homines reipublicae.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 30

Когда же день от дня начал умножаться человеческой род, и разум час от часу стал поощряться; то появились в народе тиранны, которые утесняли убогих; тати, кои окрадали богатых; бунтовщики, которые возмущали спокойных; человекоубийцы, кои умерщвляли миролюбивых; и тунеядцы, кои чужим трудом питались. Что усмотря добродетельные и мудрые мужи, узаконили жить в месте некоторым союзом братства; дабы чрез то добрых сохранить, а злочинных укрощать было можно. <...> безмерная жадность, и глубокое корыстолюбие подали причину к изобретению между человеками общества.

P. 215

Primum deploranda est bono Principi jactura et damnum reipubliae. Bonum enim Principem injurias sibi ipsi illatas ignoscere ; ulciscendae vero vel minimae, quae reipublicae facta est, vel vitam par est impendere.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 190

[из ответа Архелая вельможе] Во первых, доброму Государю надлежит оплакивать упадок и вред своего государства. Понеже добродетельный Государь касающияся до собственнаго лица его обиды прощать; а во отмщении за самомалейшую, учиненную государству, и жизни своей щадить не должен.

P. 118

Si enim nulli fuissent peccatores, nullos futuros neque dominos, neque servos credibile est. Sed quamvis servitus generaliter in mundum intraverit per peccatum : dominationem tamen Principum divini mandati esse ajo. <...> [p. 119] Cum ab ipso Deo Principes ad rerum gubernacula positos esse constet; nostrum esse in omnibus et per omnia illis parere. Nulla enim capitalior reipublicae pestis est, quam obedientiam Principi debitam negare.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 6

Понеже, естьли бы не имелось на каких грешников, то ни властелинов, ни рабов не былоб верно. Но хотя рабство вообще в целой свет ворвалось через грех; власть однакож Государей от божественной воли и определения зависит. <...> поелику известно, что сам Бог к правлению света устроил Государей, то мы обязаны им во всем неотложно повиноваться. Ибо нет зловреднейшей обществу язвы, как должнаго Государю не отдавать послушания.

P. 114

Quum sic ab Solone ordinata stetisset resp. per annos circiter XXIV <...>, tyrannidem occupavit Pisistratus <...>.

С. 41

Как Афинская республика, столь мудро Солоном установленная, почти чрез двадцать четыре лета, в цветущем пребывала состоянии, Писистрат зделался Тираном.

P. 555

Mirari satis nequeo, Cincinnate, cur hostes, equitis Romani more, desieris oppugnare, et mercator, tanquam e plebe aliquis factus est! Vis tu relictis extraneis, male domesticis [p. 556] facere? Vis ei, qui vitam nobis dat, vitam adimere; et qui vita nos orbat, eum morte liberare? Vis turbulentis quietem dare; et quietos tranquillitate privare? Vis dare iis, qui nostra auferunt; et auferre iis; qui de suo nobis dant? Vis liberare condemnatos; et condemnare innoxios? Vis tuae tyrannus ​​​​esse reipublicae; non defensor patriae? His enim omnibus se obstringit, qui depositis armis mercaturae se tradit.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 251

[из письма М. Аврелия] Не могу довольно надивиться, Цинциннат, для чего ты с неприятелями, по обычаю Римскаго Кавалера, ополчаться перестал, и купцом как некто из подлой черни сделался? Ты хочешь, оставя иноземных, вредить своих сограждан? Ты хочешь отнимать жизнь у того, который нам жизнь дает; и от смерти избавить того, который нас жизни лишает? Ты хочешь мятежникам давать покой, и миролюбивых лишать тишины? Ты хочешь одарять тех, кои собственное наше похищают, и похищать у тех, кои собственным своим нас одаряют? Ты хочешь освобождать осужденных, и осуждать неповинных? Ты желаешь быть тиранном ​​​​​​своего общества, а не защитником отечества? Поверь мне, тот ко всем сим действиям обязывается, кто отложа оружие в купечество предается.

P. 225

At vero reipublicae, cujus caussa etiam contra animi nostri sententiam multa nobis sunt facienda, qui non s[c]it et utile et necessarium (siquidem urbes et populi durabunt, ac vos aliis imperabitis) multitudinem esse hominum <...>.

Horologium principum (1615)
Antonio de Guevara
С. 25

Но обществу, для коего и против воли нашей многия тягости нам сносить должно, кто не ведает, что полезно и нужно многолюдство... [с. 26] Ибо самим тем города и народ вечно процветать, и вы другими обладать будете.

P. 405

§ 55.  At nullius erat conscientiae Caesar, qui, reste CICERONE, omnia iura divina et humana pervertit, propter eum, quem sibi ipse opinionis errore sinxerat, principatum. Lubidini et dominatui, quam rationi et reipublicae, magis serviebat.

С. 75

§ 55. Напротив того, Кесарь был безсовестен, которой, по свидетельству Цицерона, все Божеския и человеческия права нарушил для одного только начальства, которое он погрешительно в мысли своей представил: больше он властолюбию и прихоти, нежели разуму и Республике служил.

P. 5

Fuit vero senatus eximia dignitas & ante reipublicae tempora, & multo etiam magis post liberam civitatem: isq[ue] ordo ceteris ordinibus, publicisq[ue] consiliis omni honore, atque auctoritate semper antecelluit. Populo enim, quod ait Livius, magistratus praeerant, magistratibus autem senatus. Quod ipsum & Cicero in oratione pro Sextio satis plane significat his verbis: Maiores nostri, cum regum potestatem non tulissent, ita magistratus annuos creaverunt, ut consilium senatus reipublicae praeponerent sempiternum. Senatum reipubliae custodem, praesidem, propugnatorem collocaverunt.

C. 5

Впрочем Сенат был в великом уважении и прежде времен республики; но несравненно более, как Рим сделался вольным, так что сие сословие во всех честях и в важности прочия состояния граждан и всех в публичных совещаниях всегда превосходило: ибо над народом, что говорит Ливий, начальствовали градоначальники, а над градоначальниками Сенат. О сем самом и Цицерон в речи за Секста довольно ясно говорит сими словами: Предки наши, не могши снести власть Царей, сделали погодных градоначальников с таким притом расположением, что Сенату оставили навсегда попечение о республике, так что оный [с. 6] сделали хранителем, покровителем, защитителем республики.

P. 37

Ius habendi senatus non dubium est, quin ad eum magistratum spectaverit, qui summam in urbe potestatem gerebat. Itaque vocari senatum quandoque a dictatore, plerumque a consule, interdum etiam a praetore legimus : a dictatore, quia summum erat dictaturae ius, & libera potestas, nec nisi periculosissimis reipublicae temporibus creabatur : a consule, quia neque superior magistratus, neque par consulibus erat : a praetore, dumtaxat eo tempore, cum consules abessent : absentibus enim consulibus consulare munus sustinebat is, qui dignitate proximus erat ; erat autem praetor.

С. 111

Нет сомнения, что право созывать Сенат надлежало к тому градоначальнику, который верховную в городе имеет власть. И посему читаем в историях, что Сенат созываем был в собрание в некоторыя времена Диктатором, но по большой части Консулом, а иногда и Претором. Диктатором: поелику Диктаторство имело верховное над всеми право, безпрепятственную власть, да и делаемо было в опаснейшия времена республики; Консулом: поелику не было ни вышшаго, ни равнаго Консульству градоначальства; Претором только тогда, когда не было в Риме Консулов, поелику в отсутствие Консулов должность их отправлял тот, кто достоинством был всех ближе к Консулам, а таким был Претор.

P. 60

Quattuor omnino senatusconsulta posuimus; id, quo respublica magistratibus committebatur; id, quo dictator dici iubebatur; id, quo leges tollebantur; id, quo quis ob scelerate facta hostis iudicabatur. primis duobus absolutam potestatem non ipse [s]ibi senatus assumebat, sed alteri dabat. duobus extremis non dabat, sed assumebat, vel assumpta potius utebatur.

С. 181

И так я четыре положил рода Сенатских определений: первое, которым поручаема была республика градоначальникам; второе, которым повелеваемо было нарещи Диктатора; третие, которым уничтожаемы были законы; четвертое, которым гражданин за какия либо злодеяния почитаем был неприятелем. Двумя первыми Сенат всесовершенную власть не сам себе присвоял, но давал другому; а двумя последними не давал, но присвоял себе, или, лучше сказать, употреблял действительно прежде данную себе власть.

P. 343

De Reip[ublicae] Gallicanae forma illud notandum est, complures olim Duces praepotentes, Comites & Dominos ibi extitisse, qui ingentes possessions, tanquam Regis Clientes benefeciarii, habebant. Regi sponte, non coacti parebant, obsequium subinde, pro lubitu, detrectantes, & prout plus minusve virium Regibus ad eos coercendos erat; ita magis minusve dicto audientes se praebere solebant.

C. 259

О состоянии общества Французскаго сие ведати подобает, яко древле Князи силнии, многие Комиты и Господа в неи бляху, иже превиликия владения, аки Королевския питомцы облагодетелствованные имеяху, Королю доброволно без принуждения послушны были, и послушание свое по воли отменяли. И аще Король болше или менше силы, к воздержанию их имел, тако они болше или менше послушны бываху.

P. 159-160

118. 

Democratores

Democratores, collective sumti, unicam Regis personam repraesentant. Democratia, vel Respublica proprie sic dicta, est imperium populi, in quo universus populus, vel eijus pars magna, cum summa potestate secundum leges imperat, ut liber sit.

Л. 93 об.-94

[§] 114.

Панство демокрации.

Демократоры совокупне суще едину королевскую персону являют. Демокрацыя же или речь посполитая власне тако нарицаемая, есть власть народа, в которой увесь народ или онаго великая часть с великою велми силою подлуг прав управляет, до волный будет народ и никим же владомый.

Р. 23

Cap. V.

De FATO. Id considerandum, credendumque esse.

At tu qui Deum & Religionem colis, etiam Fatum: id est Providentiam, decretumque divinum. Quid enim aliud est Fatum (dicet pro me Minutius Felix) quam id quod de unoquoque nostrum fatus est Deus? De unoquoque nostrum, sed & de rebus omnibus quae sunt, fuerunt, erunt. Is enim qui omnia fecit, dirigit eadem, movet, servat: <...> (verba Trismegisti [Cap. XV]) <...>: tamquam Auriga peritus, currum hunc mundi firmans in se atque, alligans, ne incomposite feratur. Prorsus ita est; per caussas medias, varie nexas, prima illa caussa omnia temperat, suaviter, prudenter, utiliter: nec aliter est censendum. Hoc monitum variam utilitatem Principi dabit; a Deo se & regnum; a Deo bona malaque externa esse: ideo nec in illis elate, nec in istis abiecte nimis agendum. Constantia ubique, esto, & volens quaedam obedientia decretis divinis. Nam longe praestat (ait Gregoras Nicephorus {{Lib. VII. }}) quietum ferri a ferente Fato, quam obnitendo velut materiam & alimentum ei praebere. Hoc enim tale est, ac siquis ignem metuens aedes iam circumdantem, non exstinguat eum, sed sarmentorum fasces aggerat, & oleum affundat: aut siquis furente Borea, & tempestate exigua fragilique, cymba, contra fluctus & per eos eluctari conetur.

Altera [p. 24] etiam utilitas, iniquirere leviter & modeste in Fata, & videre quo vis illa supera, nostra haec trahat: proque ea inclinatione, se & consilia adaptare. Magnus est fructus; & prudenti viro vix publica Fata conversionesque obscurae, ex signis quae praeeunt vel adhaerent. Ruere aut vertere hunc statum vult? consilia prava, & homines tales erunt, qui ad gubernacula admovebuntur. Delatio, adulatio, vanitas locum habebunt: probitas, veritas, prudentia exsulabunt. Sed &, ut in cithara, concentus turbabitur: & obscura primum, mox palam discordia erit. Vult attollere? omnia alia; locus consiliis, locus honosque virtutibus, etiam artibus: denique siquid aegri in Republica, sanatur; siquid sani, fovetur. Ut qui libram tenet, in hanc aut illam lancem pondus adiici iubet, & inclinat: sic Deus; & fortunam temperat, sed manibus aut consiliis fere nostris. Atque haec ita palam, ut vel hebes mens videat, si non praevideat: & dominum arbitrumque terrestrium rerum, ex eventis, illum e caelo agnoscat. O quam mira, quam inopinata saepe ab illa potentia? Nam & hoc gaudet atque amat, praeter opinionem (non enim rationem) quaedam facere, & vel sic ostendere vim illam omnia gubernantem & moventem. Haec universe: sed in Exemplis etiam distinctius videamus, & monita pro iis aptemus.

Л. 11 об.

Глава 5

О смотрении Божии, еже размышляти и верити подобает

Мужу разумному и Бога почитающему подобает разсуждати великии случаи, иже не что иное есть, точию смотрение и хотение Божие о всяком человеке и о всякой вещи: настоящей, мимошедшей и будущей. Ибо той, иже сотворил есть, вся содержить; и вся, якоже хощет, устрояет, обаче чрез вины посредственные, различне с собою сложенные. Сие ведуще, владеющему и началствующему велию ползу приобретает, знающи бо, яко житие и власть его в Божиих руках обретается, и всякий случай, благий и злый, по Божию смотрению бывает. Во благополучии не будет надыматися, в злоключении не будет унывати, но во всем будет постоянен и посмотрению Божию послушен. Всякий случай терпеливою душею и мужественным сердцем подобает приимати, ведуще, яко ничтоже нам случитися может без смотрения Божия, емуже аще кто противится, тако творит, якоже той, иже, хотящий пожар угасити, лен сухий мещет и елей изливает; или яко же то {ошибочно вм. «той»}, иже во время зелнаго волнения морского в малой ладии плавати хощет.

Другая полза: смотрети и разсуждати подобает, како тебе смотрение Божие влечет и како устрояет; тии же познавши, преклонятся на волю Божию и согласовати смотрению его. Велия есть отсюду полза, и разумному мужу народныя случаи и пременение всегда явно бывает от знамений предидущих или последующих. Аще Бог восхощет некое государство превратити или погубити, то прежде добрых советников от него отимет, и таковым попустит государствовати, у нихже доносители, ушники, тунеядцы, ласкатели, шуты место имеют; добродетел же, правда, разум [л. 12] и мудрость ни во что же вменяется. Аще же хощет вознести и прославити, предпошлет советников благоразумных, мужей мудрых, художников искусных, имиже что есть худое в народе, то исправляется, что есть доброе, тое снабдевается и утверждается. Якоже бо мерило в руце держащий от единые страны на другую тяжесть прелагает и прекланяет, тако Бог всякий случай управляет, обаче руками и советами нашими. Что же, сице есть ясно, яко всякий, и дебелый разум познати может и от случающихся вещей владыку и управителя всяческих уразумеет; о коль чудные и нечаянные случаи смотрением Божиим действуются. Ибо Господь Бог зело любит паче надежды некая соделовати и сим показовати всемогущую силу и область свою, и о том различные приклады.

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter
и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!